Re: Zero Приквел: Сёстры-демоны из Скрытой деревни

 

Пролог

 

Существует раса под названием «Они».

В этом мире, люди назывались слабой расой, которая была самой многочисленной.

Они и Люди выглядели как две капли воды внешне, но первые были безошибочно настоящими демонами-людьми. У них лучше развито тело и умственные способности для Полулюдей, и они заслуживали звание – самая сильная раса в мире.

Если воин клана Они появлялся на поле битвы, то он уничтожал тысячи солдат. Они демонстрировали мощное, непревзойдённое мастерство и у каждого были истории, доказывающие эту непревзойдённую силу, прежде всего в магических техниках, а также в прекрасных, сияющих белых рогах.

Однако все деяния и слава о клане Они, которыми восхищались в легендах, ушли в прошлое.

В наше время они полностью забыли их историю, и раса медленно приближалась к исчезновению.

Первоначальный факт – клан Они был слишком силён.

Для многих власть клана Они, которая превосходила другие расы, стала чем-то, чего нужно бояться и избегать. Проще говоря, для людей Они были приближены к страху о возвращении «Ведьмы Зависти». И это привело к тому, что их, как и эльфов, стали преследовать. Они пришли к тому, что как в древние времена отказались он них, как от гигантов.

 По иронии судьбы, великая сила клана Они, о которой узнали люди, стала причиной, что все расы сделали их своим врагом.

Второй факт – способность к размножению Они. Они были сильны как личности, но способность рождать детей была плохой, и они не могли увеличить численность, подобно другим расам.

В результате, население клана Они резко уменьшилось. Они исчезли из истории, и им пришлось жить в горах. Но даже так, их численность продолжала медленно уменьшаться.

- Они близнецы.

Акушерка подняла окровавленного ребенка, когда ее потные щеки напряглись.

Хриплый, усталый говор старухи заставил всех в этом месте широко раскрыть глаза. Прозвучал первый крик ребёнка, который только что вышел из чрева матери.

Близнецы, родившиеся в этот день, стали новой жизнью, которую с нетерпением ждал клан Они.

Та, кто громко плакала, была младшей сестрой. Старшая же лежала на белой чистой ткани. Она не плакала, но открыла глаза.

Она оглядела зал своими светло-розовыми глазами и, наконец, посмотрела на свою младшую сестрёнку, которая только что родилась.

- Близнецы, они близнецы. Это значит…

Старуха, которая держала новорождённых близнецов, пыталась убедиться, что это всё реально.

Голос был не радостный; только шок и острая грусть.

И все в этом месте чувствовали себя, так же, как и старуха.

- Думаю, забеременеть двойней… Это невероятно глупо, Темае…

- Аа…

В комнате, в которой царило горе, единственный, кто трясся от гнева, был седовласый старик. Старый, но мускулистый мужчина кричал на женщину, которая только что родила. Она взвизгнула от этого сердитого крика.  

- Господин Сетанта! Темае… моя жена не сделала ничего плохого! Моя жена…

- Молчи, Кварк! Ты не понимаешь? Ты даже не представляешь, сколько ожиданий у нас были на тебя и Темае… если нет, то держи рот на замке!

- Гмл…

- Чика! Дай мне ребёнка!

Мужчина заставил его замолчать. Он прошёл по комнате и протянул руки к старухе, которая держала ребёнка.

- Господин, эти дети…

- Нет никаких исключений из закона. Это не важно, всё кончено.

Холодное отношение этого старца заставило женщину задыхаться, держа ребёнка на своей груди. Она смотрела на светло-розовые глаза ребёнка, который не плакал и протянула ребёнка к нему.

- Се-Сента, господин… Пожалуйста, помилуй…

- …

Мать близнецов просила милости у пожилого мужчины. Он проигнорировал её слова, и он положил этого ребёнка, рядом со вторым.

Новорождённые близняшки. Тихая старшая сестра и плачущая младшая. Он сморщил лом, смотря на младшую и сказал:

- Один рог… они оба проклятые дети.

На лбу высеивался бугорок белого цвета размером со взрослый мизинец.

Это был орган, уникальный для клана Они, а так же доказательством того, что они были к нему причастны; это был «Рог». У каждого демона был в этом месте рог, а точнее, целых два.

- Рога были разделены между близнецами. Не думал, что встречу проклятых детей на своём веку…

- Господин! Вы не можете… не можете пощадить их? Для нас, для всей деревни, эти дети, которых мы ждали.

- Тиц! Не будет никакой пощады! Никаких исключений, даже если это приведёт нас к гибели. Избегать закон непростительно.

Старец поглотил крик ребёнка своим собственным. Голос ребёнка стал ещё громче и сильней.

Мужчина стал лицом к стене, и перед всеми он поднял длинный меч. Длинный кусок железа, который использовался для ритуалов.

- Проклятые дети не должны жить. Единственный способ проявить к ним сочувствие, предотвратив позорную жизнь – это убить их сейчас!

- М-Мои дети…

Увидев, как старец с длинным мечом, замахнулся на детей, мать испустила душераздирающий звук. Он заставил ёкнуть сердце старца.

- Прикрой глаза и уши Темай.

Он собирался убить ребёнка перед матерью. Он знал, насколько жалок и жесток его поступок.

Отец близнецов держал истощённую, слабую, сопротивляющуюся мать. Никто не возразил решению старейшины, и он поднял меч. Серый старец показал свои крошечные зубы, сосредотачивая силу, и два длинных рога вышли из его лба.

Серого старца, собирающегося убить близняшек, как палач, пронзил плач ребёнка. Это был самый сильный крик из всех. Он смотрел на неё грустным взглядом.

- Прости меня.

Момент выжался в памяти этого человека, когда он бросил длинный меч вниз. Меч безупречно шёл к тонким головам близняшек, решая их судьбу.

И тогда…

- Что-о-о!?

Ветер окутал собравшихся. Старец, который взмахнул мечом, был поражён ударом и отступил.

Он прижался пяткой с такой силой, что деревянный пол вот-вот сломается под его напором, и широко открыл глаза. Он ясно увидел, что случилось.

- Это…

Перед собравшимися светил белый свет. У двух близнецов, лежавших на полу… нет, светло-розовые глаза излучали свет.

На лбу этого ребёнка торчал рог. Всего лишь один рог, отвратительный для всего клана Они. Символ неполной силы, оскверняющий гордость клана Они, и всё же…

Никто не проронил ни слова. Все были очарованы белым рогом.

Это было прекрасное и гордое доказательство силы Они.

Клан ценил свою гордость и силу больше всего на свете. Это сделало клан Они таким, какой он был сегодня.

Именно поэтому все на собрании опустили головы и встали на колени.

Серый старец, старуха, отец и мать близнецов не были исключением. Все Они в этом месте преклонили колени, и они покорились вновь родившемуся пику гордости и силы.

Это был день, когда клан Они, который исчезал прямо на глазах, стал свидетелем рождения последнего бога Они.

Клан чувствовал, что она их последняя надежда.

- Ах…

Младший близнец перестал плакать, и она мягко протянула ручку к старшей сестрёнке.

Старшая смотрела на протянутую руку прищуренными глазами. Прибавляя огромную силу ко лбу, она переплетает пальцы с пальцами другой сестры.

Надежда клана Они. Несмотря на то, что они пришли в этот мир в качестве близнецов, все обстоятельства уже для всех не имели значения.

Глава 1 – Огненная ночь

 

1

 

Рем медленно просыпается на веранде, залитой приятным солнечным светом.

Свет солнца был настолько приятен, что она уснула днём. Рем протирает свои сонные глаза, вытирает слюнку, которую чувствует на щеке и оглядывается.

Она была очень юной девочкой. На ней было белок кимоно, похожее на туземное платье и дзори на ногах.

Своими прищуренными глазами она увидела знакомый пейзаж. Рем внезапно заметила дзабутон, на котором она сидела. Она пыталась понять, кто положил его туда.

Единственный человек, который пришёл на ум не было рядом с ней. Когда Рем с беспокойством спрыгнула с веранды, она поспешила к центру деревни.

Как долго она спала? Солнце над ее головой все еще было высоко, поэтому она думала, что прошло не так много времени. Она медленно начинает чувствовать слёзы на глазах.

- О, Рем. Ты полна энергии сегодня.

- …

Женский голос остановил Рем. Когда она обернулась, то увидела молодую женщину, которая жила по соседству. Они жили в одной деревне и были одной расы. Это было лицо, которое Рем знала столько, сколько могла себя помнить, но…

- Ах…

Лицо Рем покраснело, она воскликнула и посмотрела вниз. Она покраснела от смущения и стыда и не смогла ответить. Но женщина не заметила этого замешательства и сказала:

- Сегодня тепло, самое время для игр на улице. Весёлые дети делают меня счастливой.

- Эм… Гм…

- А, да, Рам сегодня не с тобой? Это необычно.

- …

Рем задержала дыхание, услышав конец, казалось бы, обычную дружескую фразу. Причина, которая послужила этому – это имя её сестры. От этого у Рем что-то сжалось в сердце.

- Рам – следующий вождь клана Они, если за ней не присматривать, то…

- Я, эм… я… я пойду… к… сестрице… эм… простите…

Рем закончила разговор. Как только она, краснея, склонила голову, то сразу же убежала в спешке. Внезапные действия удивили женщину, но она помахала Рем на прощание и сказала:

- Рем, обязательно скажи Рам, чтобы вернулась домой до наступления темноты.

Услышав женский голос позади, глаза Рем снова промокли от слёз. Она снова разочаровалась в себе, и ей стало плохо. Рем заставила себя закрыть глаза и ускориться.

- …

Рем добежала до площади и начала искать толпу. Её сестра всегда была окружена людьми. Это значит – где толпа, там и её старшая сестра, а если толпы нет, то и сестра в другом месте.

Её сестры нигде не было видно на этой площади. Чувство безнадежности Рем становилось все хуже и хуже.

Она должна была найти ее сейчас. Она должна искать, где бы она не была…

- Рем?

Всё тело Рем тихо задрожало в ответ на этот голос, когда достиг её ушей.

Рем обернулась и увидела, как розоволосая девочка смотрит на неё. У них были одинаковые причёски и одежда, но глаза были светло-розовыми. Она выглядела так, словно её переполняло достоинство и уверенность в себе.

Она была второй половинкой Рем, самым уважаемым и любимым человеком в этом поколении – её старшая сестра-близняшка Рам.

Рам посмотрела на свою сестру, коснувшись свой женской щёчки, сказала:

-  Рем, что-то случилось? Ты плакала?

- Потому что я проснулась, а сестрёнки не было…

Рем отчаянно качала головой перед своей старшей сестрой, говоря, как она жестоко поступила с ней.

Когда Рам получив ответ опустила брови, она нежно обняла одинокую Рем.

- Ах, прекрати. Ты была такой милашкой, когда спала… Мне бы стало очень плохо, если бы я тебя разбудила, Рем…

- Я… Это я виновата, что уснула. Но, пожалуйста, не оставляй меня так больше…

- Ты права, больше не буду. Но если бы ты поспала ещё немножко, я бы успела вернуться… Мои обязанности – лишний груз для тебя.  

Обняв и нежно похлопав по голове, Рем в ответ на доброту Рам закрыла глаза.

Рем поняла, что делала её старшая сестра, когда ушла. Фактический, её обязанности в это время были рутиной для Рам.

- Как прошли… обязанности…?

- Это была скучно, как и всегда. Реинкарнация Бога Они, восстановление расы и всё тако… как скучно.

- Это почему же…?

- Я так понимаю, что взрослые в отчаянии и что у них большие планы на меня. Я, конечно, понимаю, какая я великая. Но мы не можем вернуться в прошлое… эти взрослы не понимают этого.

- …?

Такая молодая, как Рем, не могла понять того, о чём говорит Рам. Сестра Рем, которая была уже достаточно взрослая, уже показывала тот уровень мудрости, который показывал взрослых в плохом свете, и это заставило её почувствовать себя никчёмной.

Она чувствовала себя жалкой, что не могла понять, что чувствует Рам, не видит её постоянные проблемы, с которыми она сталкивается. Самой болезненной вещью для Рем была безусловная любовь, которую Рам дарит кому-то другому.

- Не нужно спешить, Рем, Ты можешь идти в своём собственном темпе. Я старшая сестра, и подожду тебя, Рем.

 - Д… да.

Рем почувствовала себя в безопасности, когда чувствовала руки, которые ласкали её спинку, и она глубже погружалась в любовь, словно тая в ней.

Все в деревни обожали и уважали Рам. Но с другой стороны, Рам никому не открылась в деревни, думая, что ожидания и уважении были ей не приятны.

Младшая близняшка Рем была единственной, кого Рам действительно любила всем сердцем.

Она была сокровищем, самым дорогим и в то же время являлось бременем.

- …

Но всё же Рем обняла сестру, стараясь не отпускать это тепло.

Для Рем Рам была второй половинкой, и Рам чувствовала тоже самое. Ну, на самом деле Рам была чуть больше, чем просто половина Рем.

- …Сестрёнка?

В ответ Рем внезапно отвернулась и посмотрела в противоположную сторону деревни. Услышав её, Рам сказала, глядя в туже сторону:

 Кто-то вошёл в деревню. Я пойду проверю.

- Н… нам нужна помощь…

- Я не уйду далеко. Рем, останься здесь и…

- Я хочу пойти с тобой! Я тоже иду! Иду с сестрёнкой…!

Поскольку она всегда оставалась позади, её одиночество победило страх перед неизвестным. Рам немного задумалась.

- Оставайся рядом со мной, хорошо?

Рам отдала этот приказ, и они пошли к противоположной стороне от площади – ко входу, соединяющую деревню и горную тропу. Теперь Рем чувствовала постоянной беспокойство, прилагая усилия, чтобы поспевать за Рам.

Если бы Рам была там, то не было бы проблем. Но она думала о том, что сможет сделать, если там будет кто-то очень страшный.

Тем не менее, Рам прибыла намного быстрее, чем беспокойство ударило Рем.

- Остановись прямо сейчас свинья. В эту деревню нельзя приходить без разрешения.

Рам заблокировала вход в деревню, приподняв уверенно грудь. Рем, задыхаясь, смотрела вперёд на человека позади её сестры.

Тот, кого приветствовали двое маленьких Они, был лысый старик в потёртой одежде. Однако он был в два раза выше тех людей, о которых знала Рем. Её глаза не обманывали её. Старик был очень высокого роста и имел угрожающий вид.

- О, это два маленьких Они из этой деревни. А тогда детей не было.

Сначала старик был удивлен, но как только он узнал, что имеет дело с детьми, сразу же с облегчение выдохнул. Тем не менее, Рам фыркнула носом, когда на его ответ сказала: «Ха».

- Получил старую информацию и ведёшь себя спокойно – банальная и плохая уловка. Рем, вернись. Я собираюсь разорвать его на части.

- Ты довольно агрессивный ребёнок! Это ваша кровь делает вас такими агрессивными?

 - Я реинкарнация Бога Они и известный вундеркинд. Не запоминай последние слова, великан.

- Ты произносишь эти слова так дерзко, зная, что я великан?

Старик отвечал на грубую речь Рам, поглаживая свою голову с озадаченным видом. Наблюдая за ними, Рем была взволнована этой ситуацией.

- Так? Почему великан, чье племя находится на грани исчезновения, находится в скрытой деревне Они?

- Эй, это вы лидеры исчезновения. Я пришёл увидеть вас, ребят из Они. Показать некое уважение.

- Понимая, что скоро умрёшь, ты доказываешь стереотип, что старики проблематичны.

- Ты обаятельная девочка… Лучше бы училась у своей сестры позади себя.

Рем быстро спряталась за Рам, когда тема разговора перешла на неё. Старик удивился такой реакции, и Рам с отвращением щёлкнула языком.

- Ты заслуживаешь умереть 1000 раз за то, что напугал мою сестру.

- Избавь меня от этой фамильярности. Я пришёл к старому другу Сетанте. Он всё ещё должен быть главным. В конце концов, я не слышал о его смерти.

- Господин…

Сетанта был главой клана Они, а также пожилым человеком, который был посредником в этой скрытой деревне. У него были седые волосы, большое телосложение, ужасно сильное чувство запугивания, и он был тем, кого Рем хотела видеть меньше всего на свете. Хотя Рам и ее родители были единственными людьми, с которыми ей было хорошо.

- Что тебе нужно от господина? Если ты убьёшь вождя сейчас, роль будет передана мне, и это будет хлопотно. Я буду признательна, ели ты этого делать не будешь.

- Очень плохая шутка… хотя, на ложь не похоже.

Уныло опустив плечи, старик прищурился, чтобы хорошенько взглянуть на Рам. Эти глаза смутили Рам, и он посмотрел на Рем, словно случайно, и это заставило её смутиться.

- Хорошо. Я проведу тебя до резиденции вождя. Даже если скажешь, что это не нужно, я всё равно пойду за тобой.

- Ты очень осторожно, не так ли? Я понимаю.

- Рем, если ты увидишь, что этот великан ведёт себя странно, дай мне знать. Я его убью.

Рам и Рем привели с собой старика, который повесил голову от поражения, в место «Резиденция вождя». Но это здание почти ничем не отличалось от других зданий в деревне.

В этом доме жили только два человека: вождь и его жена.

- Господин, я привела большого старика, который утверждает, что вы старые знакомые. Это так?

 - Вы это серьёзно…

Рам заставила старика нахмуриться. Она сказала это у входа в здание. После минутного молчания дверь открылась и появился Сетанта со строим лицом. Сетанта смотрел на Рам и Рем, а затем на великана:

- Опять за своё, Кромвель. Удивительно, что ты снова пришёл сюда.

- Ты не изменился… вот что я хотел бы сказать, но не могу. Ты постарел. У тебя тело уменьшилось?

- С твоими размерами все вокруг выглядят меньше.

Этот разговор напоминал разговор старых друзей. Сетанта обратил своё внимание на Рем и остальных.

- Большое спасибо вам двоим. Он мой знакомы. Его зовут Валга Кромвель.

- Мне не нравиться, когда меня так называют. Я зовусь Ромом сейчас.

- Какая грубая смена имени.

- Это просто нужно было сделать.

Великан, который раньше был известен как Валга Кромвель, сейчас носил имя Ром.

- Должно быть ты прошёл долгий путь, Кромвель. Давай поговорим внутри. Рам, ты иди с нами, а Рем, ты иди домой.

- …

Сетанта продолжал разговор равнодушно, а Рем продолжала тяжело дышать, держа рукав Рам. Рам снова собиралась нести своё бремя, а Рем не могла ей в этом помочь.

Но Рам положила руку на дрожащие пальцы Рем, чтобы прикрыть их. И тогда она сказала.

- При всём уважении, господин, я думаю, что такая молодая леди, как я, будет только мешать вашему воссоединению. Кроме того, я пообещала помочь в поле.

- Хм… Ты действительно так думаешь?

- Рем чувствовала бы себя одиноко, и я не хочу, чтобы меня закрывали в комнате с двумя старыми чудаками.

Она сказала это точно и хладнокровно, что даже у Сетанта широко раскрылись глаза. Рем была также удивлена острым языком своей сестры.

- Ах-ха-ха-ха! Ты проиграл, Сетанта! У детей есть и свои взгляды на мир. Хотя мне грустно, что она назвала нас старыми чудаками. Просто отпусти её.

- Даже гость это понял, поэтому я не буду извиняться. Пошли Рем.

- Э-э-э-э… ладно, сестрёнка…

Рам воспользовалась словами Рома, который дико рассмеялся и взяла руку Рем и быстро покинула это место. Следуя за сестрой, которая шла быстро, Рем с любопытством оглядывалась.

- А…

Слепленные глаза Сетанты заставили Рем сожалеть, когда она оглянулась. Она очень торопилась, чтобы не отставать от Рам.

- Рем, всё хорошо. Они воли в резиденцию. Никто больше не смотрит.

 - Ах…

Рем успокоилась благодаря голосу Рам. Смотря на свою сестру, Рем сказала:

- Интересно, почему этот гость пришёл в деревню?

- Кто знает? По крайней мере, он может войти в эту деревню. А если он может свободно войти в деревню и является старым другом вождя, то он бесполезен и у него здесь бесполезные дела.

- А сестрёнке есть чем заняться?

 - Ну, если взрослые хотят положиться на меня, я что-нибудь придумаю. Хоть это будет трудно.

Рам скривила руки и сделала серьёзное выражение, не характерное её возрасту. Она была старшей сестрой, которая относилось ко всему нейтрально, но Рем понимала эти тонкие различия своей сестры.

- Что я могу сделать для совей сестрёнки?

- Рем…

- Если сестрёнке это не нравиться, то я хочу помочь. Возможно, я ничего не смогу сделать, потому что я… я хочу быть с тобой.

Рам с удивление слушала слова своей сестры. Она посмотрела вниз и потёрла свои пальцы. Затем, она встала перед Рем и соприкоснулась своим лбом с её.

- Всё хорошо. То, что Рем так заботиться обо мне, делает меня в 100 раз сильней. Я уже так сильна, что меня не остановить.

- Сестрёнка, потрясающая…

- Да, я потрясающая. Я имею в виду, я – Сестрёнка Рем.

 Рам не хотела быть Богом Они, не хотела быть вождём, называться реинкарнацией Бога Они. Она гордилась тем, что была старшей сестрой Рем.

Это смутило Рем, но сделало её счастливой.

 - Теперь пошли, Рем. Я хочу играть со своей сестрёнкой целый день.

- Хорошо… но сестрёнка…

- Ах, это. Да.

Рам порождает ветер, и песок у её ног крутится во круг спирали по центру. Рядом с ней, Рем была потрясена этой слой, и со лба Рам вырвался белый рог.

Даже Рем, её близнец, была поражена красотой рога.

Огромная сила, исходящая от него, которой восхищались и уважали все Они, устремилась к полю, а точнее, к воде, рядом с ним.

Вода в ручье дико колебалась, купаясь в силе Рам. Сразу после этого сила водяного потока, создающего рябь, поднималась к нему и плыло к полю, как змея. И вскоре тело змея взорвалось над полем, и вода разбрызгалась по всюду.

- Об этом позаботились. Пошли, Рем.

 Паранормальное явление закончилось так же быстро, как и началось. Рем кивнула Рам, и она убрала свой рог.

Способность собрать столько воды, и разбрызгать по всему полю – это действительно была выдающиеся работа Бога Они. Рем и все остальные в деревне не могли даже подражать чему-то подобному.

 Рам была особенна, и тот факт, что она обладала невероятной силой, было лучшим доказательством.

Это было то, чем Рам могла гордиться больше всего…

- Хорошо, сестрёнка.

Она берёт руку свой старшей сестры и начинает бежать вперёд.

Даже если Рам будет идти впереди, она всегда будет оглядываться и заботиться о Рем, и соответствовать её темпу.

Рем гордится этим, но в тоже время — это превратиться в большой кол, который пронзит её грудь.

 

2

 

Когда наступил вечер, Рем и Рам вернулись в деревню, и были покрыты полностью грязью.

В своих руках они несли бесчисленные множества ямсов. А сами они были настолько грязными, что белоснежные кимоно стали чёрными.

Ямсы росли в земле вместе с лозами. Они собрали столько ямсов, сколько могли унести. Рам была в хорошем настроении, так как собрала больше 10 штук.

- Сестрёнка, ты такая счастливая.

- Разумеется. Мы сможем съесть тонну варенных ямсов Рем. Это лучшее наслаждение для меня.

Она показала большую улыбку, которую редко показывала. А Рем в ответ показала свою детскую улыбку.

Картошка на пару, о которой говорила Рам, была простом блюдом. Рем легко его готовила, позаимствовав кухню своей матери. Хотя его довольно сложно назвать блюдом, но Рам любила его больше всего, чем что-либо. Вся деревня приложила усилия, чтобы приготовить то, что она пожелает. Но варёная картошка Рем была самым любимым.

- Твоя приправа восхитительна. Рем, ты единственная, кто может так приготовить картошку, которая делает меня счастливой.

- Э-хе… сегодня я снова выложусь на полную и подготовлю её для сестрёнки.

- Да, больше пара.

Рем улыбнулась улыбающейся Рам, которая объявила об своём обжорстве с благородным выражением лица, держа корзину, наполненную ямсами.

Так они вернулись в деревню с горной тропы и направились в сторону дома, а потом резко остановились.

Причиной послужили две длинные тени, которые стояли у входа в деревню и купались в лучах заходящего солнца.

- Господин и этот гигантский человек?

У входа в деревню стояли два человека: Ром, которого они провели по городу несколько часов назад, и Сетанта, который его приветствовал. И двое стариков заметили, что Рам и Рем возвращаются в деревню.

- Снова картошка с гор.

- Да, это моё единственно хобби. Итак, вы закончили свои махинации?

Замечание Рам о Сетанте, у которого был мрачный взгляд, сильно задело его. Рем чувствовала себя неловко только из-за этого отношения Рам к Сетанте.

Тем не менее, великан покачал головой.

- Ты не можешь расслабиться в присутствии ребёнка? Это низко. К тому же, твои действия с ней никуда не приведут.

- Это потому что она ещё молода. Она только начинает осознавать себя и гордиться тем, что ей всё позволяют.

- Ты не должен обращаться к ней, как к ребёнку, только когда тебе это угодно. И как мне, кажется, природа этой девочки не имеет ничего общего с тем, чего ты от неё хочешь сейчас.

- …

Рам спокойно смотрит в глаза Рома, когда он направил свой мудрый взгляд сквозь неё. Рем поняла, что Сетанта и Ром говорили о Рам, но она не могла понять всех деталей. Но она чувствовала, как Рам возмущена, и как она крепко сжала корзину, которую несла.

- Во всяком случае, мой ответ окончательный. Я сильно устал.

- Ты уверен, что потерял всю свою энергию, Кромвель. Или, я должен сказать, что ты больше не проявляешь инициативу?

- Наоборот, я состарился. Ты и я, мы одинаковы.

Ром тихо отвечал на замечание Сетанты, и повернулся к нему спиной. Идя по земле, он собирался покинуть деревню, спускаясь по горной тропе.

Проходя мимо Рем и Рам, он сказал:

- Всегда будьте вместе. Не забывайте это…

Ром кинул им эти слова, и отправился по горной тропе, пока не исчез из поля зрения. Наблюдая за большой спиной, Рем в замешательстве ничего не сказала Она просто хотела, что всё просто и мирно кончилось.

- Хоть сейчас он такой, но когда-то он был воином, которого я мог назвать братом по оружию… Не осталось ничего от прошлого «Я» в нём.

Но вопреки желанию Рем, Сетанта заговорил об этом старике. Она не могла понять деталей, а Рам фыркнула в ответ.

- Время меняет людей. Изменения неизбежны. К лучшему или к худшему.

- Он слишком долго общался с людьми. Он так потворствовал людям, которых ненавидел, что его гнев к ним со временем исчез. Безнадёжный слабак.

Старейшина стиснул зубы и плюнул в спину, которую больше не было видно. Видя его гнев, Рем вспомнила слова Рома и глаза, которыми он на неё посмотрел.

Она чувствовала, что в тех глазах не было той слабости, о которой говорил вождь. Это были любящие глаза. В этом и была причина, по которой он мог забыть того, кем был раньше.

Но у Рем не хватило смелости сказать это вслух.

- Нет шансов, что мы снова встретимся. Я чувствую облегчение.

- Поздравляю с потерей одного из ваших друзей. Я хотела бы это отпраздновать. Угостить вас картофелем?

Рем испугалась Рам, которая подняла кучу картошки, которую собрала на ужин. Рем знала, как ответит старик, приняв это не как издевательство, а как шутку.

- К сожалению, я не в настроении. Возможно, в другой раз.

- Упустив шанс съесть вареной картошки Рем, и вы больше его не получите. Жаль, что вы отклонили это предложение. Пошли, Рем.

- Хм, хорошо. До свидания, господин.

Идя за Рам, у которой было торжествующее выражение лица, Рем так же быстро пошла за ней. Остался только хмурый старик.

- Всё будет хорошо?

- Моя милая Рем. У глупых взрослых опять всё пошло не по плану, вот и всё.

- Сестрёнка, ты в порядке?

- Да. Я рада, что всё кончилось скучным разговором. За это я должна поблагодарить того великана, что он его высмеял.

 - Он сказал, что этот великан раньше был страшным… он совсем не похож на такого.

- Да. Конфликт между людьми и полулюдьми был решён через взаимопомощь. Полагаю, с ним случилось что-то подобное. Иначе…

- Сестрёнка?

С любопытным взглядом, Рем позвала Рам, которая остановилась и задумалась. Но она никак не отреагировала на Рем, так как глаза у неё были закрыты. Это был первый раз, когда Рам не отреагировала на зов Рем.

- Сестрёнка, сестрёнка.

- Не волнуйся, я в порядке. Я просто немного задумалась.

- Задумалась? О чём?

- О том, как вкуснее было бы съесть твою картошку, Рем.

Затем у Рам заурчал живот. Звук был похож на рычание зверя, и это поразило Рем. Она с гордостью позволила услышать этот звук и сказала:

- Это действительно то, что ты слышишь. Быстрей. Если мы не поторопимся, я умру от голода.

- Да. Поняла. Идём, сестрёнка.

Рем несколько раз покивала, смотря на серьёзную Рам. Рем сразу придумала способ, приготовить картофель самым эффективным способом, пока спешила с Рам домой.

Вот так голова Рем наполнилась варёной картошкой, и она ни разу не вспомнила, как Рам о чём-то серьёзно задумалась.

И Рем не пожалела об этом.

Она также полностью забыла о посетителе, который приехал в деревню Они. И так прошли дни.

Солнце встаёт, и снова садиться.

Итак, время шло…

 

3

 

Для Рем эта роковая ночь стала очень внезапной.

- …Сестрёнка?

Проснувшись в одиночестве ночью, Рем издала голос, пытаясь найти сестру в темноте.

Она не нашла Рам, которая должна была спать рядом с ней.

Сёстры жили в одной комнате, она делили кровать и спали рядом друг с другом. Сколько бы Рем не протягивала руку, она не могла найти тело своей сестры.

- Может быть, она пошла в уборную?

Рем, сидя в темноте обдумывала, что случилось с её сестрой.

Рам обычно просыпалась раньше Рем, и ждала её пробуждения. Из-за этого Рем никогда не видела спящего лица своей сестры. Если Рем просыпалась ночью, чтобы пописать, Рам просыпалась с ней, чувствуя это.

Она ни разу не выходила из комнаты, оставив Рем позади, как сегодня.

- …

Рем стала чувствовать что-то неладное. Она встала босиком на пол и скинула покрывала. Она чувствовала беспокойство и потянулась к двери.

Она заметила это, хотя было уже слишком поздно.

- А?

Опьяняющий, горелый запах и странно сухой воздух, который достиг кожи, кусал её. Жара, которая заставила её мокнуть от пота, явно не соответствовала климату этой скрытой деревни, не говоря уже о ночном климате.

Там был огонь. Пожар. За дверью был огонь, который окутал всё здание.

- Горим!

Она в панике хватается за ручку двери и кричит от боли. Рем разрыдалась из-за собственной глупости, а её ладонь покраснела от ожога.

Ей нужно многое обдумать, но сначала нужно встретиться с сестрой.

- Ай…

Она концентрирует силу на лбу и слегка дрожа, выдыхает. Она начинает обострять все пять чувств своего тела, воспринимая мир таким, каков он есть. Она поднимает свою ножку и выбивает дверь без колебаний.

В этот момент адское пламя пересекает коридор, словно высмеивая её, и взгляд Рем окрасился в красный цвет.

Рем использовала свою силу, чтобы подавить свой страх и вышла в горящий коридор.

Она посмотрела в спальню родителей. Дверь в комнату была раскрыта, и не было никаких признаков её родителей. Её сестры тоже не было. Она медленно спустилась и направилась к гостиной. Огонь бушевал, где семья проводила время во время еды. В доме никого не было, вот к какому выводу она пришла.

- Уфф!

Пламя у входа было очень сильным, но ей нужно было пройти через него.

Рем отказывается от этого плана и ударяется об сгоревшую хрупкую стенку своим телом, пробивая её. Она кувыркнулась в воздухе и упала на землю.

«Найти Рам»

Будто это обычный день, решение Рем было таким же. Она побежала на площадь, чтобы встретиться с сестрой. Но в следующий момент она замерла.

Её лицо напряглось. Глаза широко открылись, застыв на месте. Рем перестала двигаться.

То, что она видела своими глазами, никаким образом не было похоже на тот прекрасный пейзаж, к которому она привыкла.

Все дома были охвачены пламенем, превращаясь в пепел. Горели также и деревья.

Перед Рем горел соседний дом. Женщина, живущая там, была охвачена огнём и превратилась в обугленный труп. Её конечности были скручены. Её лицо было искажено от предсмертных мук.

Она смогла понять, что это она по двум рогам, торчащим из её лба. Два слегка скрученных рога были вдавлены во внутрь.

У Рем был комплекс неполноценности из-за наличия только одного рога, из-за это она постоянна смотрела на рога других людей.

По всей деревне лежали сгоревшие трупы. Она сразу поняла, кто из них были её отцом и матерью.

Обгоревшие трупы лежали друг на друге. Это была трагическая гибель, но они боролись до самого конца.

- Нет, вы…

Смерть всей расы, смерть родителей. Шок заставил Рем потерять в себе все силы. Вихрь энергии на её лбу рассеялся.

Что произошло? Как это могло случиться?

- Ра-а-а-а-а-а!

Рем услышала рёв, который прорвался сквозь ночь.

Рёв, подобный рёву зверя, исходил из центра деревни, и именно туда побежала Рем; и именно там она увидела мускулистого седого Они.

Верхняя часть туловища была открыта; это был Сетанта. У вождя торчали два больших рога. Он размахивал мечом с безумными, окрашенными в красный глазами.

Меч был украшением и был очень тяжёлым для оружия, и только Сетанта мог с ним справиться. Он давно потерял остроту, но этот кусок железа был опасным оружием, который дробил плоть и был длинной более двух метров.

Сетанта махал куском железа так плавно, словно он был продолжением его руки. И был противник, который получил гнев и сильный удар Сетанты.

Рем увидела извивающуюся тень перед глазами.

Пылающий свет от домов ярко освещал окрестности. На глазах появлялись бесчисленные трупы. И единственный, кто жил и двигался был Сетанта, а во круг него были существа, облачённые в чёрные одеяния, подобным теням.

Тень, завёрнутая в чёрную одежду от головы до ног, вцепилась в Сетанту.

- Вон!

Тупой кусок железа пронзил тень спереди, и существо в чёрной одежде разлетелось на пополам. Куски плоти разлетаются в разные стороны и Сетанта переключился на следующую тень.

Рем смотрела на вождя, который отчаянно сражался с противниками, и сила медленно возвращалась к её ногам. Среди трупов она не видела Рам, которую искала.

Из того, что она видела, силы существ в чёрном не соответствовали силе Сетанты. Пока их внимание направлено на вождя, она должна была искать Рам.

- Ц-ц-ц-ц-ц-ц!

Когда она пыталось спешно покинуть это место, странный звук донёсся до её ушей.

Последовательность неприятных звуков была похожа на щелчки языка. Кто-то непрерывно щёлкал языком, и глазами Рем пытались найти его источник.

Сетанту окутал огонь.

Огонь шёл изо рта, носа и ушей серого старейшины. Всё его тело было охвачено адским пламенем. Сетанта бросил своё оружия, крича, он пытался потушить огонь.

Пламя жгло его горло, и он потерял свой голос. Большой огонь испарил его глаза, его язык воспламенился, и старый старейшина Они упал.

- Хо… м-м-м…

Силуэты метнули свои клинки в форме крестов в тело Сетанты, охваченного огнём.

Обгорелый старейшина был проткнут бесчисленными клинками. Он не проронил ни слова. Фигура замирает и больше не двигается.

Рем увидела это своими собственными глазами и утратила желание сражаться.

Она видела, что её расы больше не было. Всё было укутано трупами… Либо сородичами, либо чёрными фигурами.

Рем окружили чёрные тени. Они замахивают на Рем красивые клинки. Она не была уверена, что лучше: умереть от огня или от порезов.

Она не была уверена, но её губы шевельнулись. Её руки и ноги не двигались, а голова перестала работать. Хоть её тело не двигалась, она знала, на кого нужно положиться.

И это…

- Сестрёнка.

В тот момент, когда она это сказала, задул сильный ветер.

Ветер ласкал пламя, сжигавшего деревню, и чёрные существа, окружившие Рам, упали. У всех них голова отделилась от тела. Все они упали во круг Рем, и она была окружена морем крови.

И к ней подошла фигура.

- Рем! Рем! Ты не ранена? Ты в порядке?

Та, кто произнесла эти слова и бросилась в объятья Рем, была Рам. Рем приняла эти объятья и почувствовало неловкое облегчение и счастье.

Она была рада воссоединению со своей старшей сестрой. Её спокойствие было естественным. Но что за приступ счастья? Она видела своих родителей, свою расу, вождя. Всех их мёртвыми своими глазами, и всё же она ничего не чувствовала, кроме счастья.

- С-сестрёнка!

Её мысли стали белыми, её сознание то включается, то выключается. Шок, который она испытала, сильно ударил сердце Рем. В поисках исцеления, она цеплялась за свою сестру. Рам это понимает и успокаивает её.

- Один за другим…

Рам, которая ласкала голову Рем, оглянулась. В её светло-розовых глазах появляются силуэты в чёрных одеяниях.

Их было ещё больше, чем тех, что сейчас лежали перед ними. Сколько их было в деревне? У них не было надежды на выживание.

- Я не позволю вам тронуть Рем, несмотря ни на что. Вы все здесь встретите свою смерть.

Безмолвные фигура на ответ Рам одновременно обнажили свои красивые клинки. Рам столкнулась с молчаливым безумием и рог на её лбу стал сиять ещё ярче.

Резня, вот что увидела Рем.

- А-а-а-а-а!

Рам рычала, прыгая то влево, то вправо, насмерть выбивая тела чёрных фигур своими ногами. Их головы и тела рвуться, как бумага.

Это была поразительная физическая сила, однако, это был не единственный секрет её ужасающий силы.

Рам взмахнула рукой, разрезая на части чёрное существо. Её светло-розовые глаза посмотрели на небо, и чёрная фигура приземлилась на землю, разделённая надвое.

Сильное тело и магические способности, которые были настолько превосходными, словно весь мир был на её ладони. Это была демонстрация истинных способностей Рам, которая была реинкарнацией Бога Они, когда-то считавшимся сильнейшим воином расы Они.

Каждый раз, когда раздавался резкий звук, появлялся ещё один расчленённый труп. Атаки Рам, которая превратилась в настоящую машину для убийств, не прекращались. Люди, нападавшие на Бога Они были похожи на самоубийц. Она дробит и рассекает все тени, которые прыгали на неё, и не пройдёт много времени, пока все они не умрут.

- Ц-ц-ц-ц-ц-ц.

Она слышала, как язык снова начал щёлкать.

Этот неприятный звук заставил Рем прийти в себя.

Находясь посреди поля битвы между Рам и чёрными фигурами в странных одеяниях, Рем не могла понять, откуда доноситься этот звук.

Рем беспокоилась. Что случится после этого щелчка? В прошлый раз из-за него Сатанта сгорел.

- Сест…

- Рем!

В одно мгновение зрение Рем окрасилось в красный цвет. Её тело оказалось в ловушке адского пламени. Нет, это был след от пламени, которое попало в грудь Рам, которая прикрыла её своим телом.

Взрыв, который пришёл следом, отбросил сестёр Они. У Рем закружилась голова, её внутренние органы перемешались, а лицо было грязным от слюны и слёз. А Рам...

- Вы, люди…

Тяжело дыша, Рам показала злой взгляд, когда поднимала окровавленное колено.

Её белое кимоно было разорвано на части, а сильное кровотечение создало лужу под ней. На теле была рваная рана, но она зажила в одно мгновение. Регенерирующая плоть излучала горячий жар, и рана превратилась в красный пар.

Взятие всей маны из атмосферы и превращение ее в силу для борьбы было особенной характеристикой рога Они. У Рам был выдающийся рог, так что она могла легко залечить свои раны.

Но это не могло помочь с болью и усатостью.

- …

Рам проверяет, нормально ли работают её ноги, и она шагает вперёд, чтобы снова напасть на врага. Но это был лишь один шаг, её тело выталкивает взрыв пламени, и Рам, издавая крик, отлетела назад.

Увидев, что её сестра лежит рядом с ней, Рем широко раскрывает глаза и сразу слышит голос.

- Маленькие сестрички Они…

Это был низкий и хриплый тон. Может показаться, что это был наигранный говор, словно он подражал окружающему пейзажу.

Деревня была охвачена огнём, и по среди неё появилась чёрная фигура с подвеской.

Рем не могла увидеть лицо человека с того места, где она была. Но во всех сторонах появились бесчисленные тени. До неё дошло, что худшее из возможных развитий событий наступило.

- Сестрёнка?

- По… пожалуйста… Рем, что угодно, только не Рем…

К Рем ползла Рам, и она крепко обнимает её. А затем старшая сестра отчаянно прижимает лицо Рем себе в грудь. Её голос дрогнуло, когда она столкнулась взглядами с тенью.

Её голос звучал раскаянно, словно просил прощения, и это привело Рем в замешательство.

Она никогда не могла представить Рам, которая всегда была уверена в себе, всегда была горда и благородна, которая была лучшей старшей сестрой в мире, предстанет перед ней подобным образом.

- Такая красивая сестринская любовь. Это идеально. Я хотела проверить, как пахнут сёстры Они.

- …

Рам сомкнула челюсть так сильно, что могла легко сломать себе зубы. Она обнимала Рем. Но Рам, реинкарнация Бога Они, не могла сделать шаг.

Фигура бросила клинок в Рем, которая была прижата к груди Рам. Поняв это, Рам открыла руки и встала перед своей сестрой, чтобы спасти её.

Увидев это, Рем только широко раскрыла глаза, чувствуя себя бессильно.

А затем…

Раздался пронзительный звук и брызги крови с белым осколком упали на землю.

Крик и чей-то смех. Белый свет прошёл по красному небу среди шума.

Это был рог. Прекрасный, самый благородный и драгоценный рог Они. Рог Рам, последняя надежда клана Они.

Деревня была охвачена адским пламенем, сестра кричала, вытирая кровавые слёзы, и та боль, которая не осталась в памяти Рем.

Она была сломлена от жестокости и усталости.

- А-а-а-а-а…

Рем слабо вздохнула, и всё остальное из её памяти было стёрто навсегда.

Глава 2 – Клан горных демонов

 

1

 

Голоса. Она слышала голоса.

Обычные слова. Каждый раз, когда она гуляла по деревне, она слышала, что ей говорили.

- Рем. Ты должна учиться у Рам. Работай усердней.

- Рем, не ходи такой грустной. Ты и Рам – мои любимые дочери. У меня нет любимицы… Просто Рам немного особенна.

Её отец строго нахмурился, а мать улыбнулась, с беспокойством опустив брови.

- Рем, Рам хороша сегодня? Смотри, как девушка должна расти. Она – будущее клана Они.

- Не забывай об этом, Рем. Проклятый ребёнок, как ты, не прожила бы так долго, если бы Рам не была благословлена кровью Бога Они. Никогда! Никогда не забывай об этом!

Её раса, с которой она жила в одной дереве. Старейшина, который руководил ими, сказал это Рем.

- По сравнению с госпожой Рам, ты просто маленький рожок… но она – сестра госпожи Рам. «Второй Бог Они» может стать сбывшейся мечтой.

- Они выглядят как две капли воды. У верен, что наши драгоценные дети сделают наше будущее ярче!

Хотя Рем была идеалом посредственность, её всё же сравнивали с Рам, и все надеялись на неё.

Всё потому, что она была сестрой Рам. Потому что была близнецом Бога Они. Потому что родилась вместе с надеждой клана Они.

И та, кто была дороже, чем кто-либо…

- Не позволяй этому добраться до тебя, Рем. Тебе не нужно беспокоиться о то, о чём говорят эти взрослые. Я всегда буду тебя защищать, Рем. Всё будет хорошо.

Тот факт, что её самая любимая половина заставляла чувствовать боль, словно рвя на части её бытие, но в то же время делала её настолько счастливой, что растопило её сердце.

 

2

 

Когда Рем проснулась, она не понимала, что произошло.

Всё тело окутывало невероятное чувство, и она увидела белый потолок, который никогда раньше не видела. Она лежала лицом вверх, а спина и голова чувствовали невероятную мягкость, отличавшуюся от её кровати.

Даже материал, который касался кожи, была невероятно приятным. Она была поражена такими ощущениями.

Рем пыталась найти кого-то, на кого можно было положиться, и её гласа блуждали вместе с руками.

- …Рем.

Её дрожащие от одиночества пальцы почувствовали чьё-то прикосновение, и она услышала добрый голос.

Рем знала, чьи это были пальцы, даже не смотря на лицо. Это потому, что эти руки всегда заставляли беспокойство Рем уйти куда-то далеко.

- Сестрёнка…?

- Да, это твоя сестрёнка. Эх, ты всё проспала, Рем.

Рем звала её, и ей отвечали ласково. Она обернулась и почувствовала себя неловко. Затем Рем, лежа, увидела лицо своей старшей сестры у кровати.

Она увидела Рам с измождённым лицом и жалкой повязкой на голове. У Рем пропал голос.

Красивое, достойное лицо её старшей сестры, одетой в белый кантуй, выглядело усталым и мрачным. Сила в её усталых светло-розовых глазах пости исчезла; но она смотрела на Рем ими только с добротой.

- С… сестрёнка, что за счас… е…

В этот момент, Рем собиралась сказать «случилось», но всомнила жестокую красную ночь.

Это были ужасные воспоминания о ночи, охваченной огнём. Она увидела своих родителей, своих сородичей, который все были сожжены, и всё это закончилось криком её старшей сестры.

- Сестрёнка, деревня… все… в деревне… мама… папа…

- Ох. Ты помнишь. Я бы хотела, чтобы ты забыла об этом и не задавала лишних вопросов.

Рем дрожащим голосом вспомнила о своей семье, сородичах и доме, который был у ней отобран. Смущение Рам заставило её опустить глаза, но она нежно и лазского обняла её.

Нежно гладя на неё, неустойчивое сердцебиение успокаивается.

- Всё хорошо. Отдай мне всё. Твоё горе, твой гнев, я заберу их. Сестрёнка станет магнитом для твоего источника боли.

- Сестрёнка… сестрёнка… сестрёнка… сестрёнка…

Рем, нерешительно всхлипывая, прижимает своё лицо к груди своей сестры. Они прошли через тот же страх, боль и грусть, но сердце Рам оставалось таким же сильным, несмотря ни на что. Она снова баловала её тем, что была также горда, как и всегда.

Так старшая сестра изо всех сил старалась заставить свою младшею сестру забыть о своей грусти. Но в этот момент вмешался незваный гость.

- Ну что сказать, я опять угадала куда ты пойдёшь…

- А…

Голос внезапно окликнул их, и Рем, спрятавшая голову у груди Рам, издала голос. Рам отвечая на эту реакцию, погладила голову Рем, и оглянулась с недовольным выражением лица.

- Здесь происходит эмоциональная встреча между двумя сёстрами. Я бы хотела попросить уйти всех посторонних.

- Пока всё спокойно, я согласна с твоим мнением. Однако сейчас ситуация не такая… ты должна это понимать, как и твоё тело.

- Ты не понимаешь, насколько будет одинока Рем, если я уйду… она мой приоритет.

- Всегда есть отмазка… ты действительно хамский гость.

Человек вздохнул от непоколебимости Рам. Рем зашевелилась во время их разговора и увидела человека, который говорил с её сестрой.

- Доброе утро, гость. Я рада видеть, что вы проснулись в целости и сохранности.

Персона, вежливо поднимая юбку, и склоняется перед Рем, держа зрительный контакт. Это была девушка с красивыми длинными светлыми волосами. На ней был одет белый фартук, а сама форма была чёрного цвета.

Ей было около 14-15 лет. Её чистая кожа и светлые волосы блестели на солнце. Это сочетание с её сверкающими тёмно-зелёными глазами, словно драгоценные камни, придавали внешности скрытое, пленительное очарование. Если не считать её…

- Мастер приказал мне присматривать за вами двумя. Меня зовут Фредерика. Рада познакомиться с вами.

Когда она подняла голову, взгляд всех присутствующих был направлен на её рот. У неё был полный набор клыков, достаточно острых, что позволял забыть о её своеобразной красоте.

Эта черта в одно мгновение превратила её во что-то свирепое, и это заставило Рем бессознательно расширить глаза от шока.

Фредерика, увидев реакцию Рем, слегка опустила и сказала:

- Приношу свои извинения, что испугала вас. Я родилась с этими клыками, и они действительно очень острые.

- А… я… у…

Рем не решалась ответить, видя грустную реакцию Фредерики.

Она была девушкой-подростком. У Фредерики был собственный комплекс неполноценности из-за её рта. И Рем это понимала лучше всего и начала беспокоиться из-за её реакции. Она так хорошо это знала, что почувствовала её боль.

«Извиниться. Я должна извиниться». У Рем сразу возникли эти мысли, и она пыталась пошевелить губами и языком.

- …у…

 Она не могла выразить свои мысли словами и извиниться.

- Хорошо, госпожа Рам. Ваше сестра сейчас не спит, поэтому, пожалуйста, вернитесь в свою комнату. В следующий раз я привяжу вас к кровати.

- Как не цивилизованно. Если кровь полулюдей заставляет тебя делать это, то что ты сделаешь противном случае?

- Я бы хотела, чтобы вы послушно сделали это.

Рем смотрела на то, как Рам и Фредерика словесно боролись друг с другом. Ей казалась, что Рам продолжала вести себя безрассудно, когда навещала Рем.

Её старшая сестра, стоящая там, выглядела бледной, и даже её дыхание пугало. Тем не менее, Рам, будучи слишком гордой, отвергала просьбы Фредерики.

- Я могу ходить самостоятельно. Не прикасайся ко мне так, словно мы знакомы тысячу лет.

- Слишком упряма для этого, так?

Рам вздохнул и снова посмотрела на Рем, которая лежала на кровати, слега улыбаясь.

- Рем, поспи подольше. Давай поговорим, когда ты снова проснёшься.

- Сестрёнка, я не могу быть с тобой…?

Рем пыталась стряхнуть с себя воспоминание о потери дома и страх от того, что она сейчас в незнакомом месте. Такие действия Рем заставили у Рам вызвать нерешительность.

- Господин твёрдо сказал мне: «Держи её в своей комнате».

- Фредерика…

- Даже если ты смотришь на меня так, пойми – ты не можешь контролировать свою силу, когда потерла рог, верно? Опасно позволять вам делать то, что вы хотите.

Фредерика пыталась убедить Рам в том, что она не права. Но та, кто проявила более сильную реакции была не Рам, а Рем, когда она закричала.

«Рог. Рог Они – Сломанный рог».

Она вспомнила, как кричала Рам, когда ей отрезали клинком рог.

- А-а-а-а-а-а!?

Это воскликнуло в её памяти. Сломанный рог Рам, летящий по небу в красном пламени.

Чувство беспомощности, которое она почувствовала, увидев это, чувство вины за то, что она позволила этому случиться, безмолвие, которое она испытывала, когда позволила сломаться рогу Рам. Всё это терзало Рем до глубины души, и её сердце разбилось на куски.

Рем, бездумно мотая руками, закричала, борясь с пламенем, которого там не было.

- Что случилось!? Рем, возьми себя в руки! Посмотри на меня, сестрёнка!

- Я… это моя вина!?

- Просто держи её за ноги! Рем! Услышь меня! Рем!

Одеяло отправилось в полёт. Рам и Фредерика держали Рем, когда она боролась в конвульсиях со своими эмоциями. Но Рем не могла остановиться и у неё на лбу появился рог, наполнявшийся силой.

- Сес… рёнка…

В следующий момент её руки, которые безудержно дрожали, остановились и Рем потеряла силу в своём теле.

Причиной был рог – орган, который был источником силы Они и вещью, которая заставила Рем потерять контроль. Рам, несущая за это ответственность, укусила его, нежно лаская своим язычком.

Рем поддалась этому странному, сладкому чувству и она ломается. Из-за этого Рем бездвижно упала на кровать.

- Она успокоилась? Так?

- Возможно, она очень проблема девочка.

Лёжа на кровати, выражение лица Рем снова стало спящим и невинным.

Сразу Рам повернулась лицом к Фредерике и сказала:

- Фредерика, я сейчас упаду. Всё остальное на твоё усмотрение.

- Хорошо, поняла… подожди, что значит «сейчас упадёшь»?

Перед Фредерикой, которая была с ней всё это время, фигура резко упала на кровать со своей сестрой, которая была похожа на неё как две капли воды.

Фредерик открыла рот с клыками и сказала:

- Серьёзно, за что мне такие гости!?

Затем, повысив голос, она выплеснула свою ярость об первых же попавшийся предмет.

 

3

 

Второе пробуждение у Рем не вызвало такой реакции, как первое.

Мягкая кровать и подушка, ощущения гладкого шёлка окутывало её тело.

Чувств, которые она получила, хотя едва проснулась, дали понять, что что-то произошло до того, как она снова уснула.

Она была в той же комнате в незнакомом месте. Рам, которая ждала пробуждения Рем, Фредерика, одетая как горничная с сердитым взглядом.

- Сестрёнка… рог…

- Это почётная травма. Ну, или так говорит твоя сестра. В этом случае я не чувствую отве-е-е-тственность.

Кто-то ответил ей, когда она разговаривала сама с собой. Рем от неожиданности подпрыгнула и посмотрела в сторону. Её глаза встретили с глазами с человеком, у которого было белое лицо. Он сидел на стуле рядом с кроватью.

У него были длинные волосы цвета индиго и странная аура. Он был хорошо сложен. Гетерохромные глаза, которые очаровывали волшебным взглядом. Но что было самое странное, так это чрезмерное количество клоунского макияжа, который ярко окрашивал его лицо.

Макияж клоуна покрывал лицо белым цветом, и фиолетовым глаза и губы. У него была одежда стимулирующих цветов, преходящих друг в друга и множество ненужных украшений.

- Ты выглядишь спокойной. Ну, это немного логично. Странные события происходили одни за другими. Быть спокойной, когда ничего не понимаешь – это есте-е-е-е-ственно.

- А… ум-м…

- Нет, нет, не-е-е-е-т, не нужно заставлять себя говорить. Я могу подождать столько времени, сколько тебе нужно, так что не торо-о-о-о-о-пись. Даже если ты снова захочешь показать своё внутренне «я», то…

Подняв руки, клоун прервал Рем, которая была в замешательстве. Рем всё ещё чувствовала шок от пробуждения.

-  Господин, вы зашли далеко со своими шутками.

- Что за реакция? Фредерика, ты не умеешь расслабля-я-я-я-ться. Или раслабля-я-я-я-ешься, когда бьёшься головой об Клинда?

- Вам не нужно рассказывать мне о моей плохой совместимости с ним, Господин. В любом случае…

Та, кто вздохнула на улыбающегося клоуна и посмотрела на Рем, была светловолосая горничная со злым лицом – Фредерика. Увидев лицо Рем, она делала всё, лишь бы не показывать ей свои клыки.

- Я очень рада видеть, что ты снова проснулась.

- Где… сестрёнка…?

- Она сейчас в своей комнате. Она выходила из своей комнаты постоянно, чтобы дождаться твоего пробуждения. Она очень любит тебя.

Слово «любит» заставило Рем повесить голову.

Даже сама она не знала, было ли это из-за стеснения, или стыда. Но она хотела увидеть Рам прямо сейчас.

- Позволь те мне… пойти к сестрице… К моей сестрице…

- Оди-и-и-и-и-н момент.

Рем, сняв одеяло, пыталась встать, но почувствовала лёгкий удар по лбу. Это был палец клоуна, седевшего перед кроватью.

Это было простое прикосновение. Но она не могла пошевелиться.

- Я прекрасно понимаю, что ты беспоко-о-о-о-ишься, особенно когда проснулась в незнакомом месте, не видишь свою сестру, которая является твоей поло-о-о-виной. Но я не могу позволить вам обоим делать что вы хоти-и-и-и-те… нет, я не могу разрешить вам сделать это сейча-а-а-а-с. Могу я рассчитывать на твоё понима-а-а-а-ние?

- Гм…

- Хорошая девочка.

Клоун улыбнулся Рем, которая не могла пошевелить головой, и показала одобрения только своими глазами. Затем, он убрал палец со лба.

- Рем… всё в порядке если я буду тебя так зва-а-а-ть? Ты помнишь, что случилось с  ва-а-а-ми?

- …

- Ты знаешь, что случилось с твоей деревней и почему ты зде-е-е-сь?

Рем концентрировалась на своём лбу, пока клоун задавал вопросы. Воспоминания, которые на неё нахлынули, вернули к ней после прикосновения к Рам.

- Деревня… сгорела. Потом мама, папа, господин, все, все они сгорели…

Рем, с трудом просматривая память, воображала адскую сцену.

Деревня, окрашенная в красный цвет, была охвачена огнём. Её расу сожгли, никого нельзя было различить. Сетанта умер с воплями. И Рам, со сломанным рогом, кричала от боли и покрываясь собственной кровью…

- Так жестоко…

Воспоминания о катастрофе заставили Фредерику печально почесать голову.

Она говорило об этом равнодушно и без эмоций.

- Поня-я-я-тно. Кажется, ты помнишь гораздо больше, чем я ожидал, но, так ты лучше понимаешь ситуа-а-а-цию.

Клоун, который не открывая глаза, слушал Рем, в чём-то убедился. В этом тоне и поведении не было ни жалости, ни сочувствия, и ко всему этому он радостно хлопнул в ладоши и сказал:

- Твоя память доста-а-а-а-точно точна. Деревня уничтожена, и ты со своей сестрой единственные вы-ы-ы-жившие. Без преувеличения можно сказать, что клан Они уже ничто-о-о-о-жен.

- Господин!?

Фредерика крикнула в сторону клоуна, который кратко описал трагедию. Но он покачал головой на эту реакцию.

- Правда не измениться от того, как её представить. Кроме того, единственные выжившие – близняшки Рам и Рем. Это тоже все знают.

- Но даже так…

- Нельзя смешивать доброту и баловать других. Первый демонстрирует хладнокровие, а второй – неверно толкует высокомерие.

Фредерика замолкла, услышав резкую речь, и клоун продолжил смотреть на Рем. Поведение клоуна не ранило Рем и не огорчило её.

Он был прав.

Теперь она и её сестра последние выжившие из расы Они. Можно сказать, её раса лишилась надежды на дальнейшее существование.

- Пока сестрица жива…

- …клан Они будет жи-и-и-ть? Ты это хотела сказать, но она потеряла р-о-о-г. Они без рога – это не Они… это закон твоей расы, ведь та-а-а-к?

- …

- Или твоя сестра особенна до обсу-у-урда? Возможно, это было правдой, и у неё было соответствующие качества, которые можно именовать как «Реинкарнация Бога Они», до того, как она потеряла р-о-о-г. Но-о-о, теперь это просто надежды, которые погибли вместе с твоей расой… нынешняя Рам не Они-и-и-и.

- Что вы можете знать об моей сестрёнке!?

Рем впервые показала свои эмоции. Гнев показался на её глазах, которое были как у мертвеца.  Клоун пытался её успокоить, заломав руки. Но Рем кричала и рвала простыни.

- У тебя неплохая реа-а-а-а-кция. Разговаривать с трупом весело. Хорошо или плохо, но мы наконе-е-е-ц поговорили.

- Что…? О чём вы говорите?

Рем громким голосом выливает гнев на клоуна.

Когда она кричала, клоун встал со стула и посмотрел на неё сверху вниз. Его глаза заставали Рем слегка вздрогнуть.

Эта реакция заставила клоуна выглядеть всё более и более удовлетворённым. Фредерика встала рядом с ним и сказала:

- Приношу свои извинения за то, что поздно его представила. Этот человек является владельцем этого особняка и моим хозяином, господин Маркграф Розваль Л. Мейзерс.

- Маркграф…

Это место, как она и сказала, было особняком, а его владельцем был клоун перед ней. Кроме того, имя клоуна было таким длинным, что она не смогла его запомнить. Это всё, что она сейчас поняла.

В ответ на это, клоун посмотрел на Фредерику одни глазом.

- Похоже, ты строга к гостеприимному стандарту, хотя девочка, выросшая в скрытой деревне глубоко в горах, не сможет запомнить название короле-е-е-е-вского дворца.

- Р…

Фредерика, услышав это, нахмурилась. Розваль посмотрел на Рем и сказал:

- Как бы сказать тебе так, чтобы ты могла понять… хм… Я твой и твоей сестры спаситель. Это должно быть понятно, та-а-а-а-к?

«Мне не нравиться этот мужчина» – подумала Рем.

 

4

 

- Когда я пришёл в деревню, она уже была охвачена огнём. Мне едва удалось найти Рам на горной тропе с тобой на руках. Привести тебя сюда было всем, что я мог сде-е-е-лать.

Розваль объяснил все детали спасения Рем.

В памяти Рем рог Рам мы отрублен блестящей сталью. Воспоминания закончились там, где её сестра кричит об боли и пустоты. Она понятия не имела, что случилось с ними после этого.

Объяснение Розваля также было кратким изложением. Но та часть, где Рам несла Рем была очень правдоподобной.

- Просто учтите все факторы и поверьте Господину. Хорошо, что тут нечего отрицать, верно, Господин?

- Будет хорошо, если ты поверишь мне. Пока вы находитесь в этом особняке, я могу гарантировать вашу безопасность.

- А где сестрёнка…?

Фредерика посмотрела на своего господина равнодушным взглядом, а Розваль ответил глубоким кивком. Рем пропустила их взаимодействие и думала, как встретится с Рам, которой здесь не было.

Если бы Рам была на её месте, она всё тщательно обдумала. Рем должна просто следовать образу своей старшей сестры и мыслить, как она.

- Позвольте мне увидеть сестрёнку. Я беспокоюсь об сестрёнке. 

- Беспокоишься об сестрёнке, да-а-а-а?

Розваль повторил слова Рем, свидетельствующие об её привязанности, и слегка прищурился. Эти гетерохромные глаза и слова, которые звучали как насмешка, заставили Рем снова чувствовать дискомфорт.

Как только Розваль ответил на вопрос Рем, он скрестил руки и сказал:

- Ты хочешь с ней увидеться, потому что хочешь спрятаться за ней, как за щитом, чтобы отбросить свою тревогу, та-а-а-к?

- …

- Господин, в чём смысл ваших действий?

Тот, кто вступился за Рем, была Фредерика. Спрятав свои клыки, она начала комментировать действия своего господина.

- Вы роетесь в эмоциональных шрамах этой девочки снова и снова… вы никогда этого раньше не делали?

Она смотрела на Розваля с хмурым взглядом, а в её тёмно-зелёных глазах читался гнев.

- О чём вы думаете?

- О здравом смысле. Я пытаюсь быть добрым к эти молодым девочкам, коне-е-е-ечно. Ты ведь это понимаешь, та-а-а-ак? Даже если она встретиться с Рам, то все мои старания обратятся в прах.

Фредерика посмотрела вниз, не в силах опровергнуть его слова. Рем почувствовала, что атмосфера резка изменилась и она посмотрела в их сторону.

Она не очень хорошо понимала суть их разговора. Но кое-что поняла.

Розваль не позволял Рам и Рем встретиться сейчас. Для их же пользы им лучше не видеться. Вот что он сказал.

- Не связывайтесь со мной…

Она не могла этого принять.

Рем смотрела на Розваля, который всё ещё держал её.

- Позвольте мне… увидеть сестрёнку…! Сестрёнку… если с сестрёнкой…

- Хочешь увидеть Рам, несмотря ни на что?

- А… разве это не… очевидно…? Я хочу увидеть сестрёнку… Дайте мне её увидеть…

Рем говорила это с враждебным тоном. Но Розваль глядя ей в глаза сказал:

- Конечно. Ну тогда, давай приведём тебя к не-е-е-е-й.

- А?

Рем удивилась такому ответу и больше не могла понять, что было истинным мотивом Розваля.

- Я понимаю ваше замешательство. Я прекрасно вас понимаю…

Фредерика вздохнула со смешенным чувством сочувствия и смирения и положила тонкую шаль на плечи Рем. Затем, естественно взяв руку Рем, она пытается помочь ей встать с кровати.

- Хорошо, тогда я отведу госпожу Рем?

- Делай как хочешь. Но-о-о-о не забывай быть с ними осторожной.

- Я это прекрасно понимаю. Хорошо, госпожа Рем, идём со мной.

Фредерика, получив разрешение от Розваля, помахала рукой, и вышла из комнаты. Рем оглянулась на Розваля, который выглядел всё ещё неудовлетворённым, и тоже вышла из комнаты.

Человек, одетый как клоун, улыбался, когда сказал: «Хм?». Это улыбка заставила Рем почувствовать озноб. Как только она отвернулась, сказу побежала за Фредерикой, которая вырвалась вперёд.

Размеры огромного особняка Розваля были за пределами того, что представляла Рем.

Длинные просторные коридоры и красный ковёр. Слева и справа было множество дверей и комнат, мебель и картины были расставлены идеально равномерно.

Стены были выше её дома, примерно два этажа. Для дома, в котором жил Сетанта, этот дом был самым большим, который видела Рем, и этот особняк в сравнении с ним был похож на стадион.

- Пожалуйста, не думай плохо об господине.

Фредерика внезапно остановилась и сказала это Рем. Та была очарована красотами во круг неё.

Эти слова на секунду заставили Рем вздрогнуть, но она быстро поняла, что неправильно её поняла. Шок был вызван тем, что она не доверяла Розвалю.

- Он постоянно так себя ведёт, но господин – щедрый и сострадательный человек. Я уверена, он будет хорошо относиться к тебе и к твоей сестре.

Рем не особо интересовало мнение Розваля и Фредерики. Единственное что интересовало Рем, была Рам, которая должна быть где-то в этом особняке.

«Розваль будет хорошо относиться ко мне и сестрёнке?». Если это было так, то…

- Позволь мне увидеть сестрёнку, пожалуйста.

Пока ей просто нужно расставить приоритеты. Она не будет просить ничего другого.

Фредерика, закрыв глаза, отвечает на просьбу Рем и идёт дальше. Она выходит из коридора вместе с ней и они обе спускаются по лестнице. Она вела Рем в место, которое было очень далеко от комнаты, в которой была. Как только Фредерика остановилась, сказала: «Мы на месте»; она почувствовала тревогу.

- …

Рем встала перед дверью. Она была плотно обмотана цепями и замками, и, кроме этого, на двери был нарисован волшебный круг.

- Это займёт минуту, поэтому, пожалуйста, подождите.

Фредерика использовала ключи в своей руке, чтобы раскрыть замки на цепях. Как только цепи упали с тяжёлым звуком, Фредерика положила руку на дверь и что-то тихо прошептала.

Магический круг на двери издал слабое свечения и исчез.

- Можешь войти.

Фредерика отошла в сторону от двери и уступила ей дорогу. В ответ на эти слова Рем поморгала глазами и робко потянулась к дверной ручке. Дверь скрипнула.

- Сестрица…?

Рем заглянула внутрь и позвала свою сестру. В следующий момент, мир словно перевернулся. Это была иллюзия. Она была настолько сильной, что даже влияла на чувства.

- …

Рем, стиснув зубы, твёрдо стояла на месте. Её волосы встали дыбом, все инстинкты завопили в тревоге.

Однако Рем успокаивает свои дрожащие ноги, стискивает стучащие зубы, и сдерживает свои инстинкты Они.

Она увидела глаза девушки, в слезах которой отражалась её сестра, страдающая посреди комнаты. 

Вокруг комнаты был аберрантный поток маны, который испускал гнетущее чувство. Та, кто искажала пространство до такого состояния, что пришлось наложить волшебный круг с печатью, была Рам.

- А-а-а-а!!!

Пустая комната с кроватью в центре. Вся мебель была убрана. Рам лежала на кровати, а вся она была перевязана цепями.

Она яростно крутила своё тело. Эти движения говорили не о том, что она пыталась освободиться, а о том, что она испытывает адскую боль. Было похоже, что из неё пыталось выбраться бешенное чудовище.

Повязка на лбу, обёрнутая вокруг раны, была залита кровью, а красивое лицо было полностью охвачено злым кровавым взглядом.

- …

Рем потеряла дар речи. Она не показывала больше никакой реакции.

Это был первый раз, когда Рем увидела такое выражение у своей сестры. Чувство самобичевания, которое пронзило всё её тело и даже пробудило её инстинкты Они, несомненно, были вызваны текущим состоянием Рам. Рам не могла понять, кто сейчас стоит перед ней.

- … Я уверена, что она не причинит тебе вреда.

Фредерика сказала это Рем, оставаясь у входа в комнату. Её низкий голос заставил Рем прийти в себя, и она оглянулась на Фредерику.

- Почему… она такая… она была спокойна… когда я проснулась… 

- Она готовила себя к этому, пока вы не пришли в себя. Я много раз замечала у неё подобные судороги, но у неё была большая сила воли и сильное сердце. Но даже тогда…

Даже понимая правду, Рем не побежала к Рам. Её инстинкты заставили полностью осознать своё собственное бессилие.

Рам была такой из-за нарушения потока маны циркулирующей в её теле после потери рога.

Тело Рам было очень необычным, даже для Они. Чтобы его поддерживать требовалось большое количество маны. Её рог помогал ей делать это. Но после его потери, тело активно начало искать другой источник.

Мана собиралась у её тела, но без рога она не могла её принять. Из-за этого мана скапливалась во круг неё и вызывала разрывы и иллюзии в пространстве.

При таких обстоятельствах мана будет бушевать в центре этой комнаты какое-то время, пока не начнёт разрушаться. И когда это произойдёт, всё, что будет рядом, будет уничтожено, включая Рам.

- К счастью, до этого не дойдёт. Мы удерживаем её силой и не позволяем рассеять собранную ману.

- Но это…

- Я знаю, мы не можем повторять это очень часто.

Рано или поздно это потеряет свою эффективность. И такой Рам, которую помнит Рем, больше не будет.

- Госпожа Рем!?

В тот момент, когда Рем это осознала, она без колебаний повернулась и убежала. Такая реакция заставила Фредерику поднять голос, но Рем не отозвалась на её зов и побежала так быстро, как только смогла.

Она не направилась в сторону Рам, так как она страдала. Рем, выбежав из комнаты, метнулась по лестнице и по коридору, по которому сюда пришла и влетела в самую первую комнату, которую увидела.

Резко открыв дверь она сердито посмотрела во внутрь. Там всё ещё сидел мужчина, одетый как клоун. Он смотрел на дверь, словно знал, что она скоро вернётся. Он улыбнулся девочке, которая тяжело дышала.

- Посмотрите, кто к нам пришёл! Торо-о-о-пишься?  Разве ты не говорила, что хо-о-о-очешь увидеть свою сестру?

- …

Слова Розваля заставили Рем несколько раз открыть и закрыть рот, а на лбу появился пот. В её голове были слова, которые она хотела ему сказать, но колебалась.

- Пож… та… спасите… сестрицу…

Голубые глаза Рем наполнились слезами, а дрожащий голос отчаянно умолял Розваля.

Она понимала, что другого выхода нет. «Только он может спасти Рам».

Он мог спасти её сестру, которая потеряла рог и страдала от неконтролируемой маны.

Розваль закрыл один глаз в ответ на просьбу Рем. Уставившись на его жёлтый глаз, в страхе, она подошла к нему.

- Я уже спас вас из горящей деревни Они. Я уже спас тебе жи-и-и-знь. И ты меня ещё о чём-то просишь?

- …

- Я могу спасти ваши жизни ещё один раз, и даже два-а-а-а раза. Но что ты сделаешь для меня? Что ты мне прило-о-о-о-жишь?

Слова Розваля, который требовал компенсации, заставили Рем напрячь испуганное лицо.

Попросить что-то и пожелать чего-то. Было бы естественно за это попросить цену. Рем поняла это только сейчас.

Это было доказательством того, как Рем была растеряна до сих пор.

На протяжении всей жизни, Рем всегда получала вещи только от своей сестры. Она никогда не просила ничего у своих родителей и сородичей. Рам была для неё другой.

Рам всегда баловала любовью Рем, и она проживала свои дни, только беря, ничего не отдавая.

Рем не была готова к этому.

- …

Рем молча стояла перед Розвалем, который ждал её ответа. Он делал это неторопливо, и это чувство неприятно жгло сердце Рем.

Даже когда в этот момент Рам страдала в своей комнате. Каждая секунда колебаний и сомнений могла стать фатальным для её сестры.

Она не могла этого вынести и начала говорить.

- Что… я… могу… дать…

- Продолжа-а-а-ай.

Его настойчивые слова заставила Рем содрогнуться, и она, полизывая свои сухие губы, закрыла глаза.

Открыв глаза и уставившись на Розваля, она сказала:

- То, что я могу дать… это только своё тело и душу. Я сделаю… что угодно. Я сделаю всё, что вы скажете. Только пожалуйста, спасите…  сестрёнку…

- …

- Пожалуйста! Пожалуйста! Пожалуйста!

Рем встала на колени, вбилась лбом об пола, начала умалять.

Она не чувствовала себя несчастной или жалкой, когда проливала слёзы. Это был не стыд. Она не знала причину, а слёзы просто появились.

Рем умоляла его снова и снова, пачкая пол слезами и соплями.

Сколько раз она повторяла эти слова? Внезапно пред её глазми появилось лицо. Подняв голову, она увидела Розваля.

- Именно эти слова я хотел услышать.

- А?

- Принести себя в жертву ради сестры. Действительно прекрастно-о-о-о.

Глаза Рем моргали, а Розваль достал из кармана носовой платок. Он положил платок ей на щёки, чтобы она могла вытереть слёзы и поднял её маленькое тельце.

Розваль подвигнул Рем, которую он держал в удивительно крепких руках.

- Хорошо, поехали. Видишь ли, я привык становиться благодетелем для кого-то-о-о-о. Я обязательно что-нибудь придумаю. Просто давай немного поговорим о ва-а-а-с.  

- О… нас…?

- Ты сказала, что сделаешь всё, не так ли-и-и-и? Это значит, что ты принадлежишь мне-е-е. И это будет совсем естественно, если я захочу с тобой поговорить. Та-а-а-а-к?

Идя в перёд, у Розваля было такое лицо, словно он уже спас Рам. Хотя это поведение сильно удивило Рем, она поняла его.

Не было сомнений, что Рем выбрала лучшую возможность, которую она могла получить, чтобы спасти свою сестру.

Но для неё это было похоже на заключение сделки с дьяволом.

- Одежда горничной, которая подойдёт для тебя… да-а-а-а, с этим лучше будет обратиться к Клинду.

Рем молча смотрела на Розваля, который шёл вперёд, и спокойно напевал песню.

 

5

 

Сидя на стуле, Рем смотрела на спящее лицо своей сестры.

Это был первый раз с своей жизни, когда Рем получила возможность посмотреть на спящее лицо своей сестры. Длинные ресницы и маленькие губки. Она поняла, что спящее милое лицо её сестры было странным на фоне её галантного поведения.

Рам, которая вздыхала и выдыхала, переместили из той комнаты в комнату рядом с Рем.

Это было доказательством того, что Розваль исполняет данное ей обещание.

«Он слишком просто с этим справился».

Розваль направился к комнате с Рем на руках и положил свою руку на лоб Рам и влил огромное количество маны. Всё закончилось за несколько секунд, но Рам успокоилась и крепко заснула.

Хоть Рем была несовершенна как Они, поняла, насколько было неоднозначным лечение, которое он проделал за несколько секунд.

Он нейтрализовал всю скопившиеся ману у Рам и в тоже время влил необходимое количество ей через рану на лбу. Он одновременно использовал несколько видов магии.

- Господин является главой семьи Мейзерс и лучшим волшебником в королевстве.

Фредерика гордо произнесла это, и это поразило Рем. Она не знала, что из себя представляло королевство.

Она смогла сравнить его со своей сестрой. Она была лучшим из Они, а он был лучшим в королевстве.

- …Рем…

- Сестрёнка, ты не спишь!?

Голос проскользни по барабанной перепонке Рем, когда она погрузилась в глубокие размышления. Рам, лёжа на кровати, приоткрыла глаза, и фигура Рем отразилась в её светла-розовых зрачках.

Её лицо было всё ещё усталым, но Рем почувствовала облегчение, когда она проснулась.

- Я…

- Т… Тебе нужно отдохнуть.

- Рем… не торопись… Говори спокойно…

Рем в этот момент почувствовала себя настолько жалкой, что это стало невыносимо. Чтобы не волновать свою сестру, она скрыла это.

- Тело… сестрёнки… пережило много испытаний…

- …Похоже на то. Меня пугало, что я не могу его контролировать. Хотя это было неприятно, но то, что пропало, беспокоит меня…

- Ты имеешь в виду… твой рог?

- Да, мой рог. Без него моё тело будет страдать. Это создаст тебе лишние проблемы, Рем. Я беспокоюсь об этом…

- Не волнуйся, всё будет хорошо…!

В ответ на слова Рем, она коснулась своего лба, в место, которое перевязано повязкой. Она погладила свой лоб и удивлённо открыла глаза.

- С телом сестрёнки всё будет в порядке… Я попросила помощи у господина Розваля, и он позаботился об этом…

- «Господин Розваль»?

В середине своего заявления Рам прервала свою сестру. Когда Рем слегка вздрогнула от странного голоса сестры, Рам мягко прикоснулась щеки Рем прищурив глаза.

- Скажи мне, Рем. Почему ты зовёшь этого человека «Господин Розваль»?

- Потому что, хм… Сестрёнке было больно и я…

- Да, мне было больно, но что произошло ещё?

Рем пугала настойчивость своей сестры. Ей казалось, что она сделала что-то очень плохое. Опустив глаза вниз, она сказала:

- Я сказала ему, что сделаю всё что угодно, чтобы спасти свою сестрёнку… А господин Розваль сказал… что, если я этого действительно этого хочу, то я должна начать работать в его особняке.

- Он сказал, что хочет, чтобы ты слала его слугой?

Она кивнула. Она не сказала ей всей правды; Рам догадалась до всего сама.

Эта реакция заставила Рам на время закрыть глаза. Она продолжила, говоря тихим и кратким ответом.

- Этот человек играет с нами.

- Что!?

- Тот, кто использовал доброту Рем, и сделал тебя своей игрушкой, доказал, что его сердце прогнила до глубины души. И плюс к этому, у него извращённая личность, чёртов… извращенец…!

- Сестрица, всё в порядке. Я могу сделать… всё, что нужно. Ради сестрёнки…

- Ты не можешь, Рем. Теперь мы двое принадлежим этому человеку. 

- …?

Выражение лица Рем стало вопросительным, так как она не могла понять смысл слов. Закинув волосы за уши, Рам сказала:

- Позволь мне повторить… мы теперь обе принадлежим Господину Розвалю…

- Господину… Розвалю…?

Теперь, когда Рем проглотила слова Рам, она поняла смысл её слов. Рам издала краткий вздох.

- …Когда я встретила его, я сказала: «Спасите Рем, умоляю вас». И он сказал мне, что я сделаю для него, если спасу её.

- …

- Даже когда сказал, что не сделает ничего плохого тебе… он хорошо всё подстроил.

Рам щёлкала языком, чувствую сожаления от всего сердца. Она поняла, что стала причиной, по которой Рем обратилась к Розвалю. И даже не по потому, что он заставил Рем сделать это, а потому, что она сама обратилась к нему. То, что Рам потеряла контроль, что Рем умоляла его. Всё это для него не имело никого значения.

- Вот как этот человек поступил с тобой, и я… да…

- …

- Рем, почему ты выглядишь такой счастливой, доже после моих слов?

- Что?

Рем положила свои руки на щёки, растерявшись от фразы свое сестры. Она сама удивилась, что действительно была счастлива. Она крутила глазами во все стороны, пытаясь понять, что ответить Рам.

- Я стала счастливой… поняв, что сделала тоже самое, что и сестра. И…

Как и она, Рам отдала себя, чтобы спасти Рем. Она так отчётливо это поняла, что хотела плакать.

- … Всё хорошо.

Рам удивил ответ Рем. Гнев, который был в её глаза исчез. И Рам смотрела на Рем своим любящим взглядом.

- Я тоже рада.

- Да я тоже…

Рем взобралась на кровать и обняла Рам. Рам, решив побаловать свою сестрёнку, ласкова гладила её по голове.

Сёстры Они, которые потеряли всё что имели, оставались друг у друга. Они остались единственными в этом мире.

Две девочки, который не были заменимы друг для друга. Рем и Рам остались единственные, в ком текла кровь Они.

- Четыре человека.

- Сестрёнка…?

Когда Рем подняла лицо в ответ на слова Рам, она увидела улыбающееся выражение своей сестры.

- Четыре человека, которые напали на деревню, ушли. Мы должны их найти.

- Четыре человека… которые напали на деревню…?

Услышав подробности о нападении на деревню, Рем широко раскрыла глаза.

Люди, которые сожгли деревню Они и уничтожили всю расу.

Найти их, вот это хотела сделать Рам. И Рем согласилась с ней инстинктивно. Это нужно было сделать.

«Четыре человека, которые убежали, могут вернуться за нами…»

- …И мы совершим возмездие, отомстим за весь наш род.

Месть, расправа, возмездие, для них это уже не имело значения.

 Им нужно это сделать.

Она не думала об этом. Но инстинкты говорили Рем, что это нужно будет сделать. Они громко кричали и вопили ей. «Отомсти, покажи свою гордость».

- Они будут найдены и убиты. В противном случае позор с нашего клана Они не будет снят.

- Найти их…?

- Чтобы сделать это, нам нужно использовать то, что нам сейчас доступно. Мы теперь можем обратиться к господину Розвалю, который сейчас должен находиться в полном восторге.

Найти этих четырёх человек в большом мире – насколько это будет сложно?

Рам успокаивающе кивает Рем, которую одолевало сильное беспокойство. Видя решимость совей сестры, Рем почувствовала себя в безопасности.

Даже если она потеряла свой рог, Рам оставалось той же Рам.

 - Да, я поняла… Я сделаю всё возможное вместе со своей сестрицей!

Сестра Рем, просто сказав пару слов, зажгла огонь в душе Рем.

Рам всегда была права. Раньше, прямо сейчас и отныне навсегда. Несомненно, её сестра останется проводником для Рем.

Деревня Они исчезла. Рам потеряла свой рог, но они были всё ещё вместе.

Но тихом голосом Рем сказала:

- Извините…

Деревня сгорела, родители и сородичи убиты, но она не испытывала по этому поводу ничего.

- Всё будет хорошо, Рем. Я буду… Сестрица всегда будет с тобой.

Рам, не спрашивая её, ответила на извинение Рем. Закрыв глаза от ощущения тепла своей сестры и нежного прикосновения её рук, Рем оставила всё на её усмотрение.

Молясь, чтобы она оставалась такой же и впредь.

Обнимая друг друга, сёстры Они клянутся отомстить четырём людям, напавшим на их деревню.

Глава 3 – Новая жизнь и начало мести

 

1

 

Первые дни жизни в особняке сестёр Они начались с тяжёлого обучения.

- Так как мы стали коллегами в этом особняке, не думайте, что я буду так и дальше хорошо к вам относиться. Отныне я буду вашим руководителем, и пожалуйста, морально подготовьтесь к этому, сдерживаться я не намерена.

Это было единственное доброе пожелание, которое сделала Фредерика в их первый день, как горничных.

До сегодняшнего дня они были гостями. Хоть теперь они были «коллегами», Рем нервничала, когда стояла рядом с Рам. Они стояли в вестибюле особняка и от сюда начнётся их новая жизнь.

- Сестрёнка, ты в порядке? Ты можешь ещё немного отдохнуть…

- Всё хорошо. Я буду чувствовать себя чудовищем, если позволю тебе работать одной. Я буду страдать вместе с Рем. Если это возможно, я хочу страдать с тобой.

- Сестрёнка…

- Я не имела в виду, что вы будете страдать! Почему вы видите во мне чудовище?!

Рам ещё не полностью выздоровела, но она настояла на том, чтобы работать с Рем. Беспокоясь о упрямой наклонности Рам, Рем осмотрела её с верху до низу.  

- Сестрёнка выглядит очень мило…

- Да. В чём бы я не была, мне всё идёт – это факт. И ты тоже милая. Если честно, ты такая милая, что сдерживаюсь, чтобы не погладить тебя.

Её тонкая грудь надулась и выпрямилась от гордости. На ней была одежда, состоящая из белых и чёрных цветов. Она была известна как форма горничных. И на Рем тоже была такая же форма, но в сравнении с Рам, которая была великолепна, она не могла беспокоиться о том, что могла выглядеть бледно на её фоне.

Для восьмилетней девочки было рано об этом беспокоиться. Кроме того, совсем недавно встал вопрос: была ли форма такого размера в этом особняке.

Но нашёлся человек, который с полной уверенностью ответил на него.

- Да, я чествую тоже самое. Как эта форма хорошо вам подходит. Правда тяжело было заставить сестёр Они надеть их, но это стоило тех усилий.

Тот, кто сказал это, был стройный молодой человек в чёрной одежде дворецкого. Его волосы имели более синий оттенок, в отличие от волос Рем. Они были аккуратно подстрижены, а в его острых глазах был монокль. Он выглядел примерно на 20 лет, но в его ауре было что-то странное, что не позволяло точно определить его возраст.

Именно этот человек нашёл одежду, которая идеально подошла сёстрам.

- Если позволишь, не смотри на них своими похотливыми глазами.

Фредерика встала между юношей и сёстрами и презрительно посмотрела на него своими глазами. И тогда он ответил своим острым взглядом.

- Это возмутительно, Фредерика. Ты слишком самоуверенна. Я просто искренне люблю тех, у кого чистая душа. Причина, по который ты так думаешь заключается в том, что у тебя грязная душа и сердце. Ты должна задуматься об этом.

- У меня нет слов! Как ты тогда переформулируешь свою страсть к маленьким девочкам? Такой ответ меня не устроит!

 - Односторонние и недалёкие взгляды сами по себе глупы. К тому же, ты неправильно думаешь, что это просто страсть к молодым девочкам. Я люблю чистые души. Поэтому мальчики тоже включены. Бестолочь.

Фредерика с красным лицом вцепилась пальцами в свои волосы. 

- Какое горе… почему он наш главный дворецкий? Я поддерживаю большинство решений Розваля, но это точно была какая-то ошибка.

- Господин доверяет моей работе, так как я очень ответственный. Вот и всё.

- Твои веские аргументы всегда меря раздражают, Клинд!

Молодой человек хладнокровно отреагировал на Фредерику, которая отчаянно кричала. Рем, используя эту возможность, сжала руками край юбки и сказала:

- Хм… господин Клинд… спасибо… Сидит… отлично…

- Так идеально, что вызывает подозрения. Когда ты успел измерить их тела?

- Это моя божественная сила. Когда я смотрю на тело человека, я вижу всё. Это мои волшебные глаза.

- Это ложь! Так ведь…?

- Конечно, это шутка. Мы давно знакомы, почему ты так удивляешься?

У Фредерики не было слов. Было очевидно, что Клинд всегда имел небольшое преимущество перед Фредерикой. Вот что Рем поняла из их отношения.

Фредерика и Клинд были людьми, которые руководили жизнью Рем и Рам в особняке. В данный момент они ссорятся, пытаясь решительно превзойти оппонента.

- Теперь я поняла. Могу я кое-что спросить?

- Можно, мисс.

- Те, что работают в особняке в основном полулюди… Почему это так?

Рем наклонила голову от слов сестры, переключая внимание на дворецкого.

- Это так странно, что здесь много полулюдей?

- Ты не могла этого сразу понять, потому что в нашей деревне была одна раса. Это может быть просто совпадением. Но ведь господин Розваль человек, верно?

- Это так, господин – человек.

- Итак, мы в Королевстве Лугуника. Можете дать мне логичное объяснение?

Когда Клинд согласился с её мнением, Рам прищурила глаза. Они не были достаточно остры, чтобы назвать их опасными. Рем держала рукав своей сестры.

- Это так, все в этом особняке полулюди. Среди сплетен есть те, в которых господина называют «Любителем полулюдей».

  - Это довольно правдоподобное имя.

- Я могу с уверенностью утверждать, что это ложь.

Когда она сделала шаг вперёд в ответ на презрительный тон Рам, продолжила свой монолог, смотря на сестёр сверху вниз.

- Господин приглашает полулюдей в особняк, которым некуда идти. Он даёт им кров, работу и образование. Он делает это, ничего не прося взамен. Это просто добрая воля нашего господина.

- Возможно. Но это не относиться ко мне и Рем.

Рем также несколько раз кивнула, соглашаясь с Рам.

Он не просил ничего взамен. Вот что сказала Фредерика о Розвале, но с Рам и Рем он поступил иначе. Он попросил у них что-то взамен, чтобы одна могла спасти другую.

Когда Фредерика прищурила свои глаза, сказала:

- Возможно, он думал, что вы двое сбежите из особняка, если не сделать что-то подобное. Вы можете это оспорить?

- …

- …

- Тогда ваше молчание подтверждает точность мыслей господина.

Рам вместе с Рем решила промолчать.

Обе сёстры заключили контракт с Розвалем. Иначе они бы сбежали из особняка и отправились в безрассудное путешествие, пытаясь отомстить за клан Они.

- Хорошо, господин Розваль – доброжелательный человек, который помогает полулюдям, которые не могут позаботиться о себе и берёт под свою… опеку.

- Я понимаю, что чувствует господин. Если он не связал бы вас контрактом, то вы бы ушли… вот что его беспокоит.

Рам с безразличным взглядом фыркала на речи Фредерики.

- В любом случает у нас уже есть цель. Останемся ли мы в особняке или нет, ничего не измениться. Мы твёрдо намерены её достичь. И… пока мы не достигнем этого, я клянусь отказаться от пареной кар…

- А-а-а-а-а-а-а-а!

- Между твоими желаниями и чувствами твоей сестры очень большая пропасть!

Клятва Рам крайне встревожила Рем.

- Во всяком случае, я буду вашим руководителем. Но сначала я объясню очень важно правило.

- Правило…

Фредерика, скрестив руки, произнесла эти слова. Возможно это было что-то вроде законов в деревне Они. У Рем было очень плохие ассоциации с любыми законами.

Ей было больно, когда кто-то что-то говорил и пялился на её лоб.

Рем сразу приготовилась к тому, что Фредерика скажет что-то очень обидное. Но…

- В этом особняке к ведущим слугам обращаются как «господин Братец» и «госпожа Сестра». Что касается меня, то обращайтесь ко мне как «госпожа Сестрица Фредерика»

- А?

- Как я уже сказала, «госпожа Сестрица». Или можешь звать меня «госпожа Сестрица Фредерика»… стоп, почему вы на меня так смотрите?

Фредерика широко раскрыла глаза на Рем, которая была сбита с толку и не могла понять, что ей сказали. Со своей стороны у Рам был совершенно неприглядны взгляд, и Фредерика сравнила лица сестёр.

- Подождите секундочку. Я не та, кто это придумала. Это традиция этого особняка… и это также правило для тех, кто служит семье Мейзерс…

- Но, госпожа Фредерика… не называет господина Клинда «господин Братик»…

Судя по их внешности, Клинд был главнее Фредерики.

Фредерика не могла ответить на поставленный вопрос Рем, и проста сказала: «А-а-а».

- В… Видите ли, это потому, что…

- Сейчас она такая, но было время, когда даже Фредерика была чиста и невинна. Тогда она была очаровательна. Смотрела на меня и называла «господин Братик Клинд»… Как же время жестоко…

- Не говори это так спокойно. В… в любом случае… Традиция – есть традиция. Итак попробуйте. Зовите меня «госпожа Сестрица Фредерика».

- Хм, но…

- Это просто традиция, давай те, прямо сейчас. К тому же, мы вскоре всё равно сблизимся, так что не волнуйтесь.

Рем смотрела на Рам, которая стояла рядом с ней. Но в ответ на настойчивость Фредерики просто закрыла лицо.

Уголки глас и щёк Рам были немного жесткими. Прямо сейчас её что-то злило. Честно говоря, это потому, что у неё было плохое настроение.

Но кроме этого…

- Сестрёнка Рем… У сестрёнки Рем только одна сестрёнка, и это я. Эгоистка.

- Меня удивляет твоё упрямство.

- Да? Смешно. Я всегда такая. Неужели не может быть больше ничего более важного?

Рам, скрестив тонкие ручки, выпрямила грудь и уверенно заявило об этом. Она всё ещё выглядела жалкой из-за повязки, обёрнутой на её лбу.

- У меня есть… только одна сестрица, и это моя сестрица, так что…

- А, даже Рем тоже… Но это традиция, понимаете?

- Простите…

Рем, поклонилась и извинилась. Это заставило веко Фредерики слегка задёргаться. А Клинд к этому добавил: «Извинись» и мягко постучал её по плечу.

- Тебе их не убедить. Кроме того, хоть они и служанки в этом особняке, они ещё слишком молоды. Милые девочки.

- «Ещё молоды», это твой ответ?

- Да.

- Как же я устала от вас троих!

Фредерика стряхнула руку Клинда с усталым взглядом и глубоко вздохнула.

- Понятно. Пропустим это и перейдём к следующе теме… Ах, я так надеялась, что и меня будут звать «Сестрёнкой».

- Похоже, Фредерика также испорчена, как и Клинд.

- Я могу отказаться от того, чтобы меня звали «Сестрёнкой», но покрасней мене, добавляй к моему имени «госпожа».

Фредерика была разочарована и подняла голос на Рам и сразу начала двигаться. Клинд так же шёл рядом с ней, а Рем и Рам шли позади.

- …госпожа сестрёнка…

- …

- Я просто хотела попробовать это сказать.

Рем отвела смущённый взгляд и пошла быстрее. Увидев, как у Рем покраснели уши, Рам слегка расслабилась.

- Хи-хи…

 

2

 

- Приве-е-ет, Рем. Хорошая работа. Ты привыкла к особняк-у-у-у?

- Ой, господин Розваль… а-а-а…

Рем позвал человек, когда она чистила обувь в холле особняка, и от испуга удивлённо обернулась. Ведро воды в её рука слегка пошатнулась.

- Ой, осторожно, осторожно.

Розваль, подойдя к ней ближе, взял её за плечо, и она избежала падения. Когда Рем облегчённо вздохнула, запаниковала и склонила голову.

- Большое спасибо. Мои искренние извинения за это.

- Что-о-о? Не стоит благодарности… О, я должен был сказать это раньше, но у как у тебя идут дела-а-а?

- Госпожа Фредерика… относится ко мне с заботой, так что…

Рем отвечала на вопрос смущённо. И так же рассказала о результатах работы под руководством Фредерики.

Рам и Рем работали в особняке Мейзерс уже в течении месяца. Всё время Клинд и Фредерика помогали им в качестве руководителей.

Они оба были очень добры к молодым сёстрам, хоть постоянно ссорились друг с другом, но проявляли заботу. Их обучали не только тому, как нужно работать в особняке. Учили правильно говорить, писать, читать и считать, а также общим сведениям о мире.

- Видимо, ты наслаждаешься своей рабо-о-о-той.

- Мне интересно узнавать новое… но…

Рем улыбнулась своем господину, но в одно мгновение печально посмотрела вниз и перестала говорить. Возможно, это из-за содержания этого разговора.

- Ты чувствуешь вину? Или угрызение совести?

- …

- Деревня Они сгорела, а твои родители и сородичи уби-и-и-ты. И всё же, ты начала новую жи-и-и-знь… Это давит на твою совесть?

Она не ответила, но Розваль попал в точку, то, что чувствовала Рем внутри себя.

Она была счастлива. Возможною дни шли не так гладко, но, Рем провела свои дни спокойно.  

У Рем была удивительная склонность к домашней работе, ручному труду и учёбе. Именно в этом за месяц Фредерика и другие увидели удивительный прогресс.

Факт того, что Рем была никем в деревне Они, она никогда не чувствовала себя нормальным человеком, у которого всегда был комплекс неполноценности «Я ничего не могу сделать сама». Но придя сюда, когда её деревня была разрушена, она стала чувствовать себя более уверенной и полноценной. Она была счастлива от того, что деревня разрушена.

- Понимаешь, я считаю, что окружение важне-е-е, чем личная жизнь.

- …Что?

- Не важно, с каким талантом ты родилась, если нет подходящей почвы, солнца и воды, чтобы семя твоего таланта взросло. Вот что для меня окружение, и именно этот факт наиболее важен.

Розваль рассказывал это мягким тоном Рем, которая опустила глаза. Он был спокоен, но Рем не могла пошевелиться и казалось, что она разочарована.

- Если окружение изменит тебя к лучшему, ты должна быть этому благодарна. Чтобы не случилось, не ругай себя-я-я. Этот грех не пренадлежи-и-и-т тебе.

- …

- Кто-то сказал мне нечто похожее. И я верю в это. Если окружение является частью твоего жизненного пути, то тогда нужно приготовиться к нежданной встречи. Я благода-а-арен этому. Я никогда не сожалел об э-э-том.

Рем увидела, как Розваль стал откровенно дрожать и начал испытывать таинственные эмоции.

Это была сила. Сила, которая поддерживала его, как и желание Рем быть сильной, как её сестра. 

- Я вижу, что у господина Розваля тоже в жизни есть такой человек.

- Упс, промах с у-у-утра. Как стыдно, это будет нашим секретом, хорошо-о-о?

Рем с лёгкой улыбкой кивнула Розвалю, который положил палец на губы. Эта реакция заставила Рем немного изменить мнение о неё за этот месяц.

В начале она думала, что он был тем, кого она хотела видеть меньше всего. И сейчас она впервые встретила его, и её чувства к нему изменились, увидев его внимательным и добры к ней. Её сомнения были ложными, и благодарность стала верностью. 

Хоть у Рем не было проблем с работой в особняке, но…

- Культ ведьмы.

- Хм?

- Это люди, которые напали на деревню.

- Полагаю, Фредерика или Клинд тебе сказали это. Любят же они всё портить.  Могу поклясться, что приказал им не говорит вам об этом.

Реакция Розваля с беспокойным выражением убедила Рем.

Культ ведьмы – это название встречалось очень часто, когда они изучали общие знания и историю этого мира. Они были группой еретиков, которых ненавидел весь мир. Их численность, принципы и мотивы, лежащие в основе их деятельности были тайной, но то, что знали все – это поклонение «Ведьме Зависти».

Худшее существо, поглотившее половину мира тенью. Это было самое известное из всех бедствий, и даже Рем, жившая в изолированной деревне, знала об этом.

Эта группа, которая поклонялась ведьме, напала на деревню Они.

- Это была ни Фредерика и не Клинд. Когда я услышала о Культе ведьмы, то сразу вспомнила события в деревне…

- Ты думаешь, что они сделали э-э-то? Если это так, то это у мне скользкий язык, а не у этих двои-и-и-х. Сегодня я о-о-о-очень болтлив. 

Розваль вздохнул и сказал: «Облажался». Он сделал поворот во круг себя и с закрытым глазом посмотрел на Рем, а она на него.

- Что касается твоего ответа… Я думаю, что это действительно они. Единственное доказательство, что это культ ведьмы, то это то, что они оставили.

- Т.е. … культ ведьмы… не оставляет после себя ничего?

- Культисты или жертвы – ни-и-и-че-е-е-го-о-о. Они ничего не оставляют.

Когда культ выбирает свою цель, место и людей сжигают. Даже если нападение культа было отражено, то захваченные, как истинные верующие, ничего не говорят и предпочитают откусить себе язык.

Хоть Культ ведьмы все ненавидят, за сотни лет им ничего не сделали.

- Культ ведьмы…

Стиснув зубы, Рем ещё раз прокрутила правду в своей голове. Её маленькая грудь горела от сожаления и пламени гнева и, прежде всего, от сильного чувства долга.

 Не только из-за того, что её кровь Они хотела этого, но и заключённая клятва с Рам.

Рем отомстит им, и это было её желанием. Вот почему несмотря ни на что…

- Именно поэтому Рем. Если возмо-о-о-жно, я хочу, чтобы вы жили только ради мести.

- А?

Однако Розваль внезапно облил Рем холодной водой.

Когда Рем широко открыла глаза в ответ на его заявление, Розваль сказал:

- Ты должна ненавидеть того, кто безосновательно сжёг твою деревню. Но ты понимаешь, что у ты с Рам ещё молоды, и у вас впереди ещё много вРемени. Но вы должны понять, что месть вымотает ваши тела и души. Вот во что я ве-е-е-рю.

Рем не знала, как ответить.

Хоть Розваль смотрел на Рем свысока, он заботился о ней. Но многочисленные факторы говорили, что отомстить за клан Они нереально.

Даже Рем это понимала. Но это было не тем, чего хотела Рам.

- Господин Розваль, спасибо за вашу заботу. Я подумаю об этом.

- Я знаю, что всё будет отл-и-и-и-чно. Но всё же… ой!

Розваль одобрил ответ Рем и попытался закончить разговор. Но вот когда он собрался уйти, он резко воскликнул. Причиной тому была…

- Не приближайтесь так небрежно к моей милой сестре. Розваль… господин.

- Почтительно, излишне вынуждено, поистенне горделива – наша настоя-я-я-щая Рам.

Розваль похлопал по плечу Рам, которая стояла у входа в комнату. Такое поведение вызвало у неё ещё больше раздражение. Из-за это Розваль с трудом вздохнул.

- Я всегда такой ласковый, а ты такая зануда. А ведь мы проводим к-а-а-ждый вечер и ночь вме-е-е-сте, в полном одино-о-о-честве.

- Я просто принимаю необходимое лечение. Это так омерзительно.

Рам с хмурым обиженным взглядом вошла в комнату и встала рядом с Рем. Рам, которая вмешалась в их разговор, мягко коснулась лица Рем.

- Ты в порядке, он ничего с тобой не сделал?

 - Ты мне не доверяешь, да-а-а? Мы знаем друг друга уже месяц, так что думаю, нам пора построить настоящие отношения.

- Отношения? За этот месяц вы стали мне ещё презрительней, господин Розваль.

- Какая строгая оценка! Мне вот интересно, почему мы с твоей сестрой построили хорошие отноше-е-ния?

- Это правда, Рем?

- Он лжёт. Сестрёнка права.

- Предан в одно мгновение, моё сердце разбито!

У Рем не было причин беспокоиться о том, на чьей стороне ей стоит быть.

Видя, что Розваль махает руками, Рам торжественно улыбнулась. Но Рем, коснувшись руки совей сестры, и, начав с «Сестрёнка», сказала:

- Ты закончила уборку наверху?

- … … … Н-е-е-т…

Рам ответила на поставленный вопрос с небольшим колебанием, отводя взгляд. Когда Рем кивнула на ответ, который ожидала, взяла руку своей сестры и продолжила.

- Ну, тогда, когда я закону здесь, мы закончим остальную работу сестрицы.

- … Спасибо. Ты, как всегда, Рем.

- Ничего страшного. В конце концов, это для сестрёнки.

Рем спокойно покачала головой.

За этот месяц стало очевидно, что Рем обладает талантом в работе по дому, а вот Рам другое дело…

- Удиви-и-и-тельно. Поначалу Фредерика тоже ничего не могла, но я не ожидал, что её кто-то превзойдё-ё-ё-т!

- У меня выдающиеся таланты во всём. Это мая карма.

- Она не лжёт. Чистая истина.

Было похоже, что Розваль дразнит её, но Рем и Рам не могли это опровергнуть.

В прошлом месяце Рам стало ясно, что выжить в этом особняке одна она не сможет. Сейчас её тело стабильно благодаря лечению Розваля, которое он делает ей каждый вечер. Он выполнял роль её рога. Но оно также способствовало ограничить её буйный характер. 

В итоге, тело Рам испытывало слабость, как от недоедания, и она не могла выполнять некоторые поручения. Но она могла удовлетворительно выполнять обязанности горничной. Тем не менее, Рам делала туже работу, что и Рем.

- Всё чисто. Сестрёнка.

- Да, поняла.

Она закончила чистить гостиную и отправилась наверх с Рам. Но перед этим поклонилась Розвалю.

- Господин Розваль, мы уходим.

- Хорошо, хорошо, продолжайте так и дальше. И Рам. Я думаю, что мои дела займут сегодня больше вРемени, чем обычно. Я немного опоздаю, просто подожди меня и не чувствуй себя бро-о-о-о-шенной.

- Было бы лучше, если бы вы это делали, пока я сплю.

- Но тогда я не смог бы насладиться твоей реакцией… и к тому же, я не смогу точно сказать, всё хорошо или не-е-е-е-т.

Рам фыркнула на Розваля и покинула гостиницу вместе с Рем. Сразу, когда они поднялись на этаж, она остановила Рем и сказала:

- Он правда ничего с тобой не сделал?

- Не нужно беспокоиться. Сестрёнка, ты слишком недоверчива к господину Розвалю.

- …Тебе не нужно фамильярничать со мной!

- Ой, прости, прости… Просто вошло в привычку…

Рем рефлекторно начала говорить формально, и в панике прикрыла рот рукой.

Она полностью погрузила себя в жизнь особняка. Это показывало текущий результат. Она привыкла к наряду горничной, которая поначалу её смущала, и даже решила проблемы со своей речью.

Но была одна вещь, к которой она ещё не привыкла.

Профиль Рам, который стоял рядом с ней. Она бросила свой взгляд в её доблестные глаза. Её сестра выглядела также, как и раньше, но она всё же изменилась.

Даже Рам, которая пыталась оставаться собой, изменилась. Рам, которая считалась выдающимся существом, стояла рядом с ней по-другому.

Она не могла привыкнуть к этому, сколько бы вРемени не прошло. Но она привыкла к чувству дискомфорта.

- …Рем?

- А!

Рам позвала Рем, которая потерялась в своих мыслях.

- Нет, ничего. Всё в порядке.

Они кивнули друг другу и быстро встали друг к другу.

Она не заметила, как привыкла автоматически разговаривать формально, и не замечала, как её сестра чувствительно к этому относилась и к тем изменениям, что происходили у неё внутри.

3

 

Хоть Рем чувствовала беспокойство, время шло.

В течение того вРемени, когда она работала в особняке, Рем чувствовала себя не ловко от того, что, грев, который бурлил внутри неё, стал уменьшаться.

Месть за её расу, которую она хотела реализовать с Рам, угасала каждый день.

Это произошло не потому, что она ничего не делала; это было связано с счастьем, которое она получала, живя в особняке. И Рам выглядела так, словно ничего не произошло.

Рам хотела отомстить. Но тело Рам больше обладало той силой, которую она получала благодаря рогу. Сила, которая могла помочь отомстить сёстрам не была у них в руках.

В итоге она забудет о том, что она Они, и она и её сестра продолжат жить в особняке под руководством Фредерики и Клина.

Рем никогда не говорила об этом. Но она не могла сказать, что ничего не чувствовала из-за этого. Рем каждый день усердно работала, чтобы отвлечься от этого.

- Сестрёнка отправилась вместе с господином Розвалем в поездку?

Рем широко раскрыла глаза.

Эта новость была как гром среди ясного неба. Её это очень удивило, ведь сёстры будут в разлуке впервые в жизни.

- Только определённое количество людей должно приближаться к «Святилищу». Но безопасность для меня превыше всего. Именно поэтому я беру Рам с собой, чтобы лечить её. Я не откажу от этой обязанности из-за эгоистичных причин.

- Я уже говорила, если пропустить несколько дней, ничего плохого не случиться.

Рам была недовольна решением Розваля, который элегантно сидел на диване, скрестив ноги. Но Рам, которая сидела рядом с ним, стряхнула его руку, которая пыталась погладить ей волосы.

Рем, сидевшая рядом с ними, не скрывала своего удивления.

- Сестрёнка, ты будешь в порядке с господином Розвалем?

- Если ты имеешь в виду, что я буду всеми силами сдерживаться, пытаясь не сломать ему шею, то всё будет в порядке.

- Буду считать это вызовом. И я его принима-а-а-ю.

- Вызов, какого рода…?

- Конечно же, разделение старшей сестры от младшей…

От слов Розваля глаза Рам и Рем расширились. Розваль улыбнулся их милой реакции.

- С тех пор, когда вы покинули деревню и до сегодняшнего дня вы всегда вместе, даже сейчас. Так что насчёт того, чтобы взять небольшой переры-ы-ы-в?

- Но что получим от этого мы?

- Да! Я просто хочу знать, что случиться… и поэтому я это и дела-ю-ю-ю.

- Если это так, то разговор окончен. Пошли, Рем…

- У тебя кроткий характер. Ты действи-и-и-ительно, самоуверенная девица.

Он помешал Рам встать, положив руку ей на плечо, и усадил её на диван. Как только она седла, он серьёзно посмотрел на них.

- Я ведь действительно волнуюсь. Однажды вы должны будете выбрать будущее, в котором вам придётся отдалиться друг от друга.

- Но вы сказали, что сестрица и я принадлежим господину Розвалю.

- Я не это имел в виду. Я не могу заставить вас остаться, если вы захотите уйти, дверь из особняка всегда рядом. И я не буду вас останавливать или пытаться вернуть, но если вы сделаете это самостоя-я-я-я-тельно.

Это утверждение заставило Рем широко раскрыть глаза, как и Рам. Видя эту реакцию, Розваль продолжил монолог с серьёзным взглядом.

- Даже если до этого дойдёт, то ты свободна делать то, что хочешь. Но-о-о-о, независимо от того, что произойдёт, вам придётся разлучиться. И как только настанет этот момент, вы будете страдать… ну, если это время действительно придёт, я протяну руку помощи и лично спасу вас.

- Хватит ходить во круг да около. Что вы действительно хотите нам сказать?

- Просто, я за вас волнуюсь. Поэтому пытаюсь вам помочь. Понима-а-а-ешь?

Розваль подмигнул надутой Рам, и Рем, чьи глаза от шока расширились. Этот жест и его доброта привели в замешательство Рем.

- Сестрёнка…

- Не делай так, Рем. Думаю, я поняла, что он пытался сказать.

Призывая Рем, она посмотрела вниз и неохотно вздохнула. Именно из-за этого жеста Рем поняла, что она и её сестра пришли к одному выводу.

Разлука сделает их одинокими. Даже если это продлиться несколько дней. Но Розваль говорил правду. Сёстры, которые держались друг за друга всегда, жили не разлучаясь, не могли так жить.

- Вы будите разлучены всего на три дня-я-я-я. Это не так до-о-олго. Проведи это время с пользой без своей сестры-ы-ы.

- Это прозвучало так, словно я бРемя для Рем. Мне это не нравиться.

- Мне будет одиноко и грустно без сестрёнки. Пожалуйста, возвращайся скорей.

- Просто посмотрите, какая милая Рем. Я не могу её покинуть.

- Всё уже решено-о-о-о. Ты ничего не сможешь с этим сде-е-е-е-лать.

Он закончил фрезу с улыбкой. И Рам и Рем приготовились впервые расстаться.

Через три дня наступил судьбоносный день, когда Рам и Розваль покинули особняк. 

Два гигантских земляных дракона тянули драконью карету. До этого Рам и Рем неохотно попрощались.

- Слушай, Рем. Не плачь по ночам, хорошо?

- Хорошо, я не буду, сестрёнка, будь осторожна…

- Вы это говорите так, словно идёте на войну. Вы ведь не прощаетесь, та-а-а-к?

 У них это заняло так много вРемени, что Розваль начал их дразнить. Как только сёстры наконец разошлись, Фредерика подошла к Рам. Она исправила внешность Рам и вытащила что-то из своего кармана.

- Это… письмо?

- Да. Мой брат живёт в «Святилище». Он навязчив и шумный, так что ты обязательно его встретишь. Передашь ему это?

- Если это так, я могу исправить его недостатки силой. И письмо я тоже передам.

- Спасибо. Это преподаст ему урок.

Фредерика, передавая письмо, выражала горечь и сожаление. Рам заметила это, но приняла письмо, ничего не спрашивая.

- Рем, я напишу письмо, когда мы туда доберёмся.

- Ты ведь понимаешь, что вернёшься до того, как она получит письмо!?

Фредерика сказала это, и повозка с драконами тронулась. Рем смотрела, как карета исчезала в пыли, вызванной драконами, и положила руку на грудь.

Её не переполняло так много беспокойства, как думала. Хотя чувство от то, что сразу рухнет от того, что начнёт рыдать от разлуки с Рам, не исчезло.

- Хорошо, что этого не произошло.

 - Было бы ужасно, если это произошло. Потерпи всего лишь три дня. Я вот когда с Гарфиэлем…

Фредерика неосознанно перестала говорить, словно её грудь что-то пронзило, и она неловко посмотрела вниз. От её реакции, Рем поняла, что это за человек, которого она упомянула. Гарфиэль был её братом, о котором она слышала ранее.

- Госпожа Фредерика, почему вы разлучились со своим младшим братом?

- Сложная ситуация. И я его давно не видела.

Фредерика слегка отрешённо ответила на вопрос Рем.

- Если когда-нибудь появиться возможность, что ты тоже отправишься в «Святилище», пожалуйста, поладь с Гарфиэлем. Он примерно твоего возраста.

На мгновение Фредерика очаровала Рем, которая слегка улыбнулась. Её профиль, когда она прикрыла рот рукой был похож на очаровательную картину.

- Фредерика, у нас нет вРемени на приятные воспоминания. Мы должны тщательно заботиться об особняке, пока господин в отъезде. Было бы неплохо, если бы ты помогла… хотя, нужно учесть, что сейчас у тебя такой период… Нужно пережить это, и я буду с нетерпением ждать.

- Как же ты раздражаешь! Сейчас приду!

Но увы, обычные шутки Клинда способны в одно мгновение разрушить столь прекрасный момент.

 

4

 

Жизнь без Рам в особняке Мейзерс началась.

Отсутствие её сестры вызывало одиночество и беспокойство, но не вызывало той грусти, которую она ожидала.

Это благодаря «заботе» Фредерике она не чувствовала одиночество. Было много моментов, когда они разлучались во время работы. Это случалось так часто, что она начала забывать об отсутствии Рам.

Но Рем тяжело давалось отсутствие Рам только ночью; вечером, когда Рем закончила работу и вернулась в свою комнату, то чувствовала одиночество, и старалась не заплакать.

Но новый шок встретил её во второй половине второго дня.

- Хорошо, Рем. Я буду сопровождать этих детей, поэтому, пожалуйста, позаботьтесь об особняке, пока меня нет.

- Да, госпожа Фредерика. Удачной поездки.

Фредерика вошла в драконью карету и Рем глубоко поклонилась.

Внутри повозки было несколько маленьких девочек, одетых как Рем и Фредерика. Они были похожи не только из-за одежды, но и из-за обстоятельств. Другими словами, они тоже были полулюдьми.

Розваль так же нашёл их, когда им было некуда идти, и он предложил им работать в особняке. Их обучение закончилось, и этих девочек, которые получили нужные навыки, отправили на службу в другой особняк.

В ответ на поклон Рем, девочки так же глубоко кивают.

Хоть они жили в одном особняке, Рем не была привязана к ним так сильно. Но несмотря на это, Рем желала им удачи на пути на их новое рабочее место.

Когда Фредерика говорила с ней о Розвале, она описывала его как доброжелательная и терпеливая личность, и это оказалось правдой.

Он обучал полулюдей, давал им работу и отправлял их в разные места. Это был не первый раз, когда Рем провожала своих коллег за эти два месяца.

- Тебе не повезло в том, что ты осталась с Клиндом. Я беспокоюсь о том, что он оставит тебя одну в особняке.

 Это был первый раз, когда Клинд собирался покинуть особняк. Если всё пойдёт по плану, то Рем останется в особняке одна на несколько часов.

- Ты не должна впускать в особняк никого. Теперь ты действительно останешься одна…

- Всё будет хорошо, госпожа Фредерика. Я уже немного привыкла к этому. Я смогу позаботиться о себе, пока вас нет.

Рем кивнула Фредерике, которую одолевало беспокойство о ней, и выпрямила грудь, что делала очень редко.

Уже много раз Рем ждала сестру с деревенских собраний в одиночестве. Так что для неё эти несколько часов ничего не значат.

- Также, господин Клинт дал мне работу на это время.

- Да, работа в подвале особняка будет сложной работой для одного человека… Мне очень жаль, Рем. Как только я вернусь, обещаю, сразу же помогу тебе.

Фредерика продолжала беспокоиться, без конца говоря Рем быть осторожной, и как только Фредерика покинула особняк, она осталась единственной живой душой в особняке.

- У меня нет вРемени просто стоять на месте.

Сказав это себе, она вернулась в особняк и направилась в место со входом в подвал склада. Ключ от комнаты ей дал Клинд, и она собиралась немедленно заняться делом.

Ей казалось, что Клинт хотел переоборудовать особняк за три дня, пока Розваль не вернётся. Большая перестройка подвального склада началась вчера, и так же была частью этого.

- Это здесь, так?

Склад находился в центральной части особняка. В самой глубокой его части. Люди редко проходили так далеко, так как было очень холодно, и это был первый раз, когда Рем пришла сюда.

Она не была совсем уверена, нужно перебирать склад иди нет, но…

- Господин Клинд сказал, ты поймёшь, как только увидишь…

Клинд никогда не ошибался. Вопреки опасениям Фредерики, он был собранным и добрым, поэтому терпеливо работал с таким человеком, как Рем. Иногда он действительно беспокоил её, но это происходила тогда, когда чувствовала из далека его взгляд.

Доверяя ему, она протянула руку и двери подвала. Когда она вставила старый ключ в замочную скважину, то замок легко открылся и дверь со страшным скрипом открылась.

Но в следующий момент Рем тихо заткнула нос от запаха, прошедшему через дверь.

Она резко закрыла дверь и упала на колени. Вонь была невыносимо сильной.

- Ч-что это…? А, что?

У неё был шок, вышедший за рамки её сознания. Смутившись, Рем прислонилась к двери.

Смрад – вот как это можно было описать. Вонь и жестоко-отвратительный запах.

Он отличался от гниющего запаха или запаха крови, и даже от запаха выделений и отходов. Она не могла сравнить его ни с чем. Рем никогда не сталкивалась с таким запахом раньше, как ей показалось на первый момент…

- Я уже… чувствовала этот запах…

Она пыталась вспомнить, где натыкалась на него раньше.

У неё не было чёткой картины, которая появилась в её памяти. Но она помнила его.

Не зная, с чем это связано, Рем медленно открыла дверь.

Она снова поморщилась от удушения, обволакивающей её нос и горло, и от этого у Рем закружилась голова. Даже если она будет дышать ртом, она не сможет перестать чувствовать этот сильный запах.

Несмотря на это, она тих вошла во внутрь.

Подвал склада был во тьме и ничего нельзя было увидеть.

Рем положила руку на холодную стену и спустилась вниз по лестнице. Сухи шаги звучали в темноте, и Рем думала, что начала тонуть. Всё глубже и глубже уходила ко дну. Но эта иллюзия закончилась, когда она почувствовала каменный пол.

- …свет?

Как только она вспомнила, что ей нужно было взять фонарь, Рем внезапно накрыл ослепляющий белый свет. Это испугало её, и она подпрыгнула, когда увидела своё окружение.

 Разные полки с инструментами, груды старых книг, предметы неизвестного назначения, покрытых пылью, множество старой мебели, украшавшей склад, всем этим был наполнен подвал склада.

Она согласилась с тем, что сказал Клинд: «Как только ты увидишь, сразу поймёшь, нужно это или нет». Я поняла, всё здесь – ненужные вещи. И он сказал, что мне нужно всё это убрать…

Свет, который освещал комнату, был волшебным. Это был механизм, который автоматически загорался всякий раз, когда кто-то заходит в подвал.

Она поняла свою цель, и её беспокойство исчезло. Теперь она должна заняться своей работой. Это то, что поняла Рем, и начала быстро очищать склад подвала.

- Воняет… ещё сильнее, чем раньше…

Рем, затаив дыхание, вертела головой, пытаясь найти источник вони. Найдя сторону, откуда исходил источник вони, она начала идти к нему.

То, откуда исходил этот запах, была дверь в другую часть склада.

Само по себе это не удивительно, но она была обеспокоена тем, что было на двери. Она была обмотана тесными цепями, а также был нарисован волшебный круг. 

- Там была сестрёнка…

Она сталкивалась с ней раньше. На этой двери было тоже запечатывающее заклинание, которое сдерживало Рам.

- …

Она была уверена, что вонь шла с той стороны двери. Даже эта дверь не могла остановить эту вонь.

В тот момент, когда это Рем поняла, её инстинкты завопили о тревоге. Рем почувствовала что-то вроде удара по голове. Она хотела немедленно покинуть это место.

Чувства Рем так же были согласны с её инстинктами. «Тебя не должно быть здесь. Беги, баги как можно скорее.» Вот что чувства и инстинкты говорили ей.

Она держала в голове воспоминания об этой вони. Рем насильно держала дверь к этим воспоминаниям. Поняв, что лучше следовать инстинктом, она начала тихо и медленно отходить назад.

- Ц-ц-ц-ц-ц.

Она услышала резкий звук, который открыл дверь к её воспоминаниям.

В следующий момент Рем резко оказалась возле двери, разорвала цепи своими руками и расколола дверь на две части ногой.

В комнате был кто-то, кто широко выпучил глаза из-за неожиданных действий Они. Широко открыв глаза, фигура резко начала улыбаться и смеяться.

- Добро пожаловать, маленькая девочка. Можешь отдать мне свои слёзы?

Услышав эти слов, искра, которая превратилась в пламя, поглотило зрение Рем, как взрыв.

 

5

 

- Значит, магический круг сломан и я свободен?

- …

- О, молодец маленькая девочка. Я так понимаю, я должен сказать: «Как я могу тебя отблагодарить».

- …

- А-а-а! Думай, я же близко! Так, ты хочешь сказать: «Ай, мои уши, я не слышу»?

Кто это, кто это говорит… что, что, что говорит.

Рем, упав на твёрдый пол, сделала всё возможное, чтобы восполнить пустое пространство в её голове.  Я должна собраться с мыслями, найти голос, которым буду говорить, сделать всё возможное, чтобы выйти из сложившейся ситуации победителем. Но гнев, обнявший её сердце, как щит, не позволял сделать это.

Как только Рем услышала звук от той двери, высвободилось то, что было закрыто в её памяти. Огонь, который угасал в особняке день ото дня, пламя, достаточно сильное, чтобы разрушить мир.

- А… А-а-а!

Рем, с открытым ртом, посмотрела на потолок и подняла звериный рёв, который сотряс атмосферу. В ответ на это на её лбу появилось доказательство силы Они. Её рог, распространяя чёрный дым, затмил комнату и забрал всю ману, до которой мог дотянуться и превратил её в силу.

Коснувшись земли, она встала на ноги и посмотрела на мужчину, стоявшего впереди неё.

Он был очень худой, и на вид не здоровый. Удручающие щёки и глаза, а лицо было очень ужасным. Он ничего не носил на верхней части тела, и только жалкие брюки покрывали его ноги. На его коже было много ожогов и равных ран. Он вылудил так, словно его пытали.

- У-у-у, так понимаю, что рог доказывает, что кто-то из расы Они выжил. Если это так, то ты пришла сюда, чтобы отомстить за свою семью?

- …

- Пустой ответ. Чего ты хочешь?

Она не была обязана отвечать. Рем столкнулась с садисткой улыбкой и решила атаковать.

Она сделала шаг вперёд, отбрасывая всё во круг себя, и бьёт мужчину, опираясь на силу, которую даёт ей рог.

- Хорошо, бум!

В этот момент возле Рем возник взрыв, и отбросил её. Она почувствовала головокружение.

- Теперь 6! Если ты сможешь выжить, то это меня впечатлит! 

Произошло ещё несколько взрывов. Три удар в грудь, два в живот и один в спину. Один за другим взрывы проникали в маленькое тело.

- Моё… тело…

Её отбросило кувырком и из горла вырвалось много крови. Шок сотряс её внутренности, острая боль от её сломанных рёбер вибрировала и вызывала порывы рвоты и кашля. Она не могла сказать, почему стала видеть мир во круг себя красным.

- Как и ожидалось, Они сильны, даже такие малышки. Ты так сильно пострадала и всё ещё жива?

Исходя из того, что сказал мужчина, когда смотрел на неё сверху вниз, она была уверена, её тело было таким же, как и раньше. Она тяжело дышала от боли, но её сияющий рог не позволил ей потерять желание сражаться. Раны Рем испускали красный пар, и повреждённые конечности были мгновенно исцелены, а кости срослись снова с резким звуком. Она встала вновь.

- Я видел это много раз, вы настоящие монстры. Интересно, что будет, если я начну пытать тебя.

- А-а-а-а!

Снова взвыв, Рем отскочила назад, чтобы в нужный момент повернуться к фигуре и напасть на него, разорвав когтями Они. Она не могла броситься вперёд, как сумасшедшие после того, что он с ней сделал. Услышав боевой клич, фигура подняла руки со шрамами и пошла вперёд.

- Ц-ц-ц-ц-ц.

Щёлкав языком, вонь в комнате становилась всё сильнее. Рем тут же изогнула своё тело и избежала места, где начала скапливаться вонь. Но она не могла избежать последствий созданного взрыва.

Даже если она избежит прямого взаимодействия, взрыв вызовет жар и ударную волну. Рем пытается увернуться, но катясь по полу, она ударилась об стенку и вскрикнула от боли.

- Ни способностей, ни плана, ни стратегии. Ты просто бездумно используешь свою силу? Ты совсем ещё ребёнок, который размахивает руками и ногами, чем ты отличаешься от обычного зверя?

- А-а-а… а-а-а!

- Ты даже скулишь, как зверь. Скучно! Если ты собираешься плакать, делай это мило. Развлеки меня. Ты разочаровываешь меня, понимаешь?

Рем отчаянно рычала и снова почувствовала вонь. Она отталкивается от пола и прыгает назад. Но было слишком поздно. Сразу же произошёл ещё один взрыв, задевший её.

Она истекала кровью, она стала брызгать и окрашивать весь подвал. Вещи были сметены ударом и превращались в мусор. Вскоре Рем предстояла та же учесть.

Она собралась умереть. Быть убитой. В таком месте, таким образом, ненавистным врагом…

- Ты бы могла сделать так много. Тебе никто не придёт на помощь, у тебя никого нет. Если это так, то это прекрасная возможность. Здесь я убью маленького Они и уйду отсюда.

Когда Рем услышала заявление мужчины, который собирался её убить, она почувствовала, что желание сражаться угасает.

Кровь выходила из неё, как и желание мести. Когда она опустеет внутри, конец жизни наступит, как и её клятва отомстить.

- …

Если это произойдёт, то Рам обязательно начнёт мстить всем за Рем.

- Нет, нет…

Она не может. Она не может. Она не может, она не может, она не может, она не может, она не может, не может, нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет.

С текущим состоянием Рам, даже если у неё будет сильная воля, без рога она не сможет сделать ничего. Вот что она поняла за то время, что пробыла в особняке. Так хорошо это понимала, что причиняло боль.

Если бы Рам хотела отомстить только одна, она точно бы умерла напрасно. И даже если она это знала, её сестра ни за что бы не сдалась. Она не могла отомстить за Рам.

Её сестра не умрёт. Она не может умереть. Её сестра не могла отомстить. Она ничего не может сделать.

Почему? Вот что за вопрос возник у неё в голове.

- …

Деревня сгорела, её раса уничтожена, и рог Рам сломан. Если Рам будет безрассудно драться, то это будет вина Рем. Потому что Рем позволила своей сестре сделать всё за неё.

Она не может этого допустить. Она не может позволить этому человеку убить её драгоценную сестрёнку.

- Пришло время со всем закончить. Маленькая Они, ты понимаешь, что ты грустишь?

Мужчина повернул свою ладонь к ней, и попытался нанести Рем последний удар.

Она сфокусировала свои глаза, волю, всё что могла почувствовать в роге Они. Она придумывала контрмеры, придумала идею, которая гласит: «Определить, что за сила у этого человека и превратить её в слабость».

- Умри…

Когда этот мужчина вынес этот жестокий приговор, в центре места, где была Рем произошёл взрыв. Этого было достаточно, чтобы разорвать тело маленькой девочки и разбросать конечности в разные стороны.

Но удар был не прямым.

- Ха-ах.

Рем пнула пол и зацепилась за потолок. Она почувствовала на губах свежую кровь. Она бросила все силы на инстинкты, которые били в тревоге.

- Подожди, давай не будем увлекаться. Ты уклонилась по чистой случайности, хорошо?

Она избежала прямого смертельного удара, и мужчина посмотрел Рем, которая была над ним с глазами, полными раздражения. Взрыв сконцентрировался в конце взгляда человека, и Рем немедленно отскочила из места, где произошёл взрыв. Она успела уклониться от него.

- Что…! Какого…!?

- А-а-а-а!

Её рёв удивил человека, и с разворота Рем нанесла удар в плечо мужчины. Это был первый раз, когда кровь и крик отошёл не от Рем. Как только она отступила, взрывы последовали за ней.

Мужчина взялся рукой за рану на плече. У него вскочил холодный пот, и он отчаянно следовал за Рем своими глазами.

- Ты, ты действительно…!

Рем не ответила на слова человека.

Она просто уклонялась от бесчисленных взрывов в тесном подвале.

- …

Она поняла смысл взрывной магии человека. Ответ был перед ней с самого начала.

Он был запечатан магическим кругом. Эта ситуация была похожа на ситуацию с Рам. Это были меры, которые мешали человеку манипулировать своей мане, который наносил ущерб окружению. Если Рам создавала хаотичные штормы своей маной, то сила этого человека была похожа.

- Чёрт, чёрт, чёрт, чёрт!

Человек, вызывающий цепи взрывов в комнате, пытался оторвать конечности Рем. Но Рем успевала почувствовать запах скопившейся маны, используя своё обоняние, и предсказывала место появления «Взрывного запаха».

Невидимые взрывы. Этот трюк был прост и понятен, человек заранее устанавливал взрывные точки и взывал их по своему усмотрению.

Но ещё одной слабостью было то, что человек мог сам себя взорвать.

- А-а-а!

- Как кто-то мог понять… как работает моя сила…

Мужчина отскочил назад и увернулся от атаки Рем. Без паузы он попытался взорвать Рем, пока она была близко, но она среагировала быстрее.

- А?

Пере глазами мужчину появился красный светящийся кристалл.

Это был один из волшебных камней, который освещал подвал. Именно его взяла Рем, когда вцепилась в потолок.

Камень закрыл взор человека, и он создал взрыв возле своего лица.

- О-о-о! А-а-а-а!

 Взрыв отсёк его ухо и нос. Лицо обезображено, глаза широко раскрылись, и он упал и закричал.

- …

Рем не собиралась упускать этот шанс. Она бросается к мужчине, который извивается в агонии, и собралась сломать ему шею ногой. «Убей, когда появиться возможность».

Охотничьи инстинкты Они были сильнее ненависти и злости. Он понял, что она собирается сделать и протянул руку к потолку.

- Ц-ц-ц-ц.

Взрывы появились по всему подвалу. Жара и ударная волна охватила подвал, и Рем так же была поймана в эту ловушку.

Сверху и снизу удары распространялись по всему телу, удары были настолько сильны, что она перестала чувствовать свои руки и ноги.

 

***

 

Человек, весь в грязи, выполз из груды обломков.

Взрыв сотряс весь особняк. Взрыв был настолько сильный, что уничтожил весь склад.

- Хе-хе-хе! Ха-ха-ха!

Человек оттолкнул металлическую полку и оглядел финальную сцену перед ним, судорожно смеясь.

Создав первый взрыв, он перевернул полку и использовал её как щит и защитился от последующих серий взрывов. Благодаря этому он обманул смерть. 

- Эта девочка… потом, сначала нужно выбраться отсюда…

Он подумал о девочке, которая подарила ему удачу и боль. Неожиданно освободила его и обезобразила. Но он быстро забыл об это и направился к выходу из подвала.

Он потерял ухо, нос и некоторые передние зубы из-за взрыва, который чуть не убил его. Найдя первую же ткань, он остановил кровотечение и побежал, пока кто-то не вернулся в особняк.

- Вскоре, я вернусь и встречусь с ними…?

Мужчина думал о том, что будет после того, как уйдёт. Но внезапно что-то почувствовал и наклонил голову. Склад больше не имел туже форму, что раньше, но сейчас он слышали странные звуки в разных местах.

Это были металлические предметы, которые скрипели друг об друга, словно что-то их двигало.

- Чт…?

Он не успел сказать «Что». Что-то пролетела мимо тела мужчины. Этот предмет издал аберрантный разрушительный шум и сломал стену рядом.

- Что…?

Он потерял дар речи и понятие не имел, что сейчас наблюдал. Это был кусок стали, который имел круглую форму. На сфере было множество шипов. От него шла цепь, другая часть которой шла к ручке, которую держала девочка.

Внутри рухнувшего склада стояла девочка с моргенштерном в руках.

- Это, т-ты?

Мужчина обернулся и обнаружил девушку, и он сразу же поднял руку. Но рука не поднялась.

Как только он посмотрел в её сторону, то ничего не увидел.

- …

Посмотрев на пол, он увидел оторванную руку. Остатки мужской руки. Часть руки, оторванной железной сферой.

- …

В тот момент, когда он понял реальность, которую он видел, мужчина закричал от набухшей боли. Это причиняло боль больше, чем его лицо, а крик его звучал ещё хуже. Он кашлял кровью, и крик эхом разносился по складу.

- …

Но крик, который было больно слушать, намешал девочке идти вперёд. Девочка натягивала жестокие цепи и размахивала в разные стороны.

Она взмахнула рукой и бросила шар. Это пробило его левое плечо. Она взмахивает рукой и бросает. Рёбра сломаны. Она взмахивает и бросает. Кожа сорвалась с его лица. Взмах и бросок. Голень сдуло с левой ноги. Свист. Рядом с лицом шар воткнулся в землю.  

- Э-э-э-э…

Мужчину охватили боль и страх, и он не может заставить свою способность работать. Раньше ему нужно было сосредоточиться и спокойно использовать свою магию. С его текущим состоянием он не мог ничего сделать.

Он потерял правую руку и повредил левую ногу, кости были сломаны, но он всё ещё был жив. Шаги достигли мужчину, и Они, маленькая девочка, отражалась в его измученных глазах.

У неё были синие волосы, покрытые кровью, одежда горничной с дырами и обожжёнными краями, и чистый белый рог торчал из её лба. Светло-голубые глаза сияли от жажды крови и безумия.

- Ты тот… кто причинил мне боль… моей деревне и Сестрёнке!

- П-п… подожди, подожди, дай минуту… Я просто… А!

Человек быстро пытался дать объяснение тихим голос, но из его рта донёсся крик. Каблук сломал его левое плечо, и теперь обе руки были бесполезны.

Она посмотрела на него сверху вниз. Она издевалась над ним.

- Сестрёнка сказала, что было четыре человека. Говори всё, что знаешь о них…

- Ах, ах… да, да, это верно. Это так! Если ты убьёшь меня, ты не узнаешь их имена, верно!? Итак, ты не можешь убить меня, ты не можешь убить меня!

 Мужчина поднял голос, отчаянно цепляясь за надежу. Услышав его крик, лицо девушки искривилось от гнева.

- Мана воды, исцеление…

- П-правильно…

Синяя приятная волна образовалась на руке девушки. Она мягко обернула рану человека и боль немного ослабла. Сила исцеления водной маны позволяла исцелять раны. Хоть Рем была слаба и неумела правильно использовать её, но это облегчило его боль.

Уверенность в том, что она хотела с ним поговорить вернуло уверенность мужчине.

- Теперь мы можем…

- … теперь мы можем поговорить.

Девушка шёпотом повторила слова человека. Он хотел сделать неожиданную атаку, но Рем подняла металлический шар над мужчиной.

Она отпускает его вниз, и удар бьёт его по руке вместе со сломанным плечом.

- А-а-а!

Человек завопил от боли, не понимая, что произошло. Пока свежая кровь текла на пол, девушка положила руку на рану и исцелила её.

Девушка Они посмотрела на растерянного мужчину.

- Я буду бить и исцелять, сломаю всё и исцелю, пока ты не расскажешь мне всё, что знаешь.

 - Ч-что…

- Я хочу отомстить. Последние две части клана Они. Моя сестрёнка.

Она натянула цепи между своей рукой и мужчиной, показывая свою решительность. Лёгкий звук металла прозвучал как ультиматум для него.

- Подожди, подожди, подожди! Подожди, пожалуйста, подожди…!!!

Услышала ли она его просьбу или нет, болезненный крик, который раздался после этого, был её ответом.

6

 

Проснувшись, Рем не понимала, где находиться.

- …

В комнате не было света, и она не могла свободно двигать руками и ногами. На теле было что-то тёплое и мягкое.

Она несколько раз поморгала в тишине, и когда её глаза привыкли к темноте, она поняла, что находится в гостиной особняка, которую часто убирала.

- Сестрёнка…

Рем встала и увидела, что Рам лежала рядом с ней и обнимала её, при этом крепко спя. Рем слегка улыбнулась, почувствовав сопение своей сестры, её спящее лицо и неосознанное поласкала её розовые волосы.

Рем, пытаясь понять, что произошло, искала в своей памяти подсказку.

Я уверена, что была в особняке одна…

- Во время драки ты разрушила подвал склада, ты его полностью уничтожила. Клинд нашёл тебя всю в крови. Он принёс тебя в эту комнату, потому что Рам умоляла меня.

- …!?

- Это смешная ситуация, ненахо-о-о-дишь?

Человек, стоящий в углу комнаты, и появился не пойми от куда, был Розваль.

Видя её реакцию, Розваль спокойно подошёл к кровати с довольным видом.

- Рам заботилась о тебе. Она занималась этим с тех пор, как мы приехали из «Святилища». Она не покидала комнату с тех пор, как вернулась…

- Сестрёнка удивительна… или сестрёнке важна я, это хорошо…

Когда они начали говорить о Рам, Рем захотела сменить тему. Помять вернулась к ней. Подвал, мужчина…

- Господин Розваль, примите мои глубочайшие извинения. Я так сильно повредила подвал особняка.

- …Я удивлён. Я не думал, что ты извинишься за уничтожение склада.

Рем опустила голову вниз и попросила извинения, а Розваль улыбнулся в ответ.

- Тебе не за что извиняться. В конце концов, ваша безопасность – это самое главное. Чтобы не случилось, это не имеет значения. То, что произошло, отменить нельзя.

- Нельзя отменить…

- Нет, нельзя. Поэтому, позаботься о себе.

Видя, как розваль тихо кивнул, Рем опустила глаза.

У неё в голове застрял вопрос об инциденте в подвале. Прежде всего почему этот человек был там?

- Один из людей, который напал на твою деревню, да.

Розваль твёрдо и искренне подтвердил сомнения Рем.

Мужчина, одетый как клоун, задумчиво вздохнул.

- Это должно шокировать тебя. Это было секретом, иначе это могло нарушить ваше доверие ко мне.

- Нет… всё хорошо, но… так может быть…

Он подтвердил это. Розваль скрывал врага клана Они от Рем и других. Но это не было предательством.

Дрожащими пальцами Рем схватила простыни, но не шевелилась. Это было из-за сестры, которая спала на её коленях. Она не хотела мешать ей спать.

Видя, что Рем подавляет свои эмоции, Розваль продолжил монолог с грустным выражением лица.

- Я поймал его в тот день, когда привёл вас сюда… в тот день, когда деревня сгорела. Я схватил его, так как он сильно пострадал и посадил его в подвал. Я не относился к нему также, как и к вам. Я не проявлял никакой доброты, только минимальное количество еды и воды. К тому же, он того не стоил.

- Если это так, тогда почему…

- Просто хотел посмотреть, что вы сделаете.

Этот ответ сбил столку Рем.

«Что вы сделаете», что это значит? Что сделаем с ним?

- Помнишь, Рем? Я сказал тебе и Рам. Вы должны остаться в этом особняке, так?

-Да, помню. Вы сказали, что целесообразно…

- Правильно, целесообразно. И я также сказал: «Забудьте о месте и живите».

- …

В этот момент она вспомнила тот разговор, и что она сделала свой выбор.

Он сказал ей. Точно сказал. Розваль точно сказал Рем, что есть способ забыть о мести и жить. Рем сказала ему, что подумает об этом с Рам и даст ответ, но у неё не было возможности поговорить об этом с её сестрой.

Это потому, что Рем не соглашалась с мнением Рам, и не могла отомстить.

- Позволь мне ясно выразиться. Я знал, что этот человек один из тех людей. И что вы хотите отомстить за свой клан Они. Так что я собирался отдать его вам.

- …

- Но, если бы ты больше не захотела мстить и прожила бы спокойно свою жизнь в особняке… я бы просто похоронил этого человека, и ничего не сказал вам.

Если они отбросят это желание, откинут эту возможность и будут двигаться дальше…

- Но ты сделала то, чего я не хотел и пострадала из-за этого. Я чувствую вину за это. И к тому же Рам критиковала меня.

- Этот человек…

- Умер. В конце концов, это было похоже на не лёгкую смерть. Хоть этот человек заслужил это, я не испытываю к нему сочувствия.

Розваль сказал, что он «умер», но Рем почувствовала, что возможно Розваль изложил это по-другому.

Рем убила его. Она раздавила его конечности, а потом залечивала раны. Повторяла снова и снова, мучила его, заставляла сожалеть о его проступках.

- У тебя не было выбора в данной ситуации. Сейчас…

- Нет, ещё нет…

Она убила одного, но не всех. Осталось ещё трое.

- Я убила только одного. Осталось трое. Они должны быть наказаны.

- Ты собираешься сделать это? Найти их и совершить самосуд? Ты думаешь, что правильно будет искать троих после убийства первого? Это так?

Услышав слова Рем, Розваль начал сомневаться в её решительности.

Что осталось в сердце Рем после того, как она убила этого человека железной сферой.

Это был первый раз, когда она забрала чью-то жизнь. Это была месть за семью, за её родителей. Рем сделала один шаг вперёд в своей клятве, но что она чувствовала?

Чувствовала отвращение или удовлетворение от достигнутой цели? Что чувствовало сердце Рем?

- …На самом деле ничего.

- …

- Я не чувствую ничего особенного от убийства этого человека. Это странно?

Рем с бесстрастными глазами наклонила голову к Розвалю.

Шок от убийства потряс её настолько, что в её сердце не могла проникнуть реальность от проделанных действий. Вероятно, именно это происходило с Рем.

Ничто не могло поколебать сердце Рем.

- Я исполню желание Сестрёнки.

- Ты исполнишь желание Рам?

- Да.

Возмездие клана Они, четыре цели. Она исполнит желание Рам с гордостью.

Но без рога у Рам не будет сил, чтобы сделать это.

Итак, что она может сделать? Как она одна исполнит желание Рам?

- Я...

…Я стану заменой утраченному рогу сестры.

Чтобы доказать, что Рам права, Рем станет её руками и ногами.

- Господин Розваль… Обучите меня основам магии…

- Хм… Хочешь, чтобы я обучил тебя магии?

- Я слышала от госпожи Фредерики и господина Клинда, что господин Розваль лучший маг в королевстве. Вы можете использовать магию всех стихий, и что вы необычный магический пользователь.

- Они не ошибаются. В королевстве… я думаю, даже во всём мире. Нет никого, кто лучше меня разбирается в магии. Но почему?

Розваль подтвердил её слова и задал вопрос Рем.

Услышав этот вопрос, Рем закрыла свои глаза, вздохнула и посмотрела на него.

- Для сестрёнки. Чтобы стать рогом Сестрёнки.

- Ты станешь рогом Рам?

- Да. Сестрёнка поклялась, и это самое дорогое желание расы Они. Но сестрёнка не сможет достичь этого без рога. Я заполню слабость сестрёнки.

- Чтобы отомстить за клан Они?

- Нет. Чтобы сестрёнка осталась сама собой.

Рем приняла решение и улыбнулась. Это была улыбка, олицетворяющая счастье.

Когда Розваль закрыл глаза от этой улыбки, открыл рот с помадой и сказал:

- Хорошо. Конечно. Если месть — это то, чего ты с Рам желаете, я буду уважать это решение. Вы должны достичь цели всеми возможными способами.

- Вы не будете против этого?

Рем не отступила бы, даже если Розваль был против.

Из всех возможных решений, Рем думала, что Розваль захочет, чтобы они отказались от мести.

Но он закрыл один глаз.

- Я буду в любом случае уважать твоё решение. Но это самый трудный вариант. Но причина, по которой я вам помогаю в том, что не хочу забыть кое-кого.

- Даже господин Розваль не хочет забыть кого-то.

- Да, даже на мгновение. Не важно, сколько бы времени не прошло.

Розваль на мгновение отвёл взгляд и это ранило её сердце. Она почувствовала в его голосе горе и зависть, эмоции так знакомые ей.

Это был первый раз, когда между ними сформировалось что-то вроде духовной связи.

- Рем, ты смогла узнать у человека имена тех людей?

- Садо. Сергей. Фауст. А человек, который умер – Фогг.

- Это имена тех, кто должен быть наказан. Понятно. Я обязательно тебе помогу.

Она сообщила ему имена тех, кто ещё жил, и того, кого убила. Розваль сказал, что поможет и использует все возможности и средства.

Когда они найдут тех людей, они испытают ту же учесть, что и этот человек.

- Стань силой Рам, будь её руками и ногами, будь её рогом.

 

***

 

- Значит, её замена?

- А…?

«Замена Рам». Это вызвало дрожь у Рем.

- Да, я буду заменой для сестрёнки.

Девушка, которую освещала луна своим светом из окна, дала окончательный ответ. По-своему очаровательный.

 

7

 

Розваль уложил сестёр Они спать в одну кровать и ушёл.

Размахивая плащом, он бродился по пустому коридору в направление своего кабинета. Вернувшись в свою комнату, он встал перед столом.

- Тебе не нужно входить в комнату господина, пока его там нет. Это грубо.

- Мои извинения. У меня важный вопрос, вот я решил, что было бы неплохо воспользоваться этим моментом. Пустяк.

- Может для тебя это и пустяк, но что ты хочешь? Нужно бы добавить немного света…

Розваль щёлкнул пальцами и магические светильники загорелись, осветив всю комнату. Стоял большой стол, диван и столик для переговоров. Несколько книжных полок и немного предметов для украшения.

Внутри комнаты стоял спокойный высокий дворецкий, к окну спиной.

- Она не обижаться на лояльного поданного, которого я превратил в негодяя.

- Да, но это прискорбно. Если эти молодые сёстры Рам и Рем возненавидят меня, я… я не могу выразить это словами. Это сильно могло бы повлиять на мою работу. Большая потеря.

- На доже так, ты смог выразить это словами. Но я клянусь, что этого не произошло. Хотя не уверен, насколько ты можешь мне доверять в этом. Итак, что за важный вопро-о-о-с?

- Речь о том, что произошло, конечно. Я передал ей клочь и попросил всё там переставить, как вы мне и сказали. Это катастрофичная сцена. Объясните.

- Катастрофа, да. Это ужасно. Рем была так сильно ранена, что потеряла почти всю кровь… хотя она буквально превратила того человека в мясо.

- У меня нет вопросов на счёт смерти этого человека. Я хочу узнать ответ от вас, почему вы сделали это. Объясните.

- Объяснение, объяснение, да.

Розваль, не меняя выражения лица, обдумывал вопрос. Он сохранил свой тон, и на мгновение поднял палец и повернулся к Клинду.

- Давай оставим это в тайне, как всегда.

- Понял.

Клинд поклонился на этот игривый ответ без всякого желания. Розваль иронично улыбнулся.

- Хоть это снова произошло, я чувствуя себя неловка. Тебя это действительно устроит?

- Я уверен, у вас свои планы. Разумно, если вы сохраните свои истинные мотивы в секрете от кого-то, вроде меня… Но у меня есть кое-что на уме. Беспокойство.

- Хм, и что же?

- Вы никому не раскрываете свои истинные мотивы, цели, даже то, что находиться в сердце. Я думаю, что это из-за ваших способностей и силы… но иногда мне вас жаль.

- … Продолжа-а-а-й.

Розваль с интересом закрыл один глаз и сел на диван. Как только он скрестил свои длинные ноги и призвал его продолжить, Клинд закрыл свои глаза.

- Ваше стекло, то твёрдое, то хрупкое. Иногда ваше сердце, которое пытается быть сильным и твёрдым, больше похоже на стекло.

- Т.е. ты думаешь, что мое сердце похоже на стекло.

- Бывают времена, когда эта сталь превращается в стекло. Сердце человека действительно загадочная вещь. Но когда вы одни, то похожи на бокал, который не может защититься от падения. Беззащитный.

- …

- Скажем так, если вы найдёте, с кем можно будет связать ваше сердце, то ваше сердце – бокал, станет крепче. Но это зависит и от того, действительно ли вы этого хотите.

От опустил голову и не собирался поднимать её без разрешения хозяина.

Увидев его косым взглядом, Розваль положил тонкий палец на подбородок и тихо вздохнул.

- Ты используешь этот инцидент как причину, чтобы я женился?

- Недоразумение. Если бы я мог встретить вашу жену, которой мог доверять, и видеть ваших детей, то тогда да.

- Хочешь детей, которые будут заботиться обо мне, довольно смелое решение.

Клинд дал быстрое объяснение и Розваль горько улыбнулся. Но его желание улыбаться резко пропадает, и они оба стискиваю рты.

- Я приму к сведению твой совет, но это будет не легко.

- Есть много женщин, которые не захотят иметь с вами дело из-за слухов о вашей личности, но, если вы сбросите макияж и оденетесь должным образом, я не думаю, что возникнут проблемы.

- Не-е-е-т, не могу. Если я это сделаю, то не смогу быть тем, кем являюсь.

Розваль отбросил этот дельный совет и положил руки на стол.

- Ну, если всё хорошо, то вопрос решён. Рам и Рем могут немного похолодеть к тебе, но, пожалуйста, приложи все усилия, чтобы обмануть их.

- У меня нет проблем с маленькими девочками, которые меня бьют. Удовлетворение.

- Извращенец. Но я поэтому и доверяю тебе. Ты сможешь изменить моргенштерн так, чтобы Рем было его удобно использовать?

- Я бы хотел лучше переделать её милую одежду, но я смогу. Неохотно.

Рем отомстила человеку именно этим оружием. Из всего, что там было, оно самое не удобное, но Рем использовала именно его.

- Я не пользовался им никогда, но думаю, что оно будет чем-то стающим.

- Учитывая всё, я думаю, что ей всё равно придётся учиться. Мнение.

- Да, ты прав. Ну тогда, Клинд, ты можешь приступить к этому прямо сейчас?

Видя, что Розваль дал заключительный жест, Клин поклонился и плавно пошёл к двери. Но розваль добавил: «И да».

- Хоть Рам и Рем злятся, я уверен, что с суматохой Фредерики ещё хуже. Убедись, что сможешь справиться с ней.

- … Хорошо.

Розваль увидел в профиле Клинда плохого мальчика, которого только и дразнят. Затем дворецкий вышел из комнаты и Розваль остался один.

В тишине он разлёгся на диване и посмотрел на луну через окно.

Купаясь в серебряном цвете, он закрыл один глаз.

Глава 4 – Фестиваль, окрашенный кровью

 

1

 

Рем была поражена этой подавляющей толпой.

- Э… а… у…

Рем толкали в разные стороны.

Хрупкий звук просочился из её губ и у неё возникло впечатление, что она вернулась в деревню. Но если вы спросите, изменилась за это время Рем, ответ был бы и, да и нет.

Она научилась делась вещи, которые раньше не умела, вводя людей в заблуждение. Это показывало разные стороны её способностей в неожиданных ситуациях. Но старое «я» внезапно проснулась сейчас.

- Рем, ты потеряешься.

Знакомый голос неожиданно достиг ушей Рем, окружённую толпой. Назвав её имя, она подпрыгнула и обернулась. Посмотрела на лицо свой сестры, которая беспокоилась о ней.

- Ты в порядке? Ты справишься с этой толпой? Ты ведь впервые встречаешь такую большую толпу.

- Э-э… м-м…

Рам нежно поласкала её щеку пальцами, и она успокоилась. Рем берёт руку своей сестры, вздохнула и сказала:

- …Сестрёнка, извини за беспокойство. Всё хорошо.

- Уверена? Не нужно заставлять себя? Если ты не можешь, то лучше подожди в драконьей карете…

- Нет, всё хорошо.

Когда она ответила с улыбкой на лице, Рем откинула руку назад, но всё ещё чувствовала беспокойство. Рем стала более расслаблена и огляделась вокруг.

Было как раньше. Она видела большую толпу людей, проходящих мимо. Шум и обилие присутствующих людей заставили её голову сильно кружиться.

Она не могла сказать, что в деревне Они было много людей. Это был первый раз, когда она встретила такую большое количество людей в одном месте. 

 

***

 

Королевская столица Лугуники, центр Драконьего Колдовства Лугуника.

Это был самый большой город в стране с населением более 300 000 человек.

Именно эти знания получили Рам и Рем.

- Ты ведь впервые в столице? Это прекра-а-а-стно, верно?

- Вы двое, пожалуйста, не потеряйтесь. Найти ребёнка в таком городе сложно.

Затем к двум девочкам подошли два человека: Розваль и Фредерика.

В отличие от них, Рам и Рем были в первый раз в столице, и из-за этого нервничали от обилия людей.

- Нас действительно будет сложно найти в такой одежде?

- Одежда горничной в королевстве не редкость. Новаторы используют теперь её и в ресторанах, где рабочие в ней обслуживают клиентов. Но, конечно, молодых девушек в таком возрасте, как вы, не так много.

- Я не хочу дальше слушать.

Рам, сжав край юбки, к которой она привыкла, начала навивать скука.

После инцидента в подвале особняка, отношения с Розвалем у неё стали ещё более далёкими.

Он думал, что связать опасного человека, который был их врагом, было достаточно, чтобы сблизится с ней. Но из-за того, что Розваль согласился помочь им, Рам начала чувствовать себя довольно противоречиво.

- Простите, господин Розваль. Это не совсем то, что действительно чувствует Сестрёнка. У неё проста такая прекрасная сторона, которая не совсем честна.

 В отличие от Рам, Рем была покорна Розвалю. У Рам и Розваля была противоположная реакция на эти слова. Рам неохотно надулась, а Розваль улыбнулся.

- Я знаю. Мы с Рам довольно долго говорим друг с другом. В конце концов, мы приятно проводим время вместе ка-а-а-ждую ночь.

- Приятно проводим время? Очевидно же, что ваши и мои вкусы не совпадают.

- Но Сестрёнка… Разве твоё лечение с господином Розвалем в последнее время не занимает всё больше времени?

- Хм…

Лечение, на самом деле, занимало много времени. Если не было никаких изменений в процессе лечения, тогда должно было произойти изменение его процесса.

- Я была бы счастлива, если бы Сестрёнка и господи Розваль хорошо ладили.

- Это её решение.

- … … … … Я постараюсь сделать всё возможное.

Рем кивнула, поскольку была удовлетворена ответом своей сестры.

- Хорошо, давайте остановимся на этом. Если это затянется, мы не успеем доделать дела. Но я согласна, что господин и его слуга должны хорошо ладить.

- Ой, прости. Ты права.

Фредерика хлопнула в ладоши и продвинула разговор вперёд. Рем тихо извинилась в ответ. Для неё это был первый раз, когда она оказалась в столице, и немного увлеклась и начала дурачиться.

- У родственников господина Розваля родиться ребёнок. Мы ищем подарки?

- Да. Семья Милоад станет частью семьи Мейзерс. Грейс, которая скоро станет матерью, моя близкая подруга. Я хочу сделать подарок ей и её ребёнку.

- Неужели у вас столько свободного времени?

- Это подарок для близкого друга. Конечно, я бы нашёл время для э-э-этого.

- …

Когда Розваль ответил, Рам, которая снова начала вести себя цинично, замолчала. Даже Рем подумала, что в этом разговори шансы были против её сестры.

Не желая видеть сестру такой, Рем указала на толпу людей.

- Всё ещё довольно много людей. Всегда ли королевская столица такая?

- Вполне, хотя… это не так. Сегодня просто особенный день. День «Таммузского фестиваля», он проводится раз в месяц.

- Таммузский… фестиваль?

Рем наклонила голову, услышав слово, которое не знала. Видя, как Рем делает это, Фредерика, подняв палец вверх, начала краткий экскурс в историю.

- История Лагуны делится на 12 месяцев, верно? Когда сменяется месяц, люди начинают его праздновать. Это месяц Таммузы… в этом месяце заканчивается холодный сезон, и наступает время, когда приходит тепло, а с ним начинают расти цветы, фрукты и тому подобное.

- Во всяком случае, только во время таких праздников можно найти о-о-очень необычные вещи. Если ты хочешь сделать подарок, то лучше сделать его осо-о-о-бенным. Именно поэтому мы здесь.

- Понятно.

Рем, узнав, что такое фестиваль, смогла влиться в атмосферу столицы. Она мельком видела весёлые и беззаботные лица. В деревне Они также были праздники. Хотя в основном они были посвящены Рам.

- Итак, Мастер. Что вы ищите?

- Он не знает, держу пари, именно поэтому мы и здесь.

- Ш-ш-ш… Даже так, у него должен быть план.

Холодные слова Рам рассердили Фредерику, и она посмотрела на Розваля, словно подтверждая свою догадку. Затем Розваль ответил «Конечно» и кивнул.

- Честно говоря, и ищу то, что будет интересно ребёнку. Если это подходит по условию, то мне всё равно, что это будет.

- Подарок не для госпожи Гейс?

- Этот подарок будет для семьи Милод.

Он имел в виду, что подарок будет одновременно для семьи и для конкретного человека. Фредерика и Рем нахмурились от слов Розваля, в то время Рам задумчива сомкнула брови.

- Значит, вы хотите выбрать то, что понравиться ребёнку, даже если он ещё не родился. Вы уверены, что это хорошая идея?

- Да? Это очень сложно. В конце концов, я прославился тем, что не способен понять чувства даже тех, с кем очень близок.

- Это не то, чем нужно гордиться.

Рам слегка фыркнула на Розваля. Увидев реакцию девушки, Розваль хлопнул в ладоши, сказав: «Вот где…».

Розваль привлёк внимание трёх горничных и указал на конкретное место.

- Сегодня я хочу найти подарок с вашей помощью, поскольку вы в этом разбираетесь лучше, чем я.

- Это честь для меня. Но всё же, что нам делать?

Затем улыбка Розваля стала глубже.

- Мы определимся со временем и местом встречи, и мы разделимся на две группы. Подарок, подходящий для скоро родившегося ребёнка. Тот, кто хорошо поработает, получит при-и-и-з.

 

2

 

- Я надеюсь, Мастер знает, что делает…

- Это идея господина Розваля, поэтому на нужно просто следовать ей. Но мне не нравиться, что нас разделили. Я хотела бы быть с Сестрёнкой…

- Я знаю, что ты не имела ничего плохого, но это очень больно осознавать…

Идя по торговой улице столицы, Фредерика начала нервничать от слов Рем. Видя это, Рем немедленно склонила голову.

В итоге, группа разделилась. Розваль и Рам были в одной паре, Фредерика и Рем в другой.

Розваль и Фредерика, в отличие от Рам и Рем, хорошо ориентировались на улицах столицы. Рем была бы счастлива, если бы Розваль и Фредерика были бы в одной группе, но понимала, что это лучшее решение.

- Если нам нужно было разделиться, то можно было отправить тебя или господина Розваля в одиночку, тогда бы Сестрёнка была бы со мной…

- Ну хватит! Я тоже буду чувствовать себя одиноко, если буду одна!

- Фредерика так честна.

Когда Рем улыбнулась Фредерики, она прищурила свои нефритово-зелёные глаза.

- Фредерика?

- Похоже, эта поездка в столицу позволила тебе немного расслабиться. Я наконец-то почувствовала облегчение. Я беспокоилась о тебе в последнее время.

- …?

- Я не была уверена, как сильно тебя шокировал тот случай в подвале.

Рем не могла найти слов, чтобы ответить Фредерике.

По словам Розваля, Клинд был единственным человеком, который знал о существовании того человека и ушёл в тот момент, когда Рем направилась туда одна.

- Спасибо за беспокойство обо мне. Но я в порядке.

- Я не могу быть уверена в этом. Всё из-за этого придурка Клинда…!

- Это правда, но у Клинда были важные дела, и именно он спас меня. Кроме того, Розваль после этого начал учить меня магии, и поэтому, я буду готова к этому снова.

Хоть Рем и пыталась научиться той же магии, что и Рам, но у Рем был талант к магии «Воды», и её техника постоянно улучшалась, благодаря Розвалю. Она была ещё на уровне начинающего, но она теперь могла использовать атакующую магию и техники исцеления.

- Пожалуйста, не говори, что это случиться снова. В этом нет необходимости.

Фредерика не хотела принимать решения Рем.

- Я много думала об этом. О том дне, когда я оставила тебя одну в особняке. Если бы я была там, ты бы не получила тех травм.

- …Я ценю твои чувства.

Фредерика была доброй девушкой, и эта любовь заставила Рем рефлекторно отвести взгляд.

- …О! Фредерика, посмотри. Разве это не похоже на место, где можно купить подарки?

Отведя взгляд, Рем краем глаза увидела красивый магазин. Это был ювелирный магазин. Глаза Фредерики расшились, когда она увидела, как Рем начала туда идти.

- Стой, подожди, Рем! Если ты отстанешь от меня, то потеряешься!

Она повысила голос, и снова стала вести себя как обычно. Встав рядом с ней, они начали ходить вокруг очаровательны цветов, и почувствовали настоящий ужас от цен в ювелирном магазине. Сделав вит, что ничего не видели, решили прикупить немного угощений с прилавков…

- Хорошо, сейчас самое время сузить наши поиски.

Потратив примерно 3 часа, в течении которых они обходили каждый прилавок в поисках подарка, они остановились у фонтана в парке.

В руке у Фредерики была записка, в который были записаны названия всех магазинов, которые они посетили, и где могли быть потенциальные подарки.

- Подарок, которым он будет доволен… когда я начинаю об этом думать, у меня начинает болеть голова.

- Да, это так. Рем, что подарила бы тебе Рам, чтобы порадовать тебя?

- Сестрёнка – этот тот подарок, который делает меня счастливой.

- Это плохой пример. Хм… Давай ещё подумаем… поменяем местами… Чтобы ты подарила Рам? Твоей драгоценной сестричке?

Услышав этот вопрос, Рем испытала шок, который заставил всё её тело дрожать.

Если Рем собиралась подарить подарок Рам… что из этого мира она могла бы дать? Рем уже делала это раньше. Но те вещи нельзя было купить за деньги.

- Но теперь, когда мне начали платить, что я могу купить Сестрёнке…?!

- Рем? Ало, Рем! Ты меня слушаешь? Ре-е-е-ем, эх… не нужно было мне спрашивать…

- Прости, Фредерика. Теперь мне нужно найти подарок для Сестрёнки! Пожалуйста, отдохни пока!

- Я знаю, что сама виновата, что спросила! Успокойся! Пожалуйста, сядь смирно!

Фредерика остановила Рем, которая чуть не включила пятую скорость.

Без своего рога, Рем не могла сравниться с Фредерикой в физической силе и неохотно сдалась. Фредерика почувствовала облегчение, когда Рем неожиданно перестала сопротивляться.

- Как же с вами трудно иметь дело, когда пытаетесь что-то сделать друг для друга…

- Моя… твоя похотливая похвала заставляет меня краснеть…

 - Прости, что заставила тебя смутиться, но я буду двигаться дальше. И да, видя твою реакцию, я предполагаю… что ты никогда не дарила никому подарки?

- Ум-м… нет. Никому, кроме Сестрёнки. Как и Сестрёнка. В деревне Они вообще не было детей. Мы были единственными.

- … Я снова затронула больную тему…

- О! Фредерика, а что на счёт тебя? Твой младший брат когда-нибудь дарил тебе подарок?

Рем почувствовала, как Фредерика резко ушла в себя, и решила сменить тему.

- Ты говорила, что он живёт в «Святилище». И ты отправила ему письмо.

Когда на днях Рам и Розваль отправились в «Святилище», Фредерика отдала Рам письмо. Тогда же она узнала, что у неё есть брат.

Фредерика кивнула Рем, которая вспомнила имя Гарфиэля.

- Я пишу ему письмо и делаю подарок на каждый его день рождения. Тем не менее, он не отвечает, а я продолжаю посылать ему и дальше.

- А что ты ему даришь?

- Мастер мне сказал, что Гарфиэль любит читать книги. Он хочет стать героем поэтому я отправляю ему героические сказки о прошлом.

 Фредерика говорила об этом с одинокими, но добрыми глазами.

- Я уверена, что всё в порядке. В конце концов, это подарок для ребёнка, лицо которого мы ещё даже не видели. Пока мы думаем о будущем и делаем всё, чтобы оно было счастливым, всё получиться.

- Фредерика?

- Я нашла ответ. Этот заставит Мастера тоже радоваться.

- Это… хорошо…

Хотя она не была уверена, Фредерика сама нашла ответ. Если это было так, то не должно быть никаких проблем, если она согласиться с её идеей.

Поскольку Фредерика резко начала идти вперёд, крикнула Рем «Поторопись» и пошла в сторону торговой улицы. Они шли в магазин, украшенный несколькими белыми звёздами.

- Фредерика, куда мы спешим?

- Мы найдём подарок, который позволит ребёнку понять, что мы хотим, чтобы она выросла здоровой и грандиозной женщиной.

- Но мы не знаем, что это девочка.

Рем гонялась за высокой девушкой, которая шла впереди неё. Фредерика вошла в толпу, и проталкивала свой путь через большую толпу. Рем шла за ней, пока…

- …!?

В этот момент Рем не почувствовала невыносимую вонь, которая проскользнула в её нос, и она не смогла двигаться.

- …

Озноб охватил всё тело Рем, и она огляделось во круг.

Толпа идущих людей проходила мимо стоящей на месте девочки. Не обращая на них внимания, Рем обострила своё обоняние, пытаясь найти источник вони.

Это чувство, этот запах, это был тот же запах, с которым она столкнулась в подвале. Это был запах, который она чувствовала в ту огненную ночь.

 У неё не было доказательств, но она была уверенна, что носитель этого злого запаха должен быть наказан.

- Рем, что-то случилось?

Фредерика остановилась и начала звать Рем. Однако Рем обернулась, не отвечая на её зов, в сторону переулка, откуда шла невыносимая вонь.

- Рем?!

Рем, следуя запаху, проскользнула сквозь толпу и устремилась в переулок. Позади неё Фредерика кричала ей в след, но она этого не замечала.

Войдя в переулок, главная улица утратила свою великолепие, и она погрузилась в тусклый свет узкого пространства, которое блокировало солнечный свет и звук толпы. Пройдя примерно десять шагов, она остановилась и широко открыла глаза.

Запах был рядом. Рем рванула сразу же в его направление. Путь изгибался снова и снова. Она начинала бежать так быстро, что её шаги практически не оставляли следов в грязи на земле, пока не достигла конца переулка.

- Здесь никого нет…!?

Рем, попав в тупик, начала рычать.

Она не нашла никого в самой глубокой части переулка, окружённого городскими стенами. В пространстве, окутанного тьмой, воняло невыносимо, но не было того злодея, которого она искала.

- Почему… почему… почему… почему…!

Разум Рем начал погружаться в безумие, и она начала топтать ногами, чтобы перебить злость. Она ударила по камню ногой, но гнев не угас. Она топает, топает и топает.

- Рем, прекрати сейчас же! Это столица, территория богатых дворян!

Взяв Рем за руку, она захотела направить свой гнев на Фредерику. Но, вздохнув глубоко, упокоилась. А Фредерика нахмурилась на её поведение.

- Что с тобой случилось? Ты неожиданно начала убегать, а теперь это…

- Мой враг был здесь.

- …

Услышав этот чёткий ответ, Фредерика замерла, не в сила говорить. Но проглотив слюну, сразу пришла в себя.

- Твой враг… ты имеешь в виду Культ Ведьмы?

- Да. Культ Ведьмы. Один из оставшихся троих был здесь.

Она была уверена, что он был здесь. Никакого сомнения по этому поводу. Рем кивнула Фредерике снова и снова.

- Почему ты так говоришь? Культистов не так легко найти…

- Я могу! Я могу это точно сказать! Их… я чувствую их запах! Отвратительный, ужасный запах этого злого человека!

Фредерика с удивлением посмотрела на Рем.

Рем не знала, почему почувствовала запах культиста. Если Рем должна была объяснить причину, то это её природный инстинкт Они. Больше ничего.

- Почему ты мне не веришь?! Если бы я заметила раньше, они бы не ушли… Если бы это была Сестрёнка, они точно бы не убежали…!

Трудно было найти трёх человек среди многотысячной толпы людей. Это было невозможно. И она упустила эту возможность. Это был провал для неё.

- Для… сестрёнки… Я буду…!

- …

Рем сжала кулак так сильно, что он начал кровоточить, и закричала, пытаясь скрыть все чувства в своём сердце. Фредерика опустила глаза, не в силах вытерпеть поведение Рем.

- Тогда может быть…

Фредерика подбежала к стене. Она нашла то, что пропустила Рем.

- Фредерика, что это…?

Рем, направившаяся к Фредерике, скривилась от ужасной вони. Вонь, характерная для Культа Ведьмы, исходила от руки Фредерики – из маленькой сумки.

- Рем. Молодец.

- А?

- Давай быстро вернёмся к Мастеру. Мы должны быстро избавиться от тех, кто собирается помешать празднику.

Твёрдым голосом Фредерика сказала это Рем, которую беспокоила маленькая сумка. Не дожидаясь её ответа, Фредерика плотно закрыла маленькую сумку.

- Культ Ведьмы наверняка был здесь. Теперь я это точно знаю.

 

3

 

-  Да. Так это вы нашли в переулке. Я удивлён.

- Рем нашла это. Она погналась за этой вонью… или, ну, миазмами.

Розваль присоединился к ним раньше, чем планировал. Он подумал, что что-то не так с его двумя слугами, у которых были жестокие и бледные выражения лиц.

Вонь, пустой переулок и маленькая сумка – вот о чём Фредерика рассказала Розвалю. Он схватился за подбородок, услышав эти детали.

Прислонившись спиной к зданию улицы, размышляя над маленькой сумкой в руке. В течение это времени, он молчал, а Рем стояла без движения, пока кто-то не потянул её за рукав.

Обернувшись, она увидела лицо Рам. Но её внешность отличалась от той, в которой она видела её в последний раз.

- Сестрёнка, у тебя другая одежда… и украшения…

- Розвалю было скучно и он заставлял меня мерить разную одежду.

На ней было розовое платье. На голове тирада с драгоценными камнями, заплетённая в волосы. Весь наряд был новым, и Рам была похожа на фею.

Но Рам была недовольна этой одеждой, и, прежде всего, это было не то, что её беспокоило в этот момент.

- Давай поговорим об этом позже, Рем, что с тобой случилось?

 - Я в порядке. Но, прости, Сестрёнка. Я была уверена, что нашла одного из трёх оставшихся людей, но я позволила ему уйти…

- Всё хорошо. Не беспокойся об этом. Твоя безопасность на первом месте. Возмездие мы совершим вдвоём. Разве нет?

- …Да…

Рем взяла пальцы Рам в свои, и кивнула, соглашаясь со своей сестрой.

Они собирались вместе отомстить за клан Они. Вот что сказала Рам. Однако у Рем была ещё одна клятва.

Рам была той, кого желала Рем.

Она была рада, что Рам волновалась и заботилась о ней, но она хотела избежать возможности подвергать свою сестру опасности, если это возможно.

Сохраняя это желание в секрете, Рем ответила лживой улыбкой.

- Рем, прежде всего, ты молодец. Если бы никто не нашёл бы это, то в столице могла произойти ужасная катастрофа. Истее-е-е-е-но великий подвиг.

- Это так важно?

- Само по себе нет. Но если это не было найдено, то окружающим могла грозить опасность.

Розваль крутил в руке маленькую сумку и одним глазом смотрел на Рем, у которой появился знак вопроса над головой. 

- Внутри волшебный камень, пропитанный миазмами… Очень опасный камень. Если ты съешь его, то умрёшь момента-а-а-а-льно.

- Какой идиот захочет съесть камень?

- Точно. Если бы был такой человек, то это была бы их ошибка.

- … Другими словами, они предназначены не для людей? На животных или ещё кто-то?

- Только самим преступником известно то, что они преследуют. Тем не менее, если миазмы начнут распространяться в больших количествах, люди сойдут сума. Животные тоже не исключение. Кроме того, существует теория, согласно которой именно так появились зверодемоны. 

- Животные едят миазмы… вот так рождаются зверодемоны?

Зверодемоны – злые существа, которые рождаются с инстинктом уничтожения всего живого.

У каждого зверя был рог на лбу. Они не охотятся из-за голода, а из-за намерения уничтожить всё живое, потакая своей злобе.

- Я уверена, что первой жертвой сестрёнки был Зверодемон.

- Да, точно. Хоть оно и имело большое тело, интеллектом не отличалось от обычной собаки.

- Это история беспокоит меня о том, кем ты станешь в будущем. Тем не менее, это не связано с тем, как они появляются на свет. Есть много слухов, связанных с миазмами… И все они гласят, что миазмы вызывают вредные воздействия.

Во время разговора, Розваль кладёт содержимое сумки себе на ладонь. В этот момент в воздухе повисла ужасная вонь. От неё Рем нахмурилась, а Рам с интересом посмотрела на неё.

Это был тёмный камень, окрашенный в чёрный цвет. Достаточно посмотреть на него, как инстинкты сразу скажут вам, что нужно уносить от него ноги.

- Умы и тела животных и людей могут быть повреждены при воздействии с миазмами.

- И если такая толпа людей сошла бы сума, то ущерб был бы непоправимым. Ты молоде-е-е-е-ц, Рем.

С их объяснение Рем поняла, что предотвратила катастрофу. Она была счастлива из-за этого, но и подавлена, что позволила преступнику ускользнуть.  

- А это единственный камень с миазмами в столице?

Рам, размахнув в стороны свои волосы, впилась взглядом в камень на ладони Розваля

- Цель Культа Ведьмы… нет смысла гадать, о чём они думают, но это явно ловушка, рассчитанная для неопределённого числа людей. Я не могу заставить себя думать, что одного камушка достаточно.

- Хм… Итак, что мы имеем с этого?

- Я составляла карту в голове, когда гуляла по городу. Учитывая, насколько велика столица и на какую область может воздействовать этот камень… Наихудший вариант – это 24 места с ловушками. Я бы так и сделала.

- Сестрёнка!?

Рем испуганно произнесла это слово, когда услышала заявление Рам. Рядом с ней Фредерика тоже с удивлением раскрыла глаза. Розваль был единственным, кто тихо восхитился ею.

- Да, я полностью согласен с твоей догадкой… но откуда у тебя тачное представлением о том, где и сколько камней было установлено.

- Если бы это была я, то использовала бы их в качестве отходного пути.

- Понятно. Ты всегда превосходишь мои ожидания.

В этом разговоре Рем почувствовала себя позади. Только Рам и Розваль понимали друг друга.

- Тогда сейчас мы разделимся на роли. У людей разные планы на Фестиваль, так как начёт того, чтобы мы составили план?

- Хорошо, Мастер. Что мы будем делать?

 Фредерика сжала юбку и элегантно поклонилась. Розваль одобрительно кивнул Фредерики.

- Я пойду на праздник с Рам. Во время фестивалей много охранников, поэтому мы привлечём их к поиску камней. Рам определит для нас места. Я могу рассчитывать на тебя, да-а-а-а?!

- Ладно… Но что ты заставишь делать Рем?

Рам повернулась к Рем с обеспокоенными глазами, соглашаясь на просьбу Розваля. Глаза её сестры говорили: «Не заставляйте её делать что-то опасное». Однако, когда улыбка Розваля исчезла, он сказал:

- Рем и Фредерика проведут миссию по поиску и ликвидации преступников. Способность Рем распознавать запах миазм, даже находясь вдали от них, очень полезно. Она может узнать точное место, где расположены камни, гораздо точнее, чем твои предположения.

- Но!

- И-и-и-и. Если ей повезёт, то она столкнётся с культистами, которые разбрасывают камни. Я-я-я-я-сно?

Рем расширила глаза, услышав эти слова. Если Культ Ведьмы всё ещё устанавливает камни, то они появиться на их пути.

- Я сделаю это. Позволь мне сделать это.

- Рем…

Рам подняла голос, услышав слова Рем. Но она лишь в ответ покачала головой.

- Всё будет хорошо, Сестрёнка. Кроме того, я не могу упустить такой шанс.

- Подожди, Рем. Пожалуйста, не спеши. Я…

- Я не тороплюсь, Сестрёнка. Мы всегда будем вместе. Как всегда. Мы совершим возмездие, объединив наши силы.

Рем убрала пальцы Рам, которые вцепились в её юбку, с горькой улыбкой. Даже видев, что Рам шокировали эти слова.

- Рам, всё будет хорошо. Рем не придётся драться в одиночку. В конце концов, это моя ошибка, что я не была с ней в тот день.

- Фредерика…

- Поверь в свою старшую горничную. Может, я и не выгляжу такой сильной, но поверь мне.

Подмигнув Рам, она быстро пробормотала это. Розваль постучал пальцем по её плечу и улыбнулся.

- Расслабься. Фредерика сильнее Рем. В особняке я и Клинд – единственные, кто может справиться с её гневом.

- Раздражает, хоть это и правда. В любом случае, оставь её мне.

Фредерики выпрямила грудь, уверенно заявив, что справиться с этим. Рам помолчала несколько секунд и ответила:

- Послушай, Рем. Если ты предположишь, что получишь травму, используй Фредерику в качестве щита и убегай, хорошо?

- Я, конечно, буду защищать её, но не уверена, что буду делать это именно так!

Крик Фредерики разнёсся по всей толпе. Но вопрос был решён, по крайней мере, на данный момент.

Рам и Розваль попросили помощи у проходящих мимо стражников и пошли разведывать места, где предположительно могли находиться камни с миазмами. А тем временем, Рем и Фредерика выслеживали преступников, следуя очень сильному запаху вони.

- Мастер, мы будет осторожны, но всё же, я могу получить ваше разрешение?

- Конечно. Если что-то случиться, используй всё, что нужно.

 Так они и расстались. Рам, обернувшись, обеспокоенно посмотрев Рем, но Рем ответила ей, махнув своей рукой.

- Фредерика? Мы пойдём быстро, хорошо?

- Хорошо. Я понимаю, что ты чувствуешь. Я хочу тебе помочь, так что не говори об этом никому, хорошо?

- …?

Услышав двусмысленный ответ, Фредерика криво улыбнулась. Обычно она прикрывала рот, когда улыбалась, но сейчас она оскалила свои клыки. Затем она потянулась к спине, где на шее был маленький крючок и потянула за него.

- Фредерика? Ты знаешь, мы на улице?

- Да. Но я должна сделать это!

На Рем напала тревога, когда Фредерика внезапно сняла с себя одежду. Смотря на это, её лицо покраснело. Сняв своё платье, она схватилась за своё нижнее бельё и резко его сняла. Взяв платье и бельё, она аккуратно его сложила.

Рем сбило столку то, что Фредерика стояла перед ней обнажённая. Но когда Фредерика увидела её растерянный вид, сказала:

- Рем, пожалуйста, не кричи.

Говоря это, Фредерика закрыла глаза. Высокая девушка устремила взгляд на землю. От этого у Рем перехватило дыхание, и почувствовала, как атмосфера резко накалилась.

Воздух резко стал сухим и чувство страха резко охватило тело Рем. Это было реакцией на то, что происходило сейчас с Фредерикой.

Длинный светлые волосы уменьшились, но в тоже время волосы на теле начали расти, покрыв всё обнажённое тело. Фредерика наклонилась и выпрямила свои конечности вдоль земли со скрипучим звуком её трансформирующегося тела.

Её характерные клыки, покрывающие весь её рот, стали длиннее, и выглядели ещё более острее, чем раньше. Теперь её внешность походила на дикую кошку.

Теперь перед Рем, которая потеряла дар речи, была не Фредерика, к которой она привыкла. Существо, которое должно было быть Фредерикой, выглядела как огромная кошка и золотистым мехом.

- Это моя форма зверя. У полулюдей свои причуды.

- Т-ты можешь говорить!?

- Я всё ещё я. Это естественно.

Только голос не изменился. Она всё ещё была Фредерикой разумом, с нефритово-зелёными глазами. Хоть Рем была напугана, она всё же подошла к ней.

- Хорошо, только не нервничай, Рем… подожди, зачем ты гладишь меня по голове?

- Ой, я просто… само собой получилось…

Рем неосознанно погладила по меху Фредерики. Её мех был мягким и гладким, поэтому к нему так и тянулись руки.

- Эй, не щекочи мою шею! Нет времени дурачиться. Садись на меня, пожалуйста.

- А можно!?

- Неожиданная реакция… да, залазь на меня. Я думала, что ты сойдёшь сума и убежишь в панике, хорошо, что всё по-другому.  

Рем села на спину Фредерики. После этого Фредерика вытянула свои конечности и крикнула:

- Поехали!

Тело Фредерики тут же подпрыгнуло к столичному небу. Рем поразила эта скорость, и ветер приглушил её крик.

Фредерика что-то кричала, но Рем была не в том состоянии, чтобы ответить. Когда Фредерика мягко приземлилась у здания, она резко помчалась с удивительной скоростью по столице.

 

4

 

 Ветер был неблагоприятным.

Человек, чувствующий дурное предчувствие, щёлкнул языком.

Для него это было знакомо. Когда дул очень сильный ветер, ему приходилось определять его силу и направление.

В противном случае, это существенно повлияет на его конечную цель. Даже огонь, сжигающий всё, начинается с обычной искры. Но и для этого нужно поддерживать ветер, чтобы интенсивное пламя набрало силу. И это была его роль.

Тем не менее, такой ветер мешал целям этого человека.

Это внезапное изменений разозлило его. Совсем недавно всё было хорошо. Подготовка была просто идеальной.

Он несколько дней изучал климат и погоду, основываясь на местности столицы. Он определил, какие места будут благоприятные. Ему очень повезло, что он всё заканчивал к началу фестиваля.

Он старательно складывал камни с миазмами в небольшие мешки и расставлял их в специальных местах, которые он выбрал заранее. Всё, что оставалось – это дождаться паники в столице.

Но ветер нарушил его план.

- Ну что ж.

Увидев, что ветер резко изменился, он решил отказаться от плана. Так как его сила была связана с ветром, он быстро отказался от него.

Он решил бросить камни, которые установил и быстро покинуть столицу. Во всяком случае, ему не за чем было рисковать.

Быстро встав на поток ветра, он собирался уйти прочь, но…

- Нашла второго.

В тот момент он встретил девочку, с сияющим рогом Они, и со свирепым большим котом. В этот момент он понял, почему ветер так резко изменился.

 

5

 

- Нашла второго.

Они находились в трущобах столицы, в месте, возле внешней стены. Большая кошка ударила по крыши разрушенного дома и приземлилась, подняв облако пыли. Мелькая Они на спине смотрела сквозь мужчину, который смотрел на неё пристальными глазами.

Он был вялым, невысоким и немного толстым человеком. Его лицо и одежда были не уникальными; он был настолько обычным, что, если бы он оказался в толпе, то сразу бы с ней слился и стал незаметным. Вероятно, именно это и было его целью.

Но это было бессмысленно, потому что он был не в благоприятной для него ситуации.

- Какой идеальное место для сотворения злых планов.

- Это так же идеальное место для принятия одинокой и жестокой смерти.

Рем чувствовала сильную вонь, когда проговорила это заявление. Она была столь же сильной, как запах человека из подвала склада. Другими словами, он был его соратником.

Враг Рам и Рем, зло, которое должно быть наказано остатками клана Они.

Рем и Фредерика следовали указаниям Рам, и, как им было удобно, быстро обошли всю столицу, уничтожая камни-ловушки один за другим. Комбинация, предсказанная Рам и обаяние Рем идеально помешали плану Культа Ведьмы, но только благодаря Рем они нашли преступника.

Пока Рем реализовывала этот план, её осенило. А что, если камни расположены таким образом, чтобы ветер идеально разносил эти миазмы по столице. При этом скрывая следы того, кто их устанавливает.

- Я почувствовал неблагоприятное направление ветра, но я не заметил запах зверя.

- Рем была права, что противник использует ветер.

Маленький человек с безразличным выражением лица стоял лицом к лицу с маленький Они и большим котом. Он не был безразличен, больше походило на то, что он сдался; он был спокоен, и эмоции не отображались на его лице.

- Ты спокоен. Почему ты не прочитал встречный ветер своим умением?

- Разрешать эмоциям мешать мне читать ветер очень глупо. Я не такой дурак, как ты думаешь.

Услышав эти слова, на её лбу вырос белый рог. Освещая разрушенную комнату, рог начал поглощать ману из атмосферы и наполнять тело Они энергией.

Выражение лица мужчины изменилось, когда он увидел рог Рем.

- Рог, да. Понятно. С того дня всё же остались живые Они.

- Ты будешь гореть в том же огне, что ты и твои друзья создали.

- Я читаю ветер. Подобная смерть нелепа – этого никогда не случиться.

- Ну посмотрим.

Рем потеряла интерес к ответам мужчины, и, сорвавшись со спины Фредерики, взяла железную рукоять с цепью со сферой с шипами. После драки в подвале, Розваль поручил Клинду изменить моргенштерн для Рем. Это стало её личным оружием – клыком мести Рем.

Позади Рем Фредерика присела на корточки, и в любой момент готова была присоединиться к ней, когда наступит время. Она понимала, что чувствуют Рам и Рем, поэтому она не собиралась вмешиваться, если этого не требуется, но, если Рем потеряет преимущество, она протянет руку помощи.

Другими словами, она не собиралась мешать Рем победить его в одиночку.

Мужчина, как и Рем, молча сделал шаг вперёд.

Таким образом, их столкновение началось со звуком удара цепей.

Рем со всей мощью, которую она могла вложить в рукоять, дала силу железной сфере и направила её на человека. Цепи, извиваясь, звуча как толпа бушующих зверей, заглушая всё во круг, ударила по человеку.

Вращающая сфера с шипами имела достаточно силы, чтобы разорвать человека на части. Если бы кто-то получил такой прямой удар, его тело превратилось бы в мясо; даже шлем и броня не спасли бы от этого удара;

Драка на складе, в отличие от этой, походила на детскую игру. Тогда она размахивала ей, как получиться. Но теперь она овладела ею, и поэтому могла наносить удары, как ей угодно. 

Но…

- Нет!

- Слишком дерзкая. Нужно была сразу убить меня первой же атакой.

Рем стиснула зубы, когда атака, нацеленная на ноги мужчины, не попала в цель. Мужчина разговаривал с ней беззаботным голосом, глядя на неё сверху вниз. Глаза Фредерики расширились от удивления.

- Это полёт!? Только Матер и ещё несколько десятков людей могут использовать это!

Человек, который избежал атаки Рем, подпрыгнул и повис в воздухе.

- Простите, что разочаровал, но это не магия высокого класса. Это просто плавание на ветру.

- Ты действительно думаешь, что можешь так легко…

- Конечно, я не думаю, что смогу сбежать, просто полетев. Тем не менее. У меня было чувство, что направление ветра было неблагоприятным. Для меня естественно всегда готовить защиту.

- Рем!

Фредерика взволновано крикнула Рем, которая смотрела на парящего человека в небе. Когда она услышала её, то обратила своё внимание на землю, и тогда её рог почувствовал опасность.

Появилось несколько теней, одетых в чёрное. Они были авангардом со зловонием, которую было очень сложно переносить. У них были мечи, похожие на кресты. Они были похожи на тех, кто атаковал Рам и Сетанту в ту ночь, когда деревня сгорела.

- Культ Ведьмы…!

- Я тот, кто всегда страхуется. Я сам устанавливаю камни, но это не значит, что нужно делать это в одиночку.

Маленький человек сказал это Рем и Фредерике. Он выглядел так, словно собирался покинуть поле битвы. Рем с удивлением осмыслила свои действия и Фредерика закричала.

- Ты убегаешь!?

- Естественно. У меня нет причин сражаться здесь.

- Чёртов архиепископ!

- Мне не нравиться, что меня называют именем, которое мне не принадлежит. Теперь погибни от ветра, маленькая Они.

Сказав эти слова, он взмыл вверх, покидая поле боя. Рем подняла рукоять, собираясь бросить шар в его направление, но…

- Убирайтесь… с моего пути!

Существа в чёрны одеяниях подбежали к ней, словно скользя, но она контратаковала их клинки, разбивая головы, как фрукты.

- Почему!?

 Он убежал, а я потерпела неудачу. Вот что проплыло в голове Рем.

Враг исчез, а препятствия остались. Самоосуждение Рем и гнев заполнили её сознание.

- Р-р-р-р-р-р-р!

Услышав крик, Рем увидела брызги крови и как три культиста разлетелись на кусочки.

- У нас нет времени на это, Рем! Мы должны начать его преследовать.

- Фредерика…

- У меня нет проблем со скоростью и прыжками. Быстро за ним!

Фредерика, говоря это, косила людей в чёрных одеяниях, как траву, параллельно мотивируя Рем. Придя в себя, она кивнула.

Уничтожить их, это я в состоянии сделать.

- Но их так много!

Рем была полна решимости благодаря Фредерике, но сущности, приближающиеся к Рем и Фредерики, пытали загнать их в угол.

 Культисты Культа Ведьмы, появлялись один за другим, словно рождаясь в тенях. Один из них не был так силён. Но их сила была в количестве, и в том, что их не беспокоила своя жизнь и жизнь их товарищей. Это больше было похоже на самоубийство.

Каждую секунду, враг, которого они искали, был всё дальше.

Я снова заставлю Рам волноваться.

- Мы не можем удерживать их в таком количестве! Рем, хватайся, мы уходим!

- Но тогда!

- Они нас задерживают!

Рем отчаянно покачала головой. Тем не менее, в глубине души Рем знала, что они не смогут их одолеть.

- Если этот человек сейчас сбежит, мы его больше никогда не найдём!

Именно это боялась больше всего Рем.

За это короткое время, она поняла характер этого человека. Этот человек, поняв, что его преследуют, больше никогда не позволит встретиться с ней.

Было очевидно, что если он сейчас сбежит, то покинет страну.

- И всё же…

Но у Рем не было достаточно сил, чтобы поймать этого человека и заставить его искупить грехи.

Рем пришла сюда, враг был прямо перед её глазами, и её никто не мог остановить.

- Если ты собираешься кого-то обвинять, то обвиняй меня.

Фредерика прорычала это Рем. Затем она взялась ртом за тонкую талию Рем и осторожно подняла её клыками.

- Фредерика…?

Фредерика была готова покинуть поле боя, даже не выслушав жалобу Рем. Она направила силы на задние лапы, выдала боевой клич и попыталась прорваться сквозь окружение одетых в чёрное существ.

- Остановись здесь.

Это были громкие слова. Они были самим проявлением силы.

Что-то спустилось на землю с гигантской внешней стены, которая окружала столицу. В тот момент, когда его ноги достигли земли, сквозь землю прошла ударная волна, обрушаясь на людей в чёрных одеяниях.

Ударная волна создала бурю. Рем и Фредерика были потрясены, когда на них внезапно набросился порыв ветра, и от которого отлетели чёрные существа, и никак не взаимодействуя с ними.

Они не поняли, что произошло. Рем, освободившись изо рта Фредерики, опустилась на землю и посмотрела на тень, идущую сквозь облако пыли.

Но это была не тень. Это было пламя. К ним шёл настоящий огонь.

- Понимаете, людей напугал шум, да ещё гигантский кот прыгал по зданиям. Даже если это и фестиваль, я подумал, что что-то не так.

Пока огонь произносил эти слова, он встал перед Рем и Фредерикой. Именно тогда Рем увидела, что сущность, напоминавшая пламя, выглядела как ребёнок.

Мальчик с ярко-рыжими волосами и голубыми, как небо, чистыми глазами. Он был на один-два года старше Рем. У него была улыбка на лице. И, разумеется, когда он вырастит, эта улыбка ослепит любого.

Однако, то, что ждало в будущем этого симпатичного мальчика не было тем, что захватило её разум; это была более простая и фундаментальная эмоция – абсолютный страх перед неминуемым уничтожением.

Что это?

Что это за существо, которое стояло перед ней, улыбаясь?

Только один человек в жизни Рем мог когда-либо заставить испытать ей подобные эмоции.

- Сестрёнка?

Это было чувство, которое Рем испытывала по отношению к своей сестре, той, кто являлась реинкарнацией Бога Они.

Рем была удивлена, узнав, что существует существо, способное посоперничать с Рам, человеком, сила которого могла даже превзойти силу её сестры.

Мальчик встревоженно покачал головой в ответ на слова испуганной Рем.

- Прости. Увы, я не твоя сестра. Я знаю, что моему лицу не хватает мужественности и стойкости, но меня впервые приняли за девушку.

- Нет… нет… это… не то, что я имела в виду…

- …?

Отстранённый мальчик покачал головой и улыбнулся Рем.

Больше всего пугало то, как он сохранял спокойствие в данной ситуации.

Хотя, чувствуя силу, которой обладает этот мальчик, это могло быть нормальным.

- Хорошо. Давай поговорим позже, хорошо? Если не возражаешь. Я позабочусь об эти людях. Во всяком случае, я уже патрулировал эту область для своего отца. Я тот, кто должен бороться с ними.

- Ты уверен, что справишься с ними?

- Пока ты в это веришь, да.

Мальчик кивнул Рем и Фредерике, побежав в направление к тем, кто был одет в чёрное. Рем не знала, что ответить, и быстро пошла к Фредерике.

Большой кот наклонился, чтобы Рем могла сесть ей на спину. Фредерика, приземлившись на вершину заброшенного дома, опустила голову в направление мальчика.

- Прости. Я молюсь за удачу твоей победы в этой битве.

- Я надеюсь, что она придёт вам, а не мне.

Он проводил Фредерику с улыбкой, когда она покинула территорию. Мальчик и поле битвы остались позади.

- Нам действительно нужно было оставлять его одного!?

- Рем, ты ведь тоже это поняла? Не нужно волноваться за него! Он новое поколение… самое сильное в истории!

- …?

Сказав это, Рем увидела впереди тень человека, который плыл в солнечном свете.

- Фредерика, в направление к солнцу!

- Поняла.

Фредерика увидела тоже, что и Рем. Маленький человек, парящий по небу, словно по воде, двигался так же быстро, как и сам ветер. Но он мог двигаться только благодаря ветру. Если бы он был только один, то расстояние между ними было непреодолимым.

- Мы скоро его догоним и…

- Это плохо. В таком случае мы выйдем из трущоб и попадём в центр города, и тогда мне негде будет спрятаться!

Если бы Фредерика показалась в таком виде перед людьми, этого было бы достаточно, чтобы вызвать панику. И к тому же стражники были наготове, после доклада Розваля.

Если она устроит переполох, стражники сразу же начнут её атаковать. И их могут принять за Культ Ведьмы.

- Фредерика, пожалуйста, иди за ним!

Услышав просьбу Рем, Фредерика ускорилось и зажала рот, чтобы подавить рык. Тем не менее, чем больше было людей, тем ближе они подходили к фестивалю, и тем больше она не решалась бежать. 

Вскоре Фредерика остановилась. Внизу был парк с фонтанами, и Фредерика никак не могла пройти через него, не привлекая внимания.

Я понимаю это. Но всё же…

- Но он прямо там!

Рем впивается взглядом в далёкую тень, которая стала почти чёрным пятном.

Она никогда не сможет поймать его снова, если он сбежит из столицы. Она не сможет выполнить желание Рам. Рем не сможет достичь своей цели, которую она должна была сделать.

Человек обернулся, посмотрев на неё и что-то проговорил. Она не поняла, были ли это слова издевательства или что-то ещё.

Тем не менее, в тот момент, когда Рем увидела это, чувство поражения внутри начало распространяться…

- Сестрёнка?

Воля её сестры, которая разделяла с ней кровь и плоть, текла в рог на её голове.

Синестезия – редкая передача мыслей между близнецами, когда эмоции переходят от одного человека к другому. Эта молния поразила Рем, и она посмотрела на небо с широко раскрытыми глазами.

Она чувствовала, как будто её сестра не сводит с неё глаз…

- А…

В следующий момент ветер пронёсся по небу, разорвав конечности меленького человека в клочья.

 

6

 

- Не спускай с него глаз. Молодец, Рем.

Пробормотала девушка с розовыми волосами, вытянувшая руки на крыше сторожевого поста на торговой улице столицы.

Она держала посох своими тонкими белыми пальцами, и на кончике него сиял белый свет. Сияние было от взаимодействия маны. Это огромная сила искажала атмосферу.

- Благодаря тебе я увидела именно то, что хотела.

Она бросила посох от усталости. В тот момент, когда она расслабилась, пот, внезапно появившийся на лбу, начала падать на её дрожащие колени. Мужчина, стоявший рядом с ней, ловит её горящее тело.

 - Молодец. Но-о-о-о-о. Ты зашла слишком далеко. Чтобы использовать магию точного направления без посторонний помощи… ты забыла, что ты без рога?

- Закройте свой надоедливый рот. Кроме того, уберите от меня свои неприятные руки.

- Ты так измучена, что если я отпущу, то ты потеряешь сознание. Ты слишком упря-я-я-я-ма.

- Оставьте меня… в покое.

Девушка – Рам, оттолкнула мужчину, который её держал, пытаясь избежать его рук. Розваль закрыл один глаз, когда увидел такое упрямое отношение.

- Что?

- О, ничего. Тебе не понравилась одежда, или драгоценности, или косметика, еда? Но, по крайней мере тебе нравиться эта палочка, и это меня огорчает.

 Рам пристально посмотрела на палочку в своей руке. Она хотела разломать её, назло Розвалю. Но, конечно, даже Рам не смогла бы это сделать.

Нельзя было сломать её из-за её происхождения. Причина в том, что…

- Это особый инструмент. Потребовалось много усилий и времени, чтобы сделать э-э-э-то. В конце концов он сделан из самого выдающегося…

- Перестаньте говорить. Просто скажите, что он сделан из моего рога.

Розваль восхищённо кивнул, потому что заставил Рам сказать это самой. Увидев эту реакцию, Рам резко убрала эту палочку.

- Я не могу поверить, что вы нашли и использовали его для этого после всего, что произошло.

- Это твой рог, понимаешь? Ты должна защищать его, даже если он стал чем-то другим. Даже если Они и его рог разлучены, его нужно где-то хранить.

- Откуда вы знаеште, что он мой?

- Что-о-о-о? Я ведь говорил, что следил за тобой и Рем. Точнее сказать, я присматривал только за тобой.

Сначала он сказал это обычным тоном, но во второй половине он добавил торжественный тон. Когда Рам смутилась, услышав этот ответ, мужчина, одетый как клоун, положил палец на её подбородок, и заставил посмотреть вверх.

- Так… эгоистично…

- Я буду эгоистичен, если захочу. Вот почему я сделал его из твоего рога, и поэтому я веду себя эгоистично, передавая его тебе.

- Глупо.

Рам выплюнула эти слова и посмотрела на небо, где был сбит враг.

- Но-о-о-о ты сделала это своими собственными силами. Это удивительный результат. Знаешь, это, наверное, неудобно. Твоя сила «ясновидения», которая позволяет видеть глазами других существ…

- Я просто использовала то, что могла, и добилась возмездия. Тоже самое относиться к этому.

«Ясновидение» являлось секретным умением, которое могли использовать только Они.

Человек, применяющий это на практике, мог видеть сцены, синхронизируясь с чужим зрением, если находиться в пределах диапазона заклинателя и их волны маны совпадают. Используя это, можно было увидеть то, что находилось за 1000 миль.

- Это раздражает, но если бы у меня не было этой палки, я бы, наверное, не смогла бы это сделать.

Выражение «Палка – и есть мой сломанный рог» раздражало её так сильно, что она хотела умереть от приступа гнева. Тем не менее, она была признательно ему.

Но что ещё сильнее раздражало, так это отношение Розваля.

- Вы не могли дождаться того момента, когда сможете увидеть, как я использую этот персонал, не так ли?

 - Вы оба поклялись совершить возмездие. Ты делаешь это для Рем, Рем для тебя. Эти отношения прекрасны, но хрупки и деликатны. Я сделаю всё, что потребуется, чтобы вы могли продолжить делать то, что задумали.

- А каковы ваши настоящие чувства?

- Я хотел увидеть твоё гордое лицо и довольный взгляд, когда ты чувствуешь, что достигла чего-то. Это всё-ё-ё-ё-ё.

Рам фыркнула на подмигивающего клоуна и быстро пошла в сторону лестницы. Розваль пожимает плечами от такого холодного отношения и задаётся вопросом:

- Это был второй человек… осталось два, ты не забыла, та-а-а-а-к?

Рам остановилась, услышав вопрос, но сразу же снова начала идти, ничего не сказав. Однако Розваль одобрительно кивнул, понимая, что молчание было её ответом, и он начал следовать за её маленькой спиной.

Одна маленькая сумка осталась на крыше после того, как они ушли. Волшебный камень, являющийся доказательством того, что культ ведьмы был где-то рядом.

 

7

 

Когда они проследовали по следам крови в переулок, то увидели лежащего человека с очень слабым дыханием.

У него были оторваны конечности и стекала с тела. Он, несомненно, был на грани смерти.

- Как и следовало ожидать от Сестрёнки.

Хриплым голосом Рем похвалила способность своей сестры, которая сбила врага её деревни и оставила этого человека на грани смерти.

Как только Рем будет свидетелем последнего вздоха этого человека, её возмездие будет достигнуто.

- Рем, у нас мало времени. Сделай это быстро и легко…

- Я ещё хочу поговорить с ним.

Фредерика, всё ещё находясь в форме большой кошки, попросила быстрой смерти этому человеку. Но когда Рем жестоко покачала головой, она подошла к маленькому человеку.

- Это… был… плохой… ветер…

Мужчина почувствовал, как Рем подошла ближе, и его глаза, которые потеряли свет, моргнули. Человек с лёгкой улыбкой на лице продолжал вести себя так, словно сошёл с ума, когда говорил о ветре. Это её раздражало.

 - Ты был изранен ветром Сестрёнки. Всё кончено для тебя. Это тебя расстраивает? Если ли сожаления? Это расплата за всех в деревне… нет, для Сестрёнки.

- …?

- Давай, скажи это. «Больно, я не могу принять это, я сожалею об этом». «Помоги мне, я не хочу умирать»… скажи это. Скажи это. Скажи это!

- Мне жаль тебя, маленькая Они…

Маленький человек не искал искупления, но испытывал жалость от всего сердца. В этот момент на лбу Рем снова появился рог, и она схватила человека и потянула его лицо к своему и улыбнулась.

- Ты собираешься… ты скажешь это всем людям!?

- Даже ветер когда-нибудь закончиться и умрёт. Моя жизнь рано или поздно закончиться здесь просто потому, что я не смог правильно прочитать его направление.

- Это не отвечает на мой вопрос! Какой у тебя мотив!?

- Садо. Запомни и сразу забудь.

Это звучало знакомо. Она не могла забыть. Это было одно из трёх имён, которое она услышала от Фогга, человека в подвале склада. Садо, Сергей и Фауст.

Он доказал, что его звали Садо. Возможно, это была жалость, которую подарил этот мужчина.

- Скажи что-нибудь! Ответь мне!

- Рем, это бесполезно… Он мёртв.

Фредерика, стоящая рядом, покачала головой. Как она и сказала, он уже был мёртв. Он больше ничего не мог сказать.

И он никогда не расскажет о своих планах, о том, что он сделал, о причине, по которой они напали на деревню, или о том, где были оставшиеся два врага.

- Стражники тоже скоро будут здесь. Корень всего зла был уничтожен, их план разрушен. Разве этот результат недостаточно хорош?

- Но!

- Ты в безопасности. Рам и Мастер в безопасности. Разве этого недостаточно?

Рем попыталась рефлекторно ответить, но заколебалась, увидев нежный взгляд Фредерики.

- Похоже, всё благополучно закончилось.

- …!

Это произошло сразу же, когда Рем взяла себя в руки и успокоилась. Рем и Фредерика занервничали, когда вдруг услышали голос в начале переулка. Увидев их реакцию, владелец голоса улыбнулся.

У входа в переулок стоял рыжеволосый мальчик с голубыми глазами – человек, который их спас.

- Прости… за ранее. Ты в порядке?

- Как видите, мне повезло. Может быть, это потому, что вы полились за меня.

Мальчик ещё шире улыбнулся и раздвинул руки, показывая, что он в порядке.

На нём не было повреждений. Ни царапины от битвы, не говоря уже о ранениях. Даже если бы он просто сбежал из битвы, то точно бы не оказался бы таким чистым.

- Прежде всего, я поймал всех культистов, которые там были. Я не уверен, что они будут сотрудничать. Они вообще ничего не сказали.

Мальчик не обращал внимания на дрожащую Рем. Тот факт, что мальчик захватил один десятки людей, поражал её до дрожи.

- Это тело, это главарь?

- …?

- Возможно. Как ты можешь заметить, он мёртв, и я полагаю, их план разрушен.

- Намёки на миазмы… Неудивительно, почему стражники бегали по всей столице.

Фредерика заменила Рем, так как та не могла вымолвить ни слова. Когда мальчик убедился в её ответе, её серьёзный взгляд немного ослаб.

- Если это так, то моя работа тут окончена. Я должен скоро прийти домой, иначе мой отец накричит меня.

- Твой отец ругает тебя?

- Да, разумеется. Папа очень беспокоиться, поэтому я не могу позволить ему узнать, что делаю подобные вещи. Пожалуйста, держите это в секрете.

Настроение стало противоположным тому, каким было у него только что. Та игривость, с которой он рассказал эту историю, не подходила тому возрасту и тем успехам, которые о достиг только что. И это удивило их.

- Кстати, миссис Кошка. Скоро сюда придут дяди в стальных доспехах. Если вы не хотите их шокировать, советую быстро снять этот мех.

- Хм, действительно… Но, чтобы сохранить это место таким, каким оно есть…

- Я могу остаться здесь. Как только вы закончите превращение, то можете рассказать стражникам о том, что случилось.

- Но ведь это не сделает для тебя ещё больше проблем?

Мальчик с улыбкой на лице не подтвердил и не отрицал этого.

Фредерика принимает улыбку за ответ и прислоняется к голове Рем. Это чувство успокоило Рем, и она спешит забраться на спину большого кота.

- Спасибо за твою помощь. «Святой Меч» господин Рейнхард.

- Я – часть семьи «Святых Мечей». Я не могу один нести ответственность за это имя.

Хоть он с улыбкой на лице проводил этих двоих, в его голосе читалось одиночество, которого раньше не было, но у них не было времени убедиться в этом, когда они уходили.

 Фредерика двигала конечностями очень быстро, и пейзаж постоянно менялся перед ними.

- Ты в порядке, Рем?

Во время движения, Фредерика решила проверить Рем, которая была на её спине. Рем ничего не сказала с тех пор, как появился тот мальчик. Но Фредерика не волновалась на счёт этого.

Она бы солгала, если бы сказала, что не сожалеет о смерти того человека. Они не получили никакой информации о двух оставшихся врагах. Возмездие приближалось, но оно не могла быть отложено.

- Когда мы вернёмся, и Фредерика захочет отдохнуть. 

- Да?

- Мы обязательно должны найти подарок.

Фредерика на мгновение поперхнулась, возможно потому, что это было неожиданно. Но когда большой золотой кот быстро пришёл в себя, она весело мурлыкнула и сказала:

- Да, так и есть. В конце концов, я с нетерпением жду отдать этот подарок Учителю.

- Да, и я тоже.

Рем кивнула Фредерике и крепко схватила её мех на затылке.

Правда, перед ними стояло ещё много проблем, которые нужно было решить.

И всё же один шаг… она стала на один шаг ближе. Так что она могла порадоваться, хоть немного, прямо сейчас. Пока что она забудет о своей злобе и получит удовольствие от меха большого кота.

Пока…

- Осталось двое…

Сейчас я забуду о ненависти, жгучей мою грудь, и получу удовольствие от этого праздника.

- Осталось двое, клянусь, я найду их для Сестрёнки…

Рем, ушедшая в себя, загадала желание с улыбкой на лице полной ненависти, смотря на то, как солнце начало заходить за горизонт столицы Лугуники.

Глава 5 – Демон, который заплакал

 

1

 

Семья Милод – дружественная семья Мейзерс. Их особняк находиться к юго-востоку от территории главного особняка Мейзерс, недалеко от города Костул.

Глава семьи, Дадли Милод – довольно энергичный человек, которому исполнилось 30 лет, и он является кровным родственником с Розвалем, хотя и дальним. Тем не менее, Розваль больше симпатизирует жене Дадли, Грейс Милод.

Это потому, что…

- Грейс родилась с плохим контролем маны. Врата её тела не работали, из-за этого нерегулярный поток маны вредил её телу. Я снова повторю. Именно по этой причине мы знакомы.

- После этого я вышла замуж за Дадли и стала родственницей с господином Розвалем. Я не думала, что так случиться…

- Нет, нет, не-е-е, это не так. Я был уверен в этом, когда впервые тебя увидел. Я знал, что ты станешь важным человеком для меня.

- О-о-о, вы льстите мне.

Услышав шутку Розваля, щёки молодой женщины, Грейс Милод, слегка покраснели, и она смущённо толкнула плечом клоуна рукой.

Они находились в спальне Грейс в резиденции Милод. Рядом с Грейс, которая лежала на кровати, Розваль сидел рядом с ней и мило беседовал. Такая была ситуация.

Единственная, кто была сбита с толку их дружественной беседой, так это Рем. Она не понимала, зачем находилась здесь.

- А? Господин Розваль, почему вы привели меня с собой?

Увидев сомнение Рем, Рам, которая была рядом с ней, решила говорить за него.

- Разве не очевидно, хочет показать, какой он негодяй и проходимец.

Говорила она откровенно, как и следовало ожидать. В ответ Грейс слегка посмеялась.

- Я не собираюсь забирать у тебя господина Розваля. Не обижайся так.

- …Я не понимаю, о чём вы говорите.

- О, действительно? Ты, кажется, не такой глупый ребёнок.

Вздохнув на слова Грейс, Рам резко закрывает глаза. Редко можно было видеть, как Рам решила отступить от спора, что сильно удивило Рем.

- Неожиданно увидеть, как Рам победили в споре.

- Господину Розвалю тоже следует перестать дразнить детей, которые тебе нравятся. Вскоре, ты и не заметишь, как их обидишь.

- О-о-о, как резко. Ты чуть не убила меня своими словами, да-а-а. Матери очень хороши в этом… Так ведь?

Хоть Грейс и отругала его, Розваль продолжал вести себя как клоун. Но Грейс слегка улыбнулась, и мягко погладила живот – очень большой живот.

Грейс была достаточно худой женщиной, а эта выпуклость на её животе была доказательством того, что в ней зарождалась жизнь.

- Хочешь я предскажу, будет ли это мальчике или девочка?

- Вы можете сделать это при помощи магии?

- Это не магия, это просто предсказание… Возможно, что-то вроде гадания? Я начал заниматься этим по вечерам в последнее время.

- …Хорошо. Хотя это должен был быть сюрприз до рождения ребёнка.

Продолжая лазского ласкать свой живот, она положительно ответила на предложение Розваля. Розваль пожал плечами, давая понять Рем, что его в данный момент нельзя беспокоить.

На днях они отправились в столицу, чтобы найти подарок для ребёнка Грейс.

Она была уже на последнем месяце беременности. Живот уже был большим, поэтому ребёнок мог родиться в любой момент.

- Прости, Грейс. Я просто подумал, что это будет хороший опыт для тех двоих. Я хотел, чтобы они увидели красоту беременной женщины с новой жизнью внутри неё.

- Как ужасно с вашей стороны называть это красивым, несмотря на то, что мой живот такой большой.

- Тебе не нужно стыдиться. Это ритуал, созданный самой природой. Прямо сейчас, как женщина… да, сейчас второе самое лучшее время в твоей жизни. Первое, если что, была твоя свадьба.

Грейс застенчиво улыбнулась, и Рем также почувствовала восхищение им. Хотя она чувствовала, что Рам, которая была рядом с ней, чувствовала приступ рвоты.

- Ну, тогда начнём в другой раз, я не хотел бы слишком сильно напрягать беременную женщину. Но, этот день очень особенный.

- Вы уверены? Я бы хотела ещё поговорить… ах… Хорошо, тогда увидимся позже. Прошу прощения, что не смогла быть для вас хорошей хозяйкой.

- Беременная женщина не должна беспокоиться о чём-то подобном. В любом случае, увидимся позже.

Оставив эти слова позади, Розваль покинул комнату с Рем и Рам. На своей кровати Грейс провожала их доброй улыбкой.

Горничная, встретив их, провела троих по коридору и вывела в гостиницу особняка.

Резиденция Милод была довольно большой, хотя и не такой большой, как резиденция Мейзерс. Так же количество прислуги не могло сравниться с резиденцией Розваля.  

- Так? И зачем вы привели нас сюда, господин Розваль?

Когда горничная ушла, первым, что услышал Розваль, был вопрос от Рам. Все слова были до этого одинаковыми, но его глаза говорили об обратном.

Розваль, уставившись на её светло-алые глаза, криво улыбнулся и сел на диван.

- Прости, что ты так подозрительно относишься ко мне, но ты слишком много думаешь. Я привёл вас сюда познакомиться с Грейс, чтобы показать вам, как рождается новая жизнь. В деревне Они не было никого моложе вас… т.е. вы никогда не общались с беременными женщинами, так?

- …М-м-м, никогда. Так как сестрёнка и я были первыми детьми в деревне.

Не было ни одного ребёнка, рождённого после Рам и Рем, поскольку раса Они не сильно размножалась. Поэтому, строго говоря, Рем, младшая сестра Рам, была младшей Они в деревне.

В любом случае, Рем поняла цель Розваля, но она не знала, каковы его намерения. Что может случиться, если Рам и Рем встретятся с беременной женщиной и ребёнком внутри неё.

Ломая голову над этим вопросом, Рем наклонила голову. А Рам показала драматическую реакцию.

- Сестрёнка?

- … Серьёзно, она так много дурачиться.

Рам, произнеся эти слова, укусила губу от досады. Рем вздохнула, не зная, почему злиться от этих слов. Однако, Розваль закрыл один глаз, увидев Рам, проявившую сильные эмоции.

- Было бы замечательно, если бы вы засвидетельствовали момент, когда ребёнок родиться.

- Как смешно. Что мы должны получить, увидев рождение ребёнка госпожи Грейс?

Рем не могла идти в ногу с разговором Розваля и Рам, и она осталась позади. Увидев это, Рам мягко прикоснулась к плечу своей сестры, Рам пристально посмотрела на Розваля.

- Больше не мешайте мне и Рем.

- Это какое-то недоразумение. Тем не менее, я не могу развеять ваши сомнения… Ну, осталось три дня. Будьте терпеливы.

Так Розваль закончил разговор и посмотрел в окно, откинувшись на спинку стула.

- Точнее, осталось два с половиной дня. Я надеюсь, что всё будет хорошо…

Однако, судя по словам, которая произнесла Рам, смотрящая на вечернее небо, её горечь и подозрения с каждым днём становились всё сильнее.

 

2

 

 Через 10 дней после происшествия на Лунном фестивале в столице, Розваль посетил резиденцию Милод вместе с Рам и Рем. Тайное столкновение, которое произошло за кулисами лунного фестиваля не было обнародовано. Все магические камни с миазмами, установленные по всей столице, были найдены благодаря подсказкам Рам и обаянию Рем.

Цель Культа Ведьмы так и не была выяснена. Всех культистов, которых захватил мальчик, носящий прозвище «Святой Меч», не сказали ничего.

- Ну, не нужно грустить на этот счёт. Просто посмотрев на деяния Культа Ведьмы, можно понять, на сколько он прогнил… Если бы они просто признались.

- Да, я согласна.

В комнате для гостей Рем опустила глаза, слушая голос своей сестры, допивающей свою чай.

Мысленно она увидела «архиепископа», который даже не умолял о пощаде, когда был на грани смерти. Встретив Рем, он только произносил глупости, пака не погиб. Он не был похож на первого противника Рем, который умирал от страха и сильной боли, вызванной её пытками.

- Рем, ты волнуешься?

Рам волновалась о Рем, которая смотрела вниз и не пила свой чай. Услышав слова сестры, Рем тихо ахает, развеивая тревогу, которая давила на её разум.

- Я смогла добиться возмездия. Из четырёх я заставила двоих заплатить. Но я ничего не получила от второго, я не уверена, смогу ли найти оставшихся двух…

- Все захваченные культисты могут совершить самоубийство… как я слышала.

- Кроме того, я ничего не смогла сделать на главной улице. У меня был нос, чтобы найти его, но он перехитрил меня и сбежал… если бы там не было Сестрёнки, я бы никогда его больше не нашла.

Рем, возможно, стала слишком дерзкой, после убийства своего первого противника – Фогга.

Перед смертью, Рем смогла выдавить имена оставшихся трёх преступников и выжать их в своей памяти. После этого она не знала, что делать с собой, и Розваль убедил её жить как «замена Рам», и, изо всех сил старалась быть такой, чтобы больше не показывать своего несовершенного «Я».

Тренируясь с оружием, которое ей дали, стремясь овладеть магией воды – к которой она имела склонность – и стремясь отомстить, Рем начала чувствовать, что она начала забывать о своём прошлом. 

Ей казалось, что она забыла о своём прошлом «Я», что было позором для клана Они, который и не подумал бы о замене Рам на неё, поскольку она была несовершенным инструментом, который не мог сравниться с Рам.

- Рем, ты такая дурочка.

Она не могла просто сказать своей сестре, что она должна сделать.

Кроме того, с самого начала она ничего не сделала сама. Розваль был тем, кто поймал Фогга, связал и ослабил. И именно Рем сняла печать и убила Фогга.

- Да, это не так. Успокойся.

Тем не менее, Рам, которая поставила свою чашку и приблизилась к ней, положила конец мучительным мыслям. Их плечи соприкоснулись. Она обняла её дорожащую руку, и Рем просмотрела на лицо Рам, когда почувствовала её тепло.

Она посмотрела на светло-голубые глаза, и её светло-розовые глаза выразили глубокую привязанность.

- Не говори, что ты бесполезна. Я смогла попасть в этого маленького человечка в столице только благодаря тебе. Я также смогла выяснить, что Культ Ведьмы планировал, только благодаря тебе. Хотя последняя часть самая важная, но именно ты внесла больший вклад. 

- …

- Ты всегда делаешь всё возможное, и я… Сестрёнка это знает. Так что тебе не нужно винить себя. Тебе не нужно делать это одной.

- Сестрёнка…

- На самом деле, я та, кто…

Рам похлопала Рем по голове, потому что она выглядела так, словно собиралась расплакаться от утешений, и попытаться что-то сказать. Однако её горло забилось, когда она услышала последние слова.

В глазах Рам были необычные колебания и нерешительность, хотя она была той, кто всегда чувствовал себя самоуверенной. Но эти сложные эмоции исчезли, когда она моргнула и коснулась щеки Рем.

- Неважно… Кроме того, место нахождение врага не должно тебя беспокоить. Я уверена, что господин Розваль найдёт оставшихся.

- Но, сможет ли он их найти?

Не похоже, что она не верила в Розваля. Фактически, на данный момент Розваль был тем, кому она доверяла больше, чем кому либо, не считая свою сестру. Следующие люди, которые пришли ей на ум, были слуги особняка, в котором она жила, такие как Фредерика и Клинд.

Разумеется, они не могли конкурировать с Рам, независимо от того, какой властью над ней они обладали.

- Культ ведьмы прятался по всему миру в течении 400 лет… Я не знаю, сколько займёт это времени.

Она даже не была уверена, что оставшиеся противники всё ещё находились в Королевстве Лугуника. Если они сбегут в другое королевство, то следовать по их следам будет очень сложно. Пламя мести будет продолжать гореть годами, может, даже десятилетиями.

Тем не менее, Рам улыбнулась Рем, когда у неё возникли эти страшные мысли.

- Не волнуйся, это не займёт много времени. Я имею в виду, что потребовалось всего три месяца, чтобы победить двух культистов… делая некоторые простые вычисления, потребуется ещё три месяца, чтобы найти оставшихся двух.

- «Сделать несколько простых вычислений»… Сестрёнка?

Шутка Рам заставила Рем улыбнуться, когда она прикрыла рукой рот. Это не будет так легко, но она была счастлива, что её сестра пытается её успокоить.

- Я… Я случайно нашла первых двух…

- …Случайно нашла, а? Да… может быть, это и так.

- Да, это так… Но я рада, что Сестрёнка заботится обо мне. Сейчас я немного расстроена. Но Сестрёнка прекрасна, как и всегда.

Своей улыбкой, Рем выразила свою благодарность. Не все беспокойства, беспокоившие её, исчезли. Но благодаря Рам, она смогла расслабиться, хотя и совсем немного.

Как и ожидалось, Рам удивительна. Она знает обо мне всё. Она говорит мне слова, которые я хочу услышать больше всего, которые я хочу слышать больше всего, делая то, что я хочу, и когда я хочу.

Вот почему…

Я сделаю всё, что нужно, чтобы заменить рог Рам.

- Я с нетерпением жду этого. Всё ещё…

Рам ответила улыбкой, оглядывая гостевую комнату. Она сделала паузу в предложении, чтобы слегка вздохнуть.

- Этот особняк скучен. Ничего не поделать, так как с нами обращаться, как с гостями. 

- Да… да, я тоже так думаю. Это скучно.

Рем соглашается с вялым вздохом Рам. В настоящее время их рассматривают как гостей Розваля в резиденции Милод. Конечно, им была предоставлена гостевая комната для посетителей, и им не была дана никакая работа.

Рем всегда была девушкой, которая тратила время на что-то важное. В то время в деревне, когда взрослые звали Рам исполнять её «обязанности», Рем оставалась одна, ожидая возвращение своей сестры, пытаясь занять себя чем-нибудь, в одиночестве.

- Всякий раз, когда ничего не происходит, я возвращаюсь к дням в деревне.

- Нет, Сестрёнка удивительная.

- Ну, я ведь старшая сестра, в конце концов… Итак, что во мне удивительного?

- Ты точно читаешь мои мысли.

Рам гордо фыркнула на Рем, которая удивилась её реакции. Видя, что её сестра в хорошем настроении, Рем улыбнулась.

И она заметила, что это был первый раз, когда она вспомнила деревню без злости.

- Если подумать, в деревне не было ничего запоминающегося. Вот почему есть и более интересные места, даже включая особняк господина Розваля. Скучные взрослые и деревня, которая никогда не меняется. И милая маленькая сестрёнка.

- Там была моя любимая Сестрёнка, и этого мне достаточно.

- Ну… да… Ничего не было, хотя, бегать по холмам и полям было весело, пока ты была со мной. Жаль, что в этом особняке мы не может делать то, чего хотим. 

Она иронично улыбнулась. Всё время смотря на дверь в коридор она пыталась убить время. Рам жила мирно с Рем в те дни. Она хотела жить только рядом с Рам.

- Пока Сестрёнка со мной, мне больше ничего не нужно.

- Но в те дни я чувствовала себя одиноко.

- Сестрёнка играла важную роль, поэтому ничего не поделаешь. Кроме того, я хорошо справляюсь одна. Я собирала кучу камней на берегу реки возле дома и складывала их в кучу. Когда-то я набрала кучу камне, и берег выглядел очень красиво, поэтому я проводила время должным образом…

- Рем? Ты тратила время, делая что-то подобное…?

- Нет, это не твоя вина, Сестрёнка. Я виновата в том, что плохо проводила время одна. И в добавок ко всему, я… я слишком слаба, чтобы выполнять те же обязанности, что и Сестрёнка. 

Рам изменилась, и заставила Рем паниковать, когда резко покачала головой.

Всякий раз, когда её сестру забирали взрослые, она всегда приносила извинение Рем; за то, что она оставляла её одну, за то, что взяла её с собой, за то, что отличалась от младшей сестры, и за то, что она заставляла её чувствовать всевозможные сложные эмоции.

- После того, как мы достигнем нашей цели, давай упокоим души Они. Мы вернёмся в деревню и расскажем душам, что они отомщены и могут упокоиться.

- Да, Сестрёнка. Я хочу сделать это как можно скорее.

- Снова отправимся на картофельные поля и испачкаемся грязью так же, как и раньше.

С лёгкой улыбкой Рам закончила разговор. Слова сестры Рам заставили её улыбнуться, и она вспомнила те времена, когда они бродили по холмам и полям.

- Сестрёнка?

- Поскольку мы, очевидно, не можем бегать по особняку, нам нужно убить время, заставив взрослых в коридоре слегка помочь нам.  

- Ай!

Сказав это, дверь сразу же открылась. Тогда сущности потеряли равновесие и упали на пол.

Это были девочки, одетые как горничные. Рем, которая была удивлена, заметила, что они выгладили довольно знакомо.

Все они были полулюдьми, которые жили с ней в резиденции Мейзерс, их отправили на другое рабочее место после обучения.

- Значит, вас перевели в особняк семьи Милод.

- Хм, да, это так. Давно не виделись, Рам и Рем.

Они встали с неловкими выражениями на лице, и одна из них, девочка с ушами кролика, ответила на вопрос Рам. Видя, как она себя ведёт, Рам тихо фыркнула и сложила руки крестом.

- И так? Я думала, что вы прошли обучение и стали достойными горничными, так почему же вы озорно подслушивали разговор гостей.

- Ах, понимаешь, мы не хотели ничего такого… Просто господин… или, ну, больше нет, мадам и господин Розваль сказали нам это сделать.

- Господин Розваль и госпожа Грейс сказали?

- Да. Они сказали поговорить с вами двумя, так как вам может быть скучно…

Девочки нервно продолжали монолог друг друга, потому что боялись Рам. Они были на 3-4 года старше Рам, но её аура их сильно пугала.

Рам прищурила глаза. Однако Рем пожалела девочек, у которых были бледные лица из-за молчания Рам, и поэтому она помогла им.

- Сестрёнка, давай воссоединимся со всеми?

 - Я не сомневаюсь в них или в чём-то ещё. Мне не нравиться, что господин Розваль решил о нас так позаботиться.

Рам вздохнула, немного постучала ногой и сдалась. Когда она показала такую реакцию, Рем и девушки посмотрели друг на друга, и тогда все они почувствовали облегчение.

- Хорошо, давай те выпьем чаю. Сейчас у нас есть разрешение, а также нам дали немного сладостей.

С разрешения Рам, девочка с кроличьим ушами прикатила тележку в комнату. Они почувствовали сладкий аромат и тёплый пар.

- Пожалуйста, выпейте немного чаю и расскажите мне о чём-то, пока вы едите сладости… например, вы можете сказать, каковы отношения у Рам с господином Розвалем.

- Отношения Сестрёнки и господина Розваля?

Девушки шумно закричали, увидев, как Рем бросила на них пустой взгляд. Оказавшись в центре внимания, Рам устало пожала плечами.

- Я знала, что этот момент когда-нибудь наступит.

3

 

Три дня в резиденции Милод прошли без происшествий. Для Рем три дня в особняке превратились в неожиданный выходной, и Рам и Рем приходилось терпеливо ждать рождения ребёнка Грейс, чего Розваль с нетерпением ожидал.

- Госпожа Грейс очень добрая.

- Да… Пока тебе весело, я тоже довольна.

В отличие от Рем, которая мирно прожила три дня, Рам ответила с некоторой усталость в голосе.

Пока девушки проводили время в резиденции Милод, то постоянно разговаривали на разные темы и постоянно врали на счёт Рам. Казалось, что её железная сила воли утратила силу из-за любопытства других девушек, которые работают в этом особняке, на счёт её и Розваля.

- Как смешно. Интересно, они понимают, какая разница в возрасте между мной и господином Розвалем? Если ещё кто-то спросит меня об этом, то у них возникнут серьёзные проблемы.

- Сестрёнка зрелая, в отличие от многих восьмилетних девочек, в конце концов… Если подумать, мне интересно, сколько лет господину Розвалю. Я никогда не слышала об этом.

- Хоть он и пытается выглядеть старше, ему, кажется, 21 год. Когда я увидела его без грима, то у него лицо подходило под этот возраст. Похоже, он использует грим в качестве оружия, чтобы другие не думали, что он смотри на всех с высока, но при этом быть достойным его положению.

- Я никогда не видела господина Розваля без грима. Получается, господин Розваль действительно очень доверяет Сестрёнке.

- Это… не правда.

Услышав замечание Рем, Рам ответила слегка уклончиво.

Они проводили каждую ночь вместе, чтобы лечить Рам, так как она потеряла рог. Поскольку Рем не имела понятия, как проходит процесс лечения, она не могла сказать, какие отношения были между ними.

К тому же, Рам и Розваль умели скрывать свои настоящие чувства. Тем не менее, внутренние мысли Рам о Розвале отличались от того, какими они были в начале. Она была в этом уверена.

Хотя она не знала, это потому, что ей нравился Розваль, или наоборот, не нравился.

- Во всяком случае, я свободна от этого подобно дождю потока вопросов на сегодня. Надеюсь, господин Дадли вскоре вернётся, и этот груз свалиться с моих плеч.

- Сестрёнка, у тебя всё-таки были проблемы…

Дадли отправился в Индустриальный город Костул по работе, и оставил беременную жену в особняке.  Рем и остальные остались в особняке, чтобы на некоторое время составить компанию Грейс.

Компания для беременной женщины больше не понадобиться, когда Дадли вернётся в особняк. Именно этого Рам ждала больше всего, так как устала от любопытных горничных.

- Но мне немного грустно. Мы не увидим, как госпожа Грейс рожает.

- Может, это и к лучшему…

Услышав краткий комментарий Рем, Рам также выразила своё грустное мнение несколькими словами.

Сначала Рам была против родов, так как она ненавидела оправдывать ожидания Розваля, но как только она узнала Грейс лучше и начала испытывать к ней симпатию, естественно, её мысли тоже начали меняться.

- Но я словно на ладони господина Розваля, и я ненавижу это…

Рем попыталась избежать сложные чувства Рам горькой улыбкой.

Тем не менее, Рем была рада, что они пришли. Она больше улыбалась, хотя и кривыми улыбками. Это было несомненно из-за людей, живущих в особняке.

Её неудача в столице и стремление отомстить словно исчезли, пока она находилась здесь.

Третий день в резиденции Милод начинался мирно, и она чувствовала облегчение.

Дадли должен вернуться во второй половине дня, и тогда Рем придётся уйти. Так как это был особый случай, Рем решила показать свои навыки готовки, и в итоге получила похвалу от работников особняка.

Все они ждали, когда земляной дракон, запряжённый в карету покажется в воротах. Однако, новость немного удивила присутствующих.

- Дадли пришлось остановиться на пол пути из-за проблем с каретой?

- Да, пожалуйста, простите меня. Осталось совсем немного до особняка, но нам пришлось поменять экипаж из-за проблемы с колесом. Вот почему я вернулся так…

У молодого слуги было бледное и жалкое лицо, когда он кланялся и извинялся перед Розвалем. 

По словам молодого человека, который был слугой Дадли, на пути из города Костул, колесо из-за грязи было поломано. В результате молодой человек вернулся в особняк на земляном драконе, как приказал Дадли, чтобы взять другой экипаж.  Такова была ситуация.

- Дадли, не повезло тебе, хотя тебе не привыкать. Если бы сейчас Грейс начала рожать, он бы сожалел об этом до конца жизни.

- Господин хочет, как можно скорее вернуться к своей жене…

- Я понимаю. Чтобы быстро наверстать время, мы сами за ним поедем. Так мы заставим чувствовать Дадли некомфортно, да-а-а-а.

Со злобной улыбкой Розваль постучал по плечу слуге. После этого он взглянул на особняк и подмигнул Рам и Рем, которые его внимательно слушали.

- Так, возьмём драконью карету. Рам…

- Поняла. Но, пожалуйста, подождите…

Розваль, естественно позвал Рам, и она спокойно подошла к нему. Это взаимодействие заставило глаза других горничных на мгновение загореться. Видя эту реакцию краем глаза, Рам сразу замолчала.

- Я могу пойти, но, поскольку я сейчас себя не очень хорошо чувствую, то вам лучше взять Рем.

- Ты уверена? Я надеюсь, что ты в порядке. Я был уверен, что ничего не случилось в прошлый вечер.

- Да, всё будет хорошо, если не будите говорить двусмысленных вещей.

Рам стала опасаться горничных, чьи глаза стали гореть ещё ярче. Рем улыбнулась горько-сладкой улыбке Рам, и она клонится Розвалю.

- По просьбе Сестрёнки, я займусь этим. Всё хорошо?

- Да, я не против. Готова?

- Да, я всё подготовлю прямо сейчас.

Розваль поймал её врасплох и нежно погладил по голове. Это взволновало Рам, но она не остановила его. Розваль быстро сел в драконью карету, которой будет управлять Рем, и кивнул слуге Дадли.

- Хорошо, не мог бы ты показать нам путь? Только будь в курсе, что мы задерживаемся и Грейс начнёт волноваться всё сильнее и сильнее.

- Да! Понял!

- Хорошо, Сестрёнка. Мы скоро вернёмся.

- Не плачь, Рем.

- Я больше не плачу из-за этого в последнее время.

- Но это заставляет чувствовать меня немного одиноко.

Они покинули резиденцию Милод и в драконьей повозке направились по главной дороге, следуя за молодым человеком.

- Кстати, господин Розваль, что вы думаете о господине Дадли?

Рем задала вопрос, смотря в направлении маленького окна, соединяющего кучера и пассажира. Розваль, который посмотрел на окно, сказал: «О» и поднял бровь.

- Грейс и служанки не рассказали тебе о Дадли?

- Все говорили мне, что он хороший муж и человек. Мне было интересно, какое впечатление он произвёл на господина Розваль, поэтому я и спросила.

- Понятно. Ну, моё впечатление ничем не отличается от других. Он хороший друг, хороший родственник… безусловно, хороший человек. Настолько хороший, что он меня немного раздражает, когда я слежу за ним.

- Раздражает, говорите?

- Понимаешь, он не тот, кто может сомневаться в других. Он пытается сделать всё, что может. Это касается и того, что он женился на девушке, у который были проблемы со своими вратами, и почему он помогает с моим хобби.

- Ваше хобби… это «любовь к полулюдям»?

- Ха-ха-ха. Ну, хотя люди и говорят так за моей спиной, Дадли всё равно рад помочь мне. В его доме много полулюдей-детишек, так?

- Он помогает вам, и всё равно он вас раздражает?

- Он тот, кто верит людям, не думая о них плохо. Тем более, когда он должен кому-то. Ну, кто угодно может сказать это.

У Розваля было сложное мышление, поэтому Рем не могла полностью понять, что он имеет в виду. Она поняла, что ему нравиться Дадли.

Прирождённая доброта и высокое положение не всегда идут рука об руку. Рем поняла эту мысль.

- Я что-то вижу. Возможно, это та самая повозка.

Когда разговор приостановился, в конце главной дороги стала видна карета. Они остановились в конце дороги, и там была слегка наклонённая карета. Это должна была быть повозка, которую они искали.

- Там… там…

Рем остановила земляного дракона у кареты и спрыгнула с места кучера после обмены взглядом с Розвалем. Молодой слуга так же спрыгнул с земляного дракона и побежал к карете своего господина.

- Мастер, извините, я заставил вас ждать! Я вернулся с заменой, а точнее, ещё с несколькими… людьми…

Заметив хаос и волнение в голосе, Рем рефлекторно напряглась.

- Молодая горничная… не подходи…

- …

Она хотела посмотреть на Дадли, но её мысли резко заперли.

- А…

Рем взвизгнула, увидев сцену перед своими глазами, она не могла пошевелиться, её ноги онемели. Как будто её зрение отравило её.

Роскошная драконья повозка издавала сильное зловоние крови.

Маленькая драконья повозка была полна удушающего запаха крови и плоти. На полу лежали большие кровавые кусочки мяса. «Куски мяса» - это точное описание того, чем когда-то были живые люди.

Их больше нельзя было назвать трупами, так как очень сильно пострадали.

- Один внутри – Мастер, а двое впереди, кучер и слуга…

- …

Он стоял рядом с Рем, и указывал на куски мяса и говорил кому они принадлежали. Рем не могла сдвинуться с места.

Её тошнило. Всё её тело стало вялым. И вот-вот её могла настигнуть рвота.

- А… Э…

- Не дыши носом. Сосредоточься и успокойся, а то стошнит. Если тебе плохи, то отойди, как можно дальше. Приди в себя!

У неё кружилась голова. Её мысли ломались. Её колени дрожали, и она чувствовала, что вот-вот упадёт в лужу крови.

Почему, почему, почему я не могу двигать телом.

Словно её конечности разочаровались в ней и перестали ей подчиняться.

- Просто успокойся. В конце концов, это просто… мясо…

- Культ… Ведьмы!!!

Рем почувствовала миазмы, хотя было уже поздно, она пыталась отскочить назад с силой, которую она смогла сгрести оставшейся силой волей. Но всё же упала на колени и почувствовала, что теряет сознание.

Но кто-то силой схватил её и поднял.

- Ах, а…!

- Ты похожа на свет. Всё, что есть у Они – это физическая сила, а откуда она бороться? Интересно, если бы я разорвал твоё тело и проверил бы… Видишь ли, на той горе не было времени сделать это.

Держа Рем, молодой человек продолжал смеяться с легкомысленным взглядом. Не то, чтобы он полностью изменился. Он был очень спокоен, чрезвычайно спокоен.

- Рос…

- Ах, ты хочешь попросить помощи у своего Хозяина, хочешь, чтобы он спас тебя? Но, увы. Всё веселье будет разрушено, если кто-то помешает этой встречи, верно?

Розваль не мог увидеть того, что происходило за каретой, в которой он сидел и не мог помочь ей.

Но произошёл лёгкий, извивающийся звук и Рем разу увидела красный свет с другой стороны кареты.

- …

Горящий воздух, дующий сквозь неё, сотрясал её одежду, обжигал тело, и она взревела, открыв рот. Тем не менее, даже её крик был заглушён взрывом, и сильный звук оглушил её. Но ещё было трудно догадаться, что произошло, глядя на пламя с такого ракурса.  

- Это огонь, который сжёг твоего господина. Или, возможно, пламя, которое сожгло твою семью.

Она не понимала, что он имеет в виду. Тем не менее, результат был ясен.

Дым и горящий воздух окутали Рем и молодого человека. На другой стороне повозки, наклонённой ударом и в которой был Розваль, была охвачена огнём.

- Каково это быть настолько бессильной, что даже твой хозяин сгорел вместе с твоей семьёй и деревней? Что ты чувствуешь, будучи неспособной достичь врага, которого так ненавидишь, что хочешь, подобно зверю, разорвать его на куски?

- Я… убью… тебя…!

- Да, вот оно. Эти глаза, этот голос и этот рог – вот чего я хотел.

В ответ на гнев Рем и её желание отомстить, на луб появился рог Они. Ярко сияющий белый рог стал поглощать ману и превращать её в силу.

- А…?

- Этот красивый, великолепный рог… но сила не такая, которую ты так ожидала, да?

Услышав стон Рем, молодой человек усмехнулся. Как он и сказал, рог Рем угасал пропорционально его сиянию. Не было никаких проблем с её рогом, тогда…

- Мана…

- Да. Я родился с такой силой. Я загрязняю ману вокруг себя, и она превращается в яд. Вот почему было легко взять под контроль вашу деревню.

- …

Сказав шокирующую правду, Рем потеряла дар речи.

Они восхищались как самой сильной расой среди полулюдей. Рем подумала, что невозможно было уничтожить их за одну ночь, даже если это был Культ Ведьмы. Её подозрения прояснились после того, как выяснилось, что у молодого человека была необычная способность, которая плохо влияла на рог Они.

Пока она думала об этом, рог Они исчез.

Вот так культист Культа Ведьмы загнал в угол клан Они, её отца и мать.

- Итак, немногие выжили, а точнее, ты и твоя сестра. И вы станете нашими жертвами.

- Только не сестрёнку!!!!

- Конечно. Иначе не стоило бы проходить через всё это. Мы очень много работали для тебя и твой сестры.

Остановившись, он посмотрел на центр взрыва, следы которого ещё не угасли.

- Я думал, что Мейзерс станет большим препятствием, но я не ожидал, что его так легко сдует.

- …

- Удивительно, но это было просто. Ходили слухи, что он самый сильный маг в истории королевства, поэтому я сильно приготавливался, думая, что он доставит неприятности.

Наклонив голову, во круг них начали появляться чёрные тени. Бесчисленные тени в чёрных мантиях с головы до ног. Выглядело это так, словно они растут из земли.

- Теперь то, что осталось, это задушить тебя и твою сестру. Я буду ждать, что вы повеселите меня напоследок, остатки клана Они.

Ещё крепче взявшись за шею, молодой человек с полным спокойствие на лице продолжал говорить. Рем не могла бороться с большим количеством вредной маны. Даже её мысли замедлились, а веки стали тяжёлыми. 

- Ах…

Рам, Розваль, Фредерика, Клинд, Грейс и горничные возникали в её сознании.

- Аль Гоа.

В этот момент в воздухе закрутился багрово-красный огонь и окружающие тёмные тени были унесены ударной волной.

- Что?

Внезапно увидев взрыв, культист поднял голову. Без паузы молодой человек рефлекторно отпрыгнул назад, пытаясь уклониться от атаки.

- Ах ты…!

Однако Рем не упустила момента, что он отвлёкся от неё. Рем сразу же стряхнула с себя руки и упала на землю. Но её тело что-то подхватило.

Удивительно сильные руки.

- Господин Розваль!

- Теперь я спас тебя в третий раз. Возможно, сейчас самое время задуматься о том, как ты собираешься расплатиться со мной?

Розваль подмигнул Рем, которая ликовала. Без сомнений, он вёл себя спокойно, так как был уверен в своих силах, и это также заставило глаза Рем сиять.

Сохраняя дистанцию и выглядя изумлённым, культист посмотрел на Розваля, у которого на одежде не было следов от взрыва, и пожал плечами.

- Ой-ой, я поражён. Я действительно подумал, что ты умер, но в итоге даже не поцарапал, потому что, чёрт тебя возьми, я слишком сильно увлёкся. Какую магию ты использовал?

- Секрет. В отличие от определённого человека, я не идиот, который показывает свои собственные карты для самовозвышения. Во всяком случае, это, конечно, неприятно.

Розваль с сарказмом ответил на вопрос человека, и посмотрел на свою правую руку, сжав и разжав свою ладонь.

- Мана вокруг тебя превращается в яд. Другими словами, пространство становиться очень тяжёлым для пользователей магии. Думаю, что магия Ур может подавить это.

- Люди не могут использовать магию рядом со мной, но ты сумел. Я должен отдать тебе должное. Но всё же тебе не удобно, так?

- Разумеется, но…

Оставаясь осторожным с культистом, который медленно приближался, Розваль посмотрел на молодого человека. Затем он отпустил Рем. После спасения Розвалем от затруднительного положения сила каким-то образом вернулась к рукам и ногам Рем, и она почувствовала, что может бежать.

Но Рем не могла бороться без рога. Видя, что Рем выглядит так, словно собирается заплакать от бессилия, Розваль поднял подбородок и сказал:

- Слушай, Рем. Я позабочусь об этом. Вернись в особняк и помоги Рам и Грейс. Я хочу, чтобы ты позаботилась об этом.

- Господин Розваль, но…

Предложение Розваля удивило Рем.

Вокруг них были культисты, и хоть из и стало меньше после первой атаки, главный культист всё ещё находился в хорошей форме. Розваль был в худшем положении.

Но Рам и Грейс в особняке были полностью беззащитны.

Она колебалась и волновалась. Ответ не приходил к ней. Тем не менее, время было против неё.

- Рем, оставь это мне.

- …

- Ты не должна расслабляться. Кроме того, позволь мне продемонстрировать то, что твой хозяин действительно является сильнейшим магом в мире. Я сожгу его конечности и отдам вам.

Когда глаза Рем расширились, Розваль показал на молодого человека и уверенно заявил об этом. Эти слова заставили культиста сделать неприятное выражение на лице.

- Удачи.

- Я надеюсь, что ты благополучно вернёшься домой.

Рем поклонилась и сразу же убежала из этого места. У неё было недостаточно сил, чтобы бежать очень быстро без рога Они. Но всё же Рем рванула вперёд.

- Эль Хьюма. Эль Фура.

Ветер подобрал куски льда и резал тени, которые небрежно бросались за девушкой. Кровь замерзала и резала другую тень, находящуюся поблизости.

И Рем покинула поле битвы, ни разу не повернувшись назад. Это было признаком того, что она доверяла ему, несмотря ни на что.

- Я польщён тому, как она невинно доверяет мне, это заставляет меня расслабиться. 

- Ты довольно спокоен, Мейзерс. Разве ты не видишь, какова ситуация?

Твёрдым голосом культист начал диалог с Розвалем, который смотрел, как Рем бежит с лёгкой улыбкой на её лице. Он продолжал смотреть на Розваля, сохраняя спокойствие.

- Хм, это немного отличается от того потока событий, а котором я знаю.

- Как интересно.

- Нет. Похоже, твой источник уверенности в особняке… но мои сёстры Они, которыми я горжусь с этим справятся. К сожалению, вы все превратитесь в пыль прямо здесь. О, но ты единственный, которого я оставлю в живых, так что не волнуйся. Я не заберу твою жизнь, а те двое.

Полностью расслабленный, Розваль источал спокойствие. Вместо того, чтобы злиться на такое отношение, культист похлопал в ладоши.

- Если ты можешь говорить так в такой ситуации, когда даже не можешь выработать ману должным образом, впечатляет. Чувак, я не могу дождаться того, как эти двое сестёр превратятся в то, что находилось в этой повозке… думаю, я справлюсь с этим.

Восхищённо улыбнувшись, они начали двигаться вперёд одновременно. Тёмные тени приготовили оружие в форме крестов.

Повернув голову, Розваль увидел «мёртвые тела», лежащие на спине и вздохнул.

- Думаю, я заменю своё разочарование смерти Дадли, забрав жизни твоих парней.

 

4

 

Первая, кто почувствовала опасность, была Рам.

- Рам?

Грейс с любопытством наклонила голову, смотря на Рам, которая резко встала посреди разговора. Рам направила взгляд в окно, не отвечая на её вопрос.

Атмосфера особняка полностью изменилась. Рам тихо прищурилась своими светло-розовыми глазами.

Изменения в атмосфере раздражали её.

Для Рам, как для человека, который родился в деревне Они, среди гор, это было свидетельством её повседневной жизни в деревне. 

Хотя для неё это была не охота, а процедура, необходимая для точного измерения её собственных способностей.

Хотя Рам также гордилась тем, что её невинная сестра с энтузиазмом восхваляла её каждый раз, когда она говорила, что убила новое чудовище. Просто она никогда не говорила об этом никому, кроме своей сестры.

Рам почувствовала своего рода охотничий знак, напоминающий ей о прошлом. Но сейчас это было по-другому.

Изменения в её положение… сейчас она была не охотником, а добычей.

- Ни господина Розваля, ни Рем здесь нет…

Они были уязвимы. Это не могло быть просто случайной атакой. Что-то случилось с Рем и Розвалем после того, как их выманили из особняка. Но разум Рам был настолько спокоен, насколько это возможно.

Она переживала за Рем.

Текущая проблема заключалась в том, что рядом с ней не было человека, который мог их защитить.

- Рам, что там…

- Готовься немедленно взять госпожу Грейс. Это придётся сделать. Кроме того, немедленно поднимите всю охрану в особняке.

- …

Горничная с сомнительным выражением лица удивительно моргнула, услышав наставление Рам. Эта реакция заставила Рам хотеть щёлкнуть языком, но она не могла винить её за то, что она ничего не понимала.

Потому что в конце концов Рам и другие принесли эту опасность в особняк.

- Во всяком случае, просто делай так, как я говорю. Этот особняк…

Пытаясь убедить её, Рам повысила голос, чтобы заставить её подчиняться. Однако, прежде чем она это заявила, интенсивное воздействие затрясло здание.

- …

Был слышан ревущий звук, заставляющий всех потерять равновесие, и они упали на пол. Рам так же испытывала шок, что ей пришлось упасть на одно колено, но сразу же вскочила на диван. На ней была Грейс, держащаяся за живот, и её прекрасное лицо побледнело от шока.

- …

«Я должна защитить их».

Для Рам это было то, что она очень редко испытывала к кому-либо, кроме Рем. Однако, Грейс, с тем, что сейчас было с ней, заставляло её вести себя так, и она естественно оценила её как того, кого она должна защищать.

Но у неё не было рога.

И даже в таком случае в её теле текла кровь Бога Они.

- Покажи.

Рам начала использовать «Ясновиденье», секретное умение Они, не использующее ману рога. Власть распространилась вокруг резиденции Милод. И Рам тогда увидела…

- …

Это была красная, очень красная сцена.

Низ и верх её поля зрения были окрашены в ярко-красный цвет, а фигура размывалась снова и снова во время моргания. Это было из-за того, что объект находился на полу.

Её зрение было красный. Это было не похоже на кровь; больше напоминало на свет – пламя.

Человек, у которого Рам позаимствовала зрение, был охвачен огнём.

- …

Вид этой жестокой сцены не разбил сердце Рам. Она сосредотачивалась на том, чтобы найти подсказку внутри окрашенного в красный цвет зрения. Как только тело умерло, связь разорвалась.

Фигура прошла мимо угла её зрения, и сразу после того, как Рам вздохнула. Связь была потеряна.

Но она получила ключ. В обмен на смерть человека она получила информацию об нападавшем. Тем не менее, это был наихудший враг для Рам.

В её видении оказался крупный мускулистый мужчина с короткой стрижкой – Рам однажды встречала этого человека в красном пейзаже, подобно этому.

Это было, когда её окружили в горящей деревне Они.

- Вор ворвался в восточное крыло особняка. Охранники несутся туда, но половина из них была сожжена. Я не могу сказать, что это место также безопасно. Давай те переместимся куда-нибудь ещё.

- Вор, ни в коем случае… должно быть какая-то ошибка…

- Вы не почувствовали тряску и шум сейчас? Более того, вор на самом деле является Культом Ведьмы… Я видела, как их чёрные одежды входили в особняк через окно. Нужно ещё что-то объяснить?

Горничная, которая на мгновение не могла принять реальность, с удивлением отреагировала на слова: «Культ Ведьмы». Это были слова, которые помогли ей понять, что это чрезвычайная ситуация. К сожалению, это была не ложь, а правда.

- В любом случае было бы глупо оставаться в этом особняке. Ты слишком настраиваешься на том, чтобы держать госпожу Грейс здесь. Мы должны переместить её.

- Но мы не можем сделать этого в такое для неё бремя! Она должна остаться…

- Нет, давайте сделаем то, что говорит Рам...

Именно Грейс прервала горничную и твёрдо согласилась с Рам. Беременная девушка сидит на кровати, и, несмотря на бледное лицо, она храбро смотрела на Рам.

- Ты очень важна для Розваля. Я уверена, что ты способна привести правильный план действий.

- Если это поможет, тогда я не буду этого отрицать.

- Ой, тебе не нужно смущаться.

Рам ответила Грейс, которая пыталась быть расслабленной. Затем ушастая горничная закутала рукава своей одежды.

- Хорошо. Я тоже готова. Мадам, это будет немного неудобно, но, пожалуйста, хватайтесь за меня.

- Да, Лимрир.

Несмотря на то, что её руки были тонкими, полулюди были сильны. Ушастая горничная Лимрир взяла Грейс на руки, и Рам подошла к двери, пытаясь услышать то, что снаружи.

Сколько времени понадобиться Рем и Розвалю, чтобы вернуться в особняк? Она должна убежать от нападавших, пока они не вернуться.

- Это легче сказать, чем сделать.

 

5

 

Итак, их ожесточённая игра началась в резиденции Милод.

Все трое покинули спальню Грейс, и пока она направлялись наверх. Спустя несколько десятков секунд раздался звук того, что спальню внизу уничтожили, и что решение покинуть её было правильным.

- Я могу собой гордиться.

Снова пробормотав шёпотом, она использовала «Ясновиденье» и попыталась найти путь к спасению. Внутри особняка было несколько человек, скрывающихся от нападения культа ведьм, точно так же, как и Рам. На данный момент она должна была гарантировать безопасность Грейс.

- Я не могу сказать, что оставаться на одном месте хорошая идея. К счастью, никого на данный момент нет. Двигаемся.

- Но это опасно…

- В какой-то момент нас догонят, если мы не будем двигаться. Кроме того, они не глупые.

Чувствуя кого-то под ними, Рам приказала им бежать, пока у них ещё есть места, куда они могут сбежать. Они вышли из комнаты и убежали в другое крыло, тщательно уничтожая за собой следы, чтобы их было сложнее поймать.

Опираясь на свои скрытые умения и проницательность, Рам быстро поняла характер и мышление нападавшего.

Главным был культист-колдун, который был врагом деревни. Он вторгся в особняк сам. Она была уверена в этом после того, как увидела его. Однако, это была не та информация, которую она могла принять с распростёртыми объятиями.  

Поскольку он был один, это доказывало, что он может самостоятельно управиться с жителями особняка. Фактически, когда Рам обдумала произошедшее, то поняла, что они находятся в невыгодном положении.

Если они встретятся, их шансы на победу будут невелики. Их сожгут, как только найдут. Это простой и жестокий факт.

- В таком случае, мы не можем пройти через сад и сбежать из здания?

- Кто-то уже сделал так и потерпел неудачу. Что касается того, что произошло, то лучше не говорить.

Услышав жестокое объяснение Рам, Лимрир поняла, что она потеряла свою коллегу.

Когда она использовала «Ясновиденье», то увидела свою цель, пытавшуюся убежать из особняка, и в итоге потерпела неудачу.

Причина в том, что невидимые взрывные заклинания, установленные за пределами особняка – была ловушкой, похожей на силу того человека, которого Розваль держал в плену.

Скорее всего, во круг особняка было бесчисленное множество ловушек. Уклоняйся и убегай, тогда, возможно, ты не будешь найден врагом.

- Он скрупулёзен в приготовлениях, и, кроме того, он превосходен в преследовании… как будто он читает ветер…

Преследователь блокировал выход и постепенно загонял их в угол, и это заставляло Рам скрипеть зубами.

Расстояние между ними и врагом не уменьшалось и не увеличивалось с тех пор, как они покинули спальню Грейс. Его магия преследования была превосходна. Он был так хитер, что Рам похвалила его без преувеличения.

- …

Время шло и шло, и тишина начала тяжело распространяться между ними троими. Они меньше говорили, чтобы сосредоточиться на побеге, и у всех, кроме Рам, медленно бледнели лица.

Они ещё ни разу не сталкивались с другими слугами в особняке. Конечно, эти двое не были настолько тупоголовы, чтобы не понимать, что это значит.

И поэтому сердце Рам тоже разрывалось на части, когда на ум приходил преследователь, от которого они никак не могли избавиться.

- Рам, у тебя кровь.

- Это не проблема.

Вытирая кровь из носа, на которую указала Лимрир, Рам скрежещет зубами, тяжело дыша.

Тело Рам уже давным-давно перешагнуло свой предел от многократного использования её тайного навыка. Головная боль и жужжание в ушах никак не отпускали её, а разгорячённая голова и тело были странно тяжёлыми. Если она потеряет концентрацию, то вскоре упадёт на колени.

Рам смогла предотвратить это именно потому, что у неё была жёсткая сила воли. Но все же она была не так уж далеко от своего предела. Рано или поздно она определённо потерпит неудачу.

- Почему…

Неужели это тело такое хрупкое? Почему у него так много проблем только от того, что она что-то делает?

Раздражение на саму себя - это именно то, что она чувствовала со времени своего пребывания в деревне.

- Чёрт возьми!

- Рам! Пожалуйста, этого достаточно! Не заставляй себя!

Лимрир поддерживала шаткое тело Рам. А потом, держа Грейс на руках, она пошла в соседнюю комнату, и привела с собой Рам.

- В любом случае, тебе нужно немного передохнуть…

- Ты дура? Эта комната…

Лимрир заботливо произнесла слова, и голос Рам становился глухим, когда её глаза расширились, все трое посмотрели на сцену в комнате.

- А?

Было неясно, кто из них троих испустил вздох. Этот вопрос был просто потрясён сценой, с которой они столкнулись, прямо перед их собственными глазами.

Беспорядочно сваленные в углу комнаты несколько обгоревших трупов.

Хотя она не могла сказать точно, поскольку её нос был забит кровью, комната, скорее всего, была наполнена зловонием горелой плоти. Там было по меньшей мере 10 трупов, лежащих друг на друге. Казалось, будто испарившиеся пустые глазницы придавали им обиженный, пустой вид.

- …

- Осторожно!

Рядом с ней Лимрир с глухим стуком упала на колени. Грейс, которую она держала на руках, чуть не упала на пол, потому что она потеряла свою силу, и Рам едва успела подхватить её.

И всё же это было понятно. Длинные кроличьи уши Лимрир обвисли, и она продолжала лить слезы из глаз, ошеломлённая тем, что её голос не прозвучал.

- Как они могли…

И вот Грейс, спасённая от нападения, тоже получила непостижимый удар в сердце. Она снова и снова отрицательно качала головой, потрясённо глядя на обгоревшие трупы.

Рам скрипела зубами, видя их реакцию, так как она подумала: «Я провалилась».

Рам очень сожалела, что позволила им увидеть эту сцену. То, что они ни разу не встретили трупов, должно было стать оплотом для защиты их сердец. Это состояние было нарушено, как только они увидели эти жестокие, обожжённые трупы прямо перед собой.

А потом этот шок привёл ситуацию к порочной спирали.

- А-а-а…

- Госпожа Грейс?

Грейс, которая была ошеломлена этой ужасной сценой, почувствовала, как по её лицу пробежала тень страдания, и Рам нахмурила брови от этого. Эта реакция явно отличалась от того удивления, которое она испытала, увидев мёртвые тела. На самом деле дыхание Грейс стало тяжелым, на лбу выступил пот, и она чуть не упала в обморок.

- Госпожа Грейс, госпожа Грейс, возьмите себя в руки! Обморок сейчас бы…

- Н-нет, ты всё неправильно поняла, Рам…

Грейс вцепилась за рукав Рам, когда та позвала её, и она качает головой с выражением боли на лице. Эта реакция заставляет глаза Рам расшириться в замешательстве, и она поняла это сразу же.

У ног Грейс с её ночной рубашки капало большое количество жидкости. Это было вызвано тем, что она столкнулся с ужасной сценой... как хорошо было бы, если бы это было так.

- Почему именно сейчас!?

На ум пришла часть знаний Рам о потоке событий, связанных с рождением ребёнка, и её голос задрожал.

Как только Рам произнесла эти слова, Грейс схватилась за свой большой живот и опустила голову. Она пыталась справиться с болью.

У неё отошли воды, а потом начались родовые схватки - хотя порядок был неправильным, это были признаки первых родов, и ожидалось, что они произойдут в любое момент, для Грейс, как для женщины, вступающей в последний месяц беременности.

Хуже всего то, что родовые схватки начинались в ситуации, когда на них нападали культисты и весь особняк превращался в поле боя.

- А… А… О-о-о…

- …

Грейс мучительно вдыхала и выдыхала, хватаясь за руку Рам, и её руки были полны силы. Эта хватка была такой сильной, что невозможно было поверить, что она исходит от девушки с такими тонкими руками, как у неё, и у Рам быстро закружилась голова.

Культист не замедлил бы своего преследования. И всё же тащить Грейс с её нынешней ситуацией было невозможно. Это подвергнет опасности мать и ребёнка. И она не могла родить здесь.

- Лимрир! Лимрир, ты знаешь, что делать!

- …

- Лимрир!

С сухим звуком Рам хлопнула Лимрир по щекам. Этот шок заставил Лимрир прийти в себя, и её глаза расширились, когда она схватилась за свою щеку.

- Отнеси госпожу Грейс в соседнюю спальню! Принеси горячую воду и много чистой ткани! Вот и всё, что мне известно. Теперь ты просто обязана что-то сделать!

Даже такой гений, как Рам, знала только поверхностное знание, когда речь шла о таких вещах, как роды. Однако Лимрир, как горничная беременной женщины Грейс, должна была быть обучена на случай непредвиденных обстоятельств.

Розваль был очень скрупулёзен в этом вопросе.

- Д… по…поняла... Я буду… заботиться о ней… но, Культ Ведьмы?

- Я позабочусь об этом.

Рам, стоя на ногах, говорила это Лимрир, которая каким-то образом пришла в себя. Хотя двое из них смотрели с удивлением, услышав её заявление, Рам уверенно достаёт посох, который она держала на своём бедре.

Это был посох, с которым она чувствовала себя комфортно, сделанный из её собственного рога.

- Не беспокойся обо мне. Побеспокойся о себе. Родить ребенка - это сложная задача, гораздо более сложная, чем моя уборка, которая начнётся после этого.

Когда Рам сказала это, готовя свой посох, она приготовилась к неизбежной битве.

 

6

 

Чувствуя, что жертва находится впереди, он без колебаний прошёл вперёд по коридору, где находилась Рам.

- О.

Появившись в конце коридора, мужчина испустил восхищённый вздох, увидев, что девушка стоит устрашающе. Услышав этот звук, в некотором смысле похожий на возбуждение, Рам почувствовала отвращение.

Однако её боевой дух и гнев были сильнее отвращения, и они мгновенно превратили это в ничто.

В её светло-красных глазах вспыхнул гнев по отношению к Культу Ведьмы - врагу её рода.

Увидев эти сердитые глаза, здоровяк равнодушно пожал плечами.

- Почему маленькая Они, которая бегала повсюду, вдруг решила появиться?

- Говорить об этом как о "бег повсюду" крайне неправильно. Я не бежала, а просто шла, ни о ком не заботясь. Не поймал меня, не нашёл, какая бы ошибка это ни была... не вини меня в своей некомпетентности.

 

- Похоже, это ты ошибаешься, маленькая Они.

Человек с низким и приглушённым голосом возразил против этих провокационных слов улыбающейся Рам. Когда Рам прищурилась, услышав его ответ, мужчина положил в рот листовой табак, который достал из кармана.

- Ты ведь убегаешь с тех пор, как эта горная деревня вымерла, верно? Я спрашиваю, как ты в конечном итоге проявишь себя.

- Ты точно не знаешь, как нужно держать язык за зубами. Я зашью тебе поганый рот.

 - Хм.

Наблюдая за Рам, которая вертела посох в руке и выражала свой боевой дух, мужчина хрустнул костяшками пальцев. Как раз в этот момент слабая искра зажгла конец листового табака. Глубоко вздохнув, он выдохнул табачный дым.

- У тебя есть боевой дух, но я не чувствую никакой силы. Я пришёл, чтобы сжечь реинкарнацию Бога Они, настоящего Они... но, похоже, я был не в себе. Настоящий был взят Сергеем. Жаль.

- У тебя глупые увлечения, Фауст.

- Фогг, вот у кого действительно был подвешен язык. Он был ужасным учеником.

Правильно угадав его имя, крупный мужчина - Фауст равнодушно выплюнул эти слова. Хотя Рам была согласна с его мнением о Фогге. Но она наклонила голову, услышав слово «ученик», и спросила его:

- Он учился магии взрыва. С помощью взрыва можно убивать людей, уничтожать вещи и сжигать их. Однако далеко не все могут сделать всё это. Если нет никого, кто мог бы этому научить, то навыки не будут распространяться. Поэтому я беру инициативу на себя и делаю это. Это практика, которая является хобби, и она имеет свои преимущества.

- …

- Даже Культ Ведьмы отчаянно пытается просветить людей. В последнее время не было никаких колебаний, чтобы обратить тех, кто вообще не интересуется своими идеями, в верующих. Их коварство удобно для злодеев.

Наслаждаясь вкусом табачного дыма, Фауст подробно рассказал о своём положении. Подробности мелькали в глазах Рам, и её безрогий лоб начал ужасно болеть.

Она наклонила голову, не говоря о той боли, которую ощущала, но будто её череп пронзили сверлом.

- Другими словами, хотя ты и помогаешь Культу Ведьмы, ведьма на тебя не влияет. В таком случае, почему вы помогли сжечь деревню?

- Мне казалось, я уже говорил тебе. Это хобби, и оно имеет свои преимущества.

- В смысле?

- Я люблю огонь. Кроме того, я хотел попробовать сжечь Они. Мне хотелось узнать этот запах.

Сказав это, Фауст выплюнул укороченный лист табака и сказал:

- Все любят редкие вещи, верно?

- Да. И поэтому я позволю тебе понюхать один из самых редких запахов в этом мире.

Он кинул листовой табак на ковер. Это стало знаком, и Рам пнула пол своим маленьким телом и начала бежать. Фауст поднимает ладонь к бегущей как ветер девушке и говорит:

- Какой редкий запах?

- Запах того, что тебя сожгли заживо. Самый лучший затяжной аромат во всём мире.

Её резкие слова заставили Фауста улыбнуться ещё шире, и в следующий момент его жажда крови взрывается.

Рам почувствовало концентрацию тепла в пространстве впереди, и она уклоняется от угрозы прыжком в сторону. Произведённый взрыв задел её щеку сразу же после того, как она моргнула, но она взяла себя в руки и продолжила бежать.

Невидимые взрывы... Рам уже раскусила этот трюк. Это особая магия, где он может вызвать взрывы в точке, предварительно установив магические формулы в воздухе. Это определённо было бы очень неприятно для неё, если бы она не знала своего прошлого. Однако, как только она поняла этот трюк, это уже не имело большого значения.

Рем чувствовала его своим обонянием, но Рам видела его насквозь по возмущению в мане прямо перед взрывами.

- Ничего себе, неплохо.

- Кх-х-х!

Фауст уклонился от её первой атаки, и он зажёг бесчисленные заклинания, отступая назад. Пока он свободно освещал коридор взрывчатым пламенем, Рам избежала смертельных ран своим сверхъестественным движением тела.

Да, она избежала только смертельных ран. Но она не могла избежать того, что её рука была повреждена, ноги обожжены, а волосы подпалены. Но они всё ещё были чудесным образом незначительными повреждены, если учесть количество взрывов и их масштаб.

И сейчас был хороший момент, и она подошла достаточно близко, чтобы нанести удар.

- …

Она стискивает зубы и стерпела боль. Боль исходила не только от её ран, но и от усталости.

Её тело могло бороться долго, но оно не могло сражаться вечно. Кроме того, она терпела поражение от Фауста даже тогда, когда она могла уклониться. Её шансы на победу были ничтожны с самого начала.

И всё же, даже если бы они были малы, она бы рискнула. Пока она сражается, она не будет думать о таких вещах, как проигрыш.

Во многих ситуациях Рам была вынуждена сражаться. Варианты Рам не сражаться будут разрушаться один за другим, но она выберет борьбу. Однако она никогда не станет оправдываться, если у неё не будет другого выбора.

«Сделай это, и я выиграю» Это было убеждение, которое Рам внушила себе сама.

- Аль Хьюма!

Потому что это была неотъемлемая воля гордой старшей сестры Рам.

Яростная, магическая сила сконцентрировалась на кончике посоха, который она выставила вперёд. Без всякой паузы он полностью перекрыл просторный, длинный коридор резиденции Милод, сузив его.

Ранг «Аль» - это магия, восхваляемая как самая высокая сила в магии ветра «Хьюма».

Рам, без её рога, легко манипулировала огромным количеством маны, которую обычный человек должен был сначала вызвать, чтобы использовать её, и не говоря о том, что это был почти недостижимый уровень мастерства.

- …

Ветер бушевал, словно злой гигантский дракон, и здание разрушалось от силы, с которой не может сравниться даже заветный меч, заставляя его потерять всю свою первоначальную форму. Ковёр порвался на куски. Керамика рассыпалась без единого звука. Окна разбились, как песчинки. Картины превратились из кусочков бумаги в мелкий порошок.

- Ха… ха…

Рам роняет свой трясущийся посох, и падает на колени, хрипло дыша.

Это была атака «всё или ничего», в которой она бросала всё. Ударь противника своей козырной картой, когда он начнёт относиться к тебе легкомысленно, и добейся победы, другого способа победить не было.

Усталость внезапно навалилась на тело Рам, и когда она посмотрела вниз, кровь потекла с её лица на пол. Она не могла сказать, шёл ли он из её носа или из болезненной раны на роге. Рам едва сдерживалась, чтобы не упасть сейчас же, и попыталась встать на дрожащие ноги.

Если битва закончилась, то она должна была сообщить об этом Грейс и остальным. А потом они уйдут в более безопасное и чистое место для родов.

- Как насчёт того, чтобы я помог вам, юная леди.

- Чт…?

Тело Рам легко поднялось вверх. Её голова была схвачена, а ноги повисли в воздухе. Странный человек с точеными чертами лица появляется в поле зрения Рам.

Это был Фауст. Он поднял Рам правой рукой. В его поведении не было практически никаких признаков того, что он пострадал от разрушений.

- Мне очень понравилась твоя карта-ловушка. Но тебе не повезло.

- Ты…

- Я не ожидал, что твой козырь будет связан с ветром. Это моя специальность. Я был тем, кто учил Садо читать ветер. Я знаю, как воспользоваться защитой от ветра.

Взглянув на Фауста, она поняла, что он не лжёт. Даже Фауст не остался невредим от этого убийственного ветра. Однако большинство его важных органов избежали травм, и ему не было нанесено никаких повреждений, которые можно было бы назвать тяжелыми ранами.

Она, конечно, вложила всю свою душу в эту атаку, и всё же таков результат. Она упустила свой шанс победить.

- Однако ты не потеряла своего боевого духа. Мне нравятся эти глаза. Совсем как у Они. Настоящие.

- Ты... должен… был видеть… такие же… в деревне…

- Я сказал настоящие. Я хотел сжечь настоящую Они. Это желание ещё не исполнилось. Мне грустно за тебя. Ты так хорошо умеешь пользоваться ветром, что я хочу сделать тебя своим учеником.

- …

В последнюю секунду Фауст крепче сжал её шею. Несмотря на то, что её тонкая шея была в шаге от перелома, Рам пристально смотрела на Фауста, не позволяя боли отразиться на её лице.

Похоже, Фауст был впечатлён её храбростью, и когда он внезапно притянул её лицо к своему, то сказал:

- Я думал, что спрашивать бесполезно, но я попробую. Не хочешь ли ты стать моим учеником? Мы будем выделяться, станем знаменитыми и будем сжигать всё подряд.

Фауст спросил её об этом так, имея в виду: «это будет весело».

Когда Рам услышала этот взволнованный вздох мужчины, она сделала передышку, чувствуя одновременно звон в ушах и головную боль.

- Я всегда… так думала…

Рам говорила это несколько небрежным тоном, и она посмотрела на Фауста, который был рядом с ней. А потом, без всяких колебаний, она плюнула ему в лицо.

- Когда твое сердце прогнило до самой сердцевины, твое лицо становится грязным. Ты должен вытереть свое лицо моей слюной.

Несмотря на то, что она был на грани смерти, Рам улыбалась с лицом, которое не могло выглядеть более торжествующим. При виде этой улыбки глаза Фауста засияли ещё ярче.

- Прошу прощения за мою первоначальную невежливость. Ты и есть настоящая сделка. Нет никаких сомнений, что это ты. Именно поэтому я засвидетельствую своё почтение и сожгу тебя дотла.

Фауст вытер слюну на щеке тыльной стороной ладони и, повернувшись лицом к окну, взяв Рам. Большая часть стены, выходящей в сад, была разрушена магией, и внутренний двор был виден с третьего этажа колоннады.

В противоположность тем аспектам особняка, которые превратились в катастрофическую сцену, сад оставался в мирном состоянии, например, фонтан с водой и тщательно подстриженные садовые деревья и цветочные клумбы. Хотя в саду уже были установлены бесчисленные заклинания, чтобы предотвратить побег, и они всё ещё должны были быть нетронутыми даже сейчас.

- Как только взрыв начнётся в одном месте, это вызывает цепную реакцию. А тебе не кажется, что это был бы великолепный прощальный подарок для такой настоящей Они, как ты?

- Иди…

- …

Фауст говорил о том, чтобы отдать ей дань уважения, но Рам пробормотала что-то приглушённым голосом. Это заставило мужчину нахмурить брови, и он наклонил уши, чтобы услышать её бормотание.

Рам снова что-то бормочет, и это похоже на то, как будто она говорит в бреду.

- Это… правильно, Рем.

Сразу после этого железный шар ударил Фауста сверху по голове.

 

7

 

«Я сделала это.»

«Я сделала это, Я сделала это, Я сделала это, Я сделала это, Я сделала это, Я сделала это, Я сделала это, Я сделала это, Я сделала это…»

- …Сестрёнка!

- Ты вернулась. Отличная работа, Рем.

Рам улыбается Рем, которая обняла свою окровавленную сестру и вышла из облака дыма. Её измученная сестра улыбнулась, но Рем всё ещё энергично кивала со слезами на глазах.

Рем ворвалась вовнутрь и атаковала, в результате чего частично разрушенный коридор особняка полностью разрушился. Пол коридоров 3-го и 2-го этажей обвалился, превратив их в одно целое. Когда Рем, отбросив ногой обломки и остановившись, вытерла кровь с лица Рам, она потёрлась щеками о грудь и проверила сердцебиение.

Она почувствовала её разгорячённое тело и бьющееся сердце и испускает вздох облегчения и счастья.

- Я… я сделала это!

Её печальный голос звучал как рыдание, поэтому Рам нежно погладила Рем по голове, и она потёрлась о её грудь.

Рем, попавшая в ловушку Культа Ведьм на главной дороге, покинула Розваля и вернулась в особняк. После того, как она покинула зону загрязнения маны, которая ограничивала силу её рога, то начала бежать, пока не достигла своего предела. И всё это время она руководствовалась синтезом, который ощущался между близнецами.

Она также прошла мимо сада с невидимыми заклинаниями из-за синестезии от Рам. Она обошла сад стороной, прыгнула на здание с внешней стены, поднялась на крышу и бросилась в атаку.

Итак, Рам была благополучно спасена, и вот они здесь.

- Где господин Розваль?

- Он сражался со многими культистами на главной дороге... но он сказал мне оставить их ему.

- Понятно. В этом случае, если, скажем, он действительно умрёт, ты не должна чувствовать себя виноватой. Кроме того, не похоже, что он собирается умирать.

Странное доверие Рам к своему хозяину. Эти слова позволили Рем восстановить силы в её сердце, которое было неспокойно. Увидев свет в глазах сестры, Рам слегка улыбается.

- Тогда нам придётся закончить уборку до того, как господин Розваль вернётся.

- Да. Это наша 462-я совместная работа!

Когда Рам объявила это, Рем выпятила грудь и понесла сестру на спине, так как та не могла двигаться. После этого, когда она повернулась к окутывающему её облаку дыма позади, она отодвинула железную сферу, которую только что бросила. Пронзительно звякнули цепи, и железный шар с шипами покатился к её ногам.

- Здесь нет крови. Так что я его не убила.

- Хотя я слышал, что ты дура, у которой просто есть рог, но результат совсем другой.

Рем, основываясь на отсутствии пятен крови, почувствовала только признаки кривой улыбки, исходящей от дыма. То, что в конце концов вышло из этого дыма и двинулось вперёд, было крупным мужчиной крепкого телосложения. Мужчина выдыхает табачный дым из листового табака, который был у него во рту, и смотрит на сестёр с глубоким интересом в глазах.

Она шмыгнула носом. Она не могла почувствовать запах Культа Ведьмы, но…

- Я не буду сдерживаться против людей, которые причинили боль Сестрёнке и причинили неприятности господину Розвалю.

- Это Фауст, один из врагов. Один из оставшихся двух.

- Тогда это потрясающе.

Враждебность Рем возросла независимо от происхождения её противника, и Рам добавил последнее топливо в огонь. Рем подняла бровь, услышав ответ Рам, но та, не оборачиваясь, просветила её.

- Человек, с которым сражается господин Розваль - Сергей. Оставшийся из списка тут. Мы можем совершить возмездие.

- Да.

Рам коротко ответила на тихий голос Рем.

На мгновение ей показалось, что в этом ответе прозвучали сильные эмоции, но Рам тут же избавилась от них.

- Давай отомстим за наш род.

- Да, сестрёнка.

Рем набралась сил от следующих слов сестры, и она пошла вперёд, держа её на спине.

Рог Рем сияет ещё ярче, и белый свет наполнил всё её тело ошеломляющей силой.

Увидев это собственными глазами, Фауст радостно улыбнулся, но не испугался.

- Сёстры Они снова вместе, да? Сёстры, рожденные из чрева одной и той же женщины... я хотел увидеть разницу между запахами настоящего Они и поддельного Они. Это желание должно быть исполнено.

- Очевидно, что Сестрёнка пахнет лучше.

- Возможность для вас подтвердить это никогда не наступит.

Они провели несколько отчужденный обмен мнениями, и их тени столкнулись.

С сестрой на спине Рем бросилась вперёд со всем, что у неё было.

Рам продолжала крепко держаться, и она оставила всё на волю сестры. Чувствуя, что она должна доказать, что достойна этого доверия, Рем изо всех сил ударила Фауста по телу левой рукой.

- …

Фауст принял удар кулака Рем, который был достаточно силен, чтобы разбить большое дерево и даже скрутить железную пластину, и не показал никакого намерения уклониться от него. Сила её кулака, ударившего в середину его скрещенных рук, заставляет большого 100-килограммового мужчину откинуться назад, как листья с дерева. Легко, как будто он ничего не весил.

- Так легко…

Несмотря на то, как быстро он улетел, руке Рем было легко, и она повысила голос. В то же мгновение Фауст, которого отбросило назад, исчез в дыму. Он набирает дистанцию и прячется. Это была временная мера.

Рем собралась погнаться за ним, но она останавливается. Вместо этого она швырнула свой железный шар в сторону дымовой завесы. Железная сфера делает круг в направлении отсутствующей стены, и она косит всё, что скрывается в дыму, чтобы стереть его в порошок.

Железная сфера имеет железные шипы. Если один из них попадает прямо в него, его тело просто превращается в мясо, и даже если они задели его, повреждение конечностей неизбежно.

- Рем, вверх!

- Да!

Услышав внезапное предупреждение Рам, Рем падает навзничь, скрестив руки над головой. Рем была зажата, но повреждения были минимальными, ей показалось, что потолок треснул и взрывное пламя спустилось вниз вместе с Фаустом.

Из-за удара Рем, нанесенного ранее, коридоры 2-го и 3-го этажей были соединены. Фауст воспользовался этим, проскользнул в дым, переместился со второго этажа на третий и застал их врасплох с верхнего этажа.

- Ты читаешь меня на высшем уровне. Настоящая проницательность Они.

Он взмахнул ногами вниз, как широким топором, и удар пришёлся по скрещенным рукам Рем. Она едва успевала защищаться от силы своей железной рукоятью, но, если бы у неё её не было, её руки могли бы быть разбиты.

Однако, несмотря на то, что Рем выдержала эту силу, коридор второго этажа, продолжая рушиться.

Она чувствует, как за её спиной ломается пол. В мгновение ока всё её тело охватывает какое-то плавающее ощущение. Рем заставляет свое тело крутиться в воздухе, приземляется как мышь, сразу же пинает землю, падает назад и пытается убежать от преследования Фауста.

Услышав резкий крик, Рем останавливается и отступает назад. В следующий момент Рем сотрясается от взрыва, произведённого перед её глазами, и её отбрасывает ещё дальше.

Взрывное заклинание само по себе имело ту же природу, что и магия Фогга. И всё же обоняние Рем никак не реагировало на эти знаки. Если подумать, нос Рем с самого начала никак не реагировал на Фауста.

Она сама не знала почему. Её страх взял верх прежде, чем она успела это выяснить. В тот момент, когда Рем лишилась способности чувствовать запах своего противника, который испускал миазмы, она вернулась к своему жалкому, безрогому «я».

Существо, вернувшееся в деревню, которое не могло ничего сделать, кроме как прикрывать спину своей сестры.

- Я в порядке, Рем.

Рам, сидя на спине Рем, шепчет ей это на ухо, пока Рем рукой останавливает гальку и горячий воздух.

Это был самый драгоценный голос в мире, который был добрым, страстным и полным безусловной глубокой привязанности.

- Поверь моим словам.

Рем забывает о ситуации и слушает любимый голос Рам, который всегда любила Рем, был ласков к Рем и всегда руководил ею.

И вот, за очень короткое время, которое ей было дано, Рам рассеивает сомнения Рем.

С её словами, которые всегда будут освобождать Рем от сомнений.

- Потому что я лучшая в мире сестрёнка Рем, а ты моя младшая сестра.

Сразу же после этого взрыв и взрывоопасное пламя полностью закрыли зрение Рем.

Это была неизбежная цепь взрывов, которые практически отрезали Рем от мира. Однако в ответ на эти взрывы Рем спокойно подошла к ним, и она попала в ударную волну.

Прямо сейчас Рем могла понять мысли своей сестры, которая была достаточно близко, чтобы прикоснуться к ней, быстрее с помощью синестезии, чем с помощью слов.

Через эти сообщённые чувства Рем получила все положения взрывных заклинаний, которые видела Рам, и она проскальзывает, сохраняя воздействие до минимума.

Пока Рем защищала сестру от взрывного пламени и взрывов, словно она танцевала и кружилась, рог на её лбу сиял.

- О, это точно…

Это был бормочущий голос, который не покидал её. Никто его не слышал, и он навсегда запечатлелся в памяти Рем, и больше нигде.

Она это помнила. Она совсем забыла об этом. Её глупое «я» сразу же потеряло свою решимость и решительность.

Это должно было быть решено с самого начала. Она пришла к Розвалю и поклялась отомстить за свой род. Или, может быть, это было ещё раньше, в ту огненную ночь, когда её сестра плакала, глядя на мерцание своего сломанного рога.

- Я... Рог сестрёнки. Я... руки и ноги сестрёнки. Я... часть сестрёнки…

Существо, тождественное Рам, которая была самым драгоценным Они, считалась многообещающей реинкарнацией Бога Они.

Когда Рем заставила её сестру потерять свой рог, когда она увидела её без рога, она приняла решение.

- Я... замена сестрёнки. Это моя роль, то, чем я горжусь, и то, ради чего я живу.

Она вырывается из взрыва и косит взрывной дым левой рукой. На другой стороне, свободной от дыма, Фауст восхищённо улыбался Рем, которая прошла мимо бесчисленных взрывов.

- Фальшивая и настоящая Они…

- Заткнись!

Рем прервала мужчину на полуслове, и бьёт его железной ручкой, зажатой в руке. Фауст принял удар Они на себя поднятой левой рукой. Его руки были раздавлены, и это звучало почти как треск яиц. Его кожа вошла во внутрь, а кости вылетели наружу, и безумец безумно смеётся, в то время как разбрызгивающаяся кровь брызжет ему на щеки.

То, что выстрелило одновременно с этим неясным, странным голосом, было слабым стальным ударом. Фауст выстрелил из спрятанного в рукавах палкообразного оружия, целясь в рог на лбу Рем.

Ей вспомнилась деревня, выкрашенная в красный цвет, её сородичи, сожжённые заживо, и плачущая Рам…

Она вскидывает голову и с открытым ртом впивается зубами в кусок стали, приближающийся ко лбу, останавливая его. Два её левых клыка разлетаются вдребезги от удара. Тем не менее, Рем сосредотачивает свою силу на челюсти, и она мгновенно сокрушает сталь.

- Молодец… да…

Она разбивает спрятанное оружие, и Фауст, который аплодировал, использует этот шанс, чтобы отпрыгнуть назад. Он набирает дистанцию и, вероятно, пытается сбросить скорость. Однако она не допустит такого исхода.

Железная сфера, которой она управляла, просто повернув запястье, обходит дым и ловит спину Фауста. Несовершенный удар пронзает его плоть шипами, а сила сдавливает позвоночник.

И всё же этого было достаточно. Это мешает ему двигаться. Достаточно было просто сделать что-то неожиданное.

Рем ревёт во всю глотку, и бьёт Фауста кулаком в челюсть снизу.

Сила её удара сломала ему челюсть, и высокое тело Фауста взлетело вверх. После этого Рем прыгнула и ударила своего противника, который не мог двигаться в воздухе снова, проводя быструю серию ударов.

Она бьёт, ломая ему кости. Она бьёт, и его плоть разрывается. Она бьёт, разрывая ему кишки. Она бьёт, и его конечности ломаются. Каждый удар был местью за её деревню.

Они летят с 1-го этажа на 2-й этаж, со 2-го этажа на 3-й этаж, с потолка 3-го этажа на 4-й этаж, с потолка 4-го этажа и, наконец, в небо над особняком.

У Рем, которая прошла сквозь потолок в воздух, зрение было окрашено в тёмно-красный цвет.

Это было не пламя и не кровь; это был красный цвет заката.

Это было алое небо, которое не имело абсолютно никакого отношения к бесчисленным трупам, создающим чьё-то смертное ложе, и к человеку, который верил в красный цвет крови и огня.

Наблюдая за этим небом, Рем расположилась прямо над Фаустом, который вращался.

- Рем.

- Да, сестрёнка.

Как только было названо имя Рем, она нанесла Фаусту самый сильный удар.

Фауст получил сильный удар в живот, и его тело падает на землю. Получив удар мощного кулака Рем, его тело опускается по диагонали, и оно врезается прямо в середину сада.

Фауст был без защиты на высоте десятков метров, продолжал осыпать свое тело грандиозными ударами и находился на грани смерти. Однако в нём всё ещё жила жизнь. Он пристально смотрел на сестёр в небе.

Казалось, что его рот шепчет какое-то проклятие. Но его голос не достиг их обоих.

И поэтому слова Фауста никогда больше не заставят их барабанные перепонки вибрировать.

- Тот, кто владеет мечом, падает от меча. Тот, кто цепляется за дьявола, умирает и попадает к дьяволу. Тот, кто посвящает себя огню, умирает в пламени.

Рем, которая приземлилась на крышу и её волосы развевались на сильном ветру, слышит шёпот Рам.

Это был сложный голос, который казался очень сентиментальным, несмотря на апатию.

- Ты будешь уничтожен тем, что породил. Это будет то, что даст покой душам нашего рода.

Рам, сказав это, бросает что-то, что держала на кончиках пальцев, в Фауста, который был в саду. Она была очень лёгкой и тянулась к груди безумца, как будто её нёс ветер.

Это было что-то такое, что можно было бы зажечь красным кончиком, его листовой табак, который он курил.

В тот момент, когда листовой табак достиг Фауста, настроенные заклинания активировались.

Бесчисленные заклинания взрываются последовательно. Взрывное пламя с Фаустом в центре одним махом проносится над садом, и он превращается в море пламени.

То ли из-за силы огня, то ли из-за силы пламени, но судьбу безумца было легко себе представить.

Как и говорил Рам, человек, полагавшийся на огонь, превращается в пепел и погибает.

- Теперь, всё кончено?

«Фауст... умер. Рем убила Фогга, а Рам убила Садо. А Сергей должен был сейчас сражаться с Розвалем.»

- Пока Розваль не вернётся, но да.

- Это действительно… это действительно… всё…

Она была поглощена последней битвой, но чувствовала, что сражается не одна. Она отдавала всё Рам и боролась с силой, которую сама не смогла бы вызвать, не находясь под контролем Рам.

- Вероятно, это не будет казаться не реальным до тех пор, пока не придёт время… Но я просто скажу это.

- И что же?

- Пареная картошка не запечена, и я хочу съесть твою пареную картошку.

Шутливый голос Рам и её улыбка заставили Рем в одно мгновение остолбенеть.

Однако Рем сразу же почувствовала желание улыбнуться, и она делает это с полных слёз голубыми глазами.

- Сестрёнка, ты обжора.

- Да. В конце концов, пареная картошка Рем - мой источник жизни.

Рем улыбается ещё шире, и в то же время она чувствует, как слёзы текут по её щекам. Но она всё ещё продолжала улыбаться. Увидев это, Рам со вздохом потёрлась лбом о лоб сестры.

И вот, сёстры Они, добившиеся возмездия, поблагодарили друг друга за свои усилия.

И это дало им понять, что это был конец их возмездия, так как они были окутаны красным светом заходящего солнца.

8

 

Ночь первого крика ребёнка уже наступила, и это был рассвет после той ночи.

Рем, которая чувствовала одновременно усталость и чувство выполненного долга, дремала на плече Рам, и она проснулась, когда её испугал крик, который был достаточно громким, чтобы быть услышанным внутри особняка.

- Сестрёнка…

- Ты проснулась, Рем. Не волнуйся, я здесь ради тебя.

Как только она посмотрела вверх, то увидела Рам, сидящую рядом с ней и кивающую сонными глазами. Судя по крику, который Рем всё ещё слышала даже сейчас, она сразу поняла, что что-то случилось.

Она понимала, что Грейс, которая всё это время боролась с болью родов, больше не будет бороться.

- Звучит так, как будто он родился без проблем.

Тот, кто говорил о том, что Рем осознала это, был Розваль, который ждал результата в той же комнате. Его одежда была ни грязной, ни порванной, он был самим собой, как обычно.

Было очень трудно поверить, что он уничтожил больше 20 культистов, которые окружили его.

Розвалю потребовалось всего около часа, чтобы оттащить последнего врага туда, где Рем и Рам победили Фауста. Все остальные колдуны были уничтожены, и только Сергей, так называемый молодой человек, который был их врагом, был связан с переломанными конечностями.

Рем не знала, как Розваль справился с обстоятельствами, когда он не может использовать магию в совершенстве и сокрушил культистов, но, увидев, что он благополучно вернулся, она почувствовала облегчение от всей души.

Теперь возмездие свершилось. Теперь всё, что осталось - это роды Грейс.

- Нужно, чтобы госпожа Грейс узнала о смерти господина Дадли.

- Насчет этого, вы не должны брать на себя ответственность. Я расскажу Грейс о нём. Когда представится такая возможность. Я ей всё расскажу. Пожалуйста, ничего не говори.

Когда Рем подавленно посмотрела на него, а Розваль покачал головой, чтобы подбодрить её. Не всё - да, не всё - может вернуться к тому, что было раньше.

Даже в особняке многие слуги стали жертвами. Среди них Рем не могла подавить грусть, которую она испытывала из-за смерти служанок, прошедших обучение в резиденции Мейзерс. А муж Грейс и отец её ребенка погиб.

Ущерб, нанесённый семье Милод, был непостижим. И поэтому, если Культ Ведьмы был нацелен на выживших Они, то это всё из-за Рам и Рем.

- Люди не должны быть обвинены ошибочно. Кроме того, мы должны праздновать рождение новой жизни. Лимрир и остальные уже должны были прийти…

Затем, когда Розваль был уже на середине разговора, кто-то постучал в дверь гостевой комнаты, служившей приёмной. Когда Розваль откликнулся на этот звук, дверь медленно, но верно отворилась.

- Извините, господин Розваль. Ребёнок госпожи Грейс в порядке.

- Хорошая работа. Неплохо, даже не имея никакой помощи, несмотря на то, что это не ваша специальность. Вы заслуживаете похвалы, без сомнения. Я благодарю Вас за то, что вы взяли на себя заботу о ребёнке Дадли…

- Нет, ничего такого не было… как бы то ни было, господин Розваль, госпожа Грейс нуждается…

Лимрир качает головой в ответ на слова благодарности за проделанную работу, и она тянет Розваля за рукав. Розваль нахмурился, когда Лимрир, одетая в белое платье поверх одежды горничной, повела себя невежливо. Однако эта реакция была вызвана не неудовольствием, а подозрением.

- Лимрир…

- Пожалуйста, господин Розваль… У нас не так уж много времени.

Лимрир, подняв лицо, тихо бормочет, и из её глаз капает большая слеза. Это заставляет Розваля проявлять редкие признаки беспокойства, и поэтому он быстро вышел из комнаты.

- Рем, пошли.

- Да… поняла…

Рам, до сих пор хранивший молчание, бросается вдогонку за Розвалем. Сестра тянет Рем за руку, и она, поднявшись, поспешно выходит из комнаты.

«Почему Лимрир плачет? Родился ребенок, и месть закончилась. Теперь всё, что осталось, это немного убраться, и всё должно было прийти к концу…»

- Грейс…

Розваль открыл дверь в комнату, шагнул внутрь и позвал Грейс по имени.

Это была особая гостевая комната. Внутри стояла большая кровать для посетителей, и Грейс спала на ней в ночной рубашке. Рядом с кроватью было много простыней, выкрашенных кровью, и служанка держала ребенка, которого только что вымыли с помощью магии.

Это был совсем маленький ребёнок. Кожа новорожденного была тёмно-красной, и он плакал так сильно, что его лицо было сморщено, как у обезьяны. Однако он был живым и полным энергии.

- Господин Розваль, это девочка. Живая, симпатичная девочка…

Служанка, державшая ребёнка, протянула руки к Розвалю, который подошёл к кровати. У горничной был пронзительный голос и ярко-красные глаза. Когда Розваль принял ребёнка от служанки, она закрыла лицо руками, а её коллега, сидевший рядом, поддержал её за плечи.

- Грейс, ты можешь говорить?

Нежно держа ребёнка на руках, Розваль зовёт Грейс, которая спала на кровати. Грейс, которая до этого спала, услышав своё имя, открывает глаза и несколько раз моргает.

Затем она посмотрела на Розваля и ребёнка у него на руках.

- М-мой, младенец…

- Да, это так. Ребёнок принадлежит тебе и Дадли. Это очаровательная девушка. Как ты её назовешь?

- Есть… только одно. Я думала об этом... так долго…

Грейс говорила слабым голосом, её дрожащие руки вылезают из простыней, и она дотрагивается пальцем до щёк своего ребёнка. Кончики её пальцев дрожат. Розваль вплёл руку Грейс в руку ребёнка. Мать и её ребенок чувствуют друг друга, и слёзы текут из глаз матери.

- Анна... Аннерозе… Аннерозе Милод. Вот как её зовут.

- Это прекрасное имя. Я определенно не смог бы придумать ничего подобного.

- ...Да, потому что ты, знаешь ли, очень неумелый мастер.

Грейс слегка улыбается и с нежностью смотрит на ребёнка. От этих слов щёки Розваля на мгновение напряглись, но быстро расслабились.

Улыбка - это то, что появилось после того, как он моргнул. Это была искусственная улыбка, скрытая под его клоунской маской.

- Аннерозе. Я уверен, что она вырастет доброй, волевой девочкой. Совсем как ты.

- И потом, я надеюсь, что она будет любима всеми, и будет любить всех в ответ. Совсем как ты.

Когда мать нежно держала пальцы дочери, та мягко отводила её руки назад. Грейс улыбнулась самой счастливой улыбкой на свете и посмотрела на Розваля.

- Я люблю тебя… Большое спасибо... за то, что подарил мне счастье.

Эта улыбка заставляет Розваля на мгновение остановиться. Чтобы что-то проглотить.

После этого на его лице появилась улыбка. Это была не клоунская и не искусственная улыбка.

- Я... тоже тебя люблю. Всегда и навсегда…

- Хе-хе…

Этот ответ заставляет Грейс рассмеяться. Как будто она должна была сказать это, как будто она услышала самую лучшую шутку в своей жизни.

Неожиданный ответ заставляет глаза Розваля широко раскрыться. Затем, видя его удивление…

- Ой, прекрати это. В конце концов, ты не так хорошо умеешь лгать, как думаешь…

- …

- Спасибо... тебе... пожалуйста ... позаботься ... Ан…

Слова медленно распадаются, как сон.

Грейс закрывает глаза. Она опускает свой палец, который ощупывал Аннерозе, её дочь. Как только Розваль схватил руку Грейс, он положил её ей на грудь.

Сразу после этого Аннерозе снова начала дико плакать.

Она была ребёнком, который ещё не знал мир, но всё ещё громко кричала, как будто понимала, что произошло.

Под влиянием плача Аннерозе горничные в комнате тоже начинают плакать, одна за другой. Рыдания не прекращаются. Все закрывают лица руками и начинают громко плакать.

- А?

Рем была единственной, кто была ошарашена и не могла понять, зачем они это делают.

Она не знала, что произошло и что происходит сейчас.

«Почему все плачут? Почему господин Розваль выглядел таким печальным? Почему Рам так крепко обнимает меня?»

Но она этого не знала. Она не хотела этого знать. И всё же на её глазах выступили слезы.

Слёзы не переставали течь. Пока рыдания терзают её горло, Рам подавляет свою печаль сомнением.

Она не могла этого понять. Она не могла этого понять. Так что причин для слёз не было.

Именно так она и думала, но слёзы не прекращались. «Ну почему её глупое «я» не может понять этого, хотя бы в этот раз?»

- Мне очень жаль. Мне очень жаль, Рем.

Рам просто извинялся снова и снова, с болью в голосе, обнимая её шею.

Рам не плакала. Но слёзы не выходили наружу; на самом деле всё было по-другому.

- Сестрёнка… Сестрёнка…

Рем - это замена Рам. Итак, она оплакивала свою сестру и проливала слёзы.

Эти слёзы были для Рам, которая была так сильна, что она не могла плакать. Это были настоящие слёзы.

Чтобы Рем поняла, что она плачет, чтобы залечить раны в сердце Рам.

«Пожалуйста, умоляю тебя, не заставляй меня думать, что эти слезы предназначены кому-то, кроме моей сестры.»

В этот день глава семьи Милод - Дадли Милод и его жена Грейс Милод погибли в результате нападения Культа Ведьмы.

Из-за этого Аннерозе Милод, только что родившаяся дочь супружеской пары, должна была стать наследницей семьи Милод. Однако Маркграф Розваль Л. Мейзерс, как опекун молодой девушки, также будет заботиться о делах и обязанностях семьи Милод.

Из-за этого у маркграфа Мейзерс появился новый бизнес и новая территория, и ходили слухи, что Маркграф руководит делами из-за кулис.

Однако позже Аннерозе Милод вырастет, и она будет опровергать эти слухи в разговоре с маркграфом, который раньше был наследником семьи. Маркграф был хорошим другом её родителей, и он с радостью вернул бы Аннерозе больше того, что ему было дано.

И только полулюди в это время, вовлечённые в эту ситуацию, знали, что они были истинными, настоящими чувствами маркграфа.

Конечно, среди них были и сёстры Они, которые заявили о своей верности своему господину.

Эпилог – Клоун, соучастник и заместитель

 

1

 

- Большое вам спасибо, Учитель. Я никогда так не гордился тем, что работаю на вас. Я, Клинд, готов рискнуть жизнью, чтобы выполнить свой долг. Вся моя душа.

- Твой неожиданный уровень мотивации не вызывает у меня ничего, кроме беспокойства!

Это был ещё один день, когда обычная ссора развернулась у входа в резиденцию Мейзерс.

Ссорились только Фредерика и Клинд. Фредерика была единственной, кто набросился на него, в то время как Клинд просто отмахнулся от неё в спокойной манере. Однако это был единственный день, когда Клинд нахмурил брови и снова заговорил с Фредерикой.

- Я не совсем понимаю, что ты подразумеваешь под беспокойством. Я всегда говорил, что никогда не откажусь от своих обязанностей, но клянусь, что сделаю для этого ордена всё, что в моих силах. Так что я не понимаю, почему ты так волнуешься.

- Твои фетиши! Твоя мотивация! Сочетание их - это то, что заставляет меня взрываться от беспокойства!

Фредерика, топая ногами, оборачивается, и на её страшном лице появляется тревога. Фредерика видит, что люди наблюдают за их обменом репликами, и решает нацелиться на высокого из них.

- Учитель, почему вы смеётесь в такой ситуации? Я уже говорила вам снова и снова, что есть проблемы с тем, кого вы берёте!

- Ну, твоя реакция была настолько ожидаемой, что она сделала меня счастливым. Это очевидный выбор, если учесть его способности и результаты, верно? Шрам, оставленный на резиденции Милод, глубок, и теперь по крайней мере один способный слуга нужен, чтобы содержать семью. Как опекун, я обязан сделать всё, что в моих силах.

- Но…

- Или ты можете порекомендовать кого-то подходящего для этой работы, кроме тебя и Клинда?

Фредерика бормочет что-то невнятное и не может спорить с Розвалем, который задал ей неприятный вопрос.

- Клинд будет работать сверх своих возможностей, так как он знает, что его хозяин будет ребёнком. Однако ты единственная, кто может остановить его от выхода из-под контроля. Ты получишь короткий конец палки, и я бы хотел, чтобы ты с этим справилась.

- Для хозяина, верно?

- Неееет. Для Дадли, Грейс и маленькой Аннерозе.

- Это, конечно, нечестный способ выразить это.

Фредерика уступает объяснениям Розваля и вздыхает после недолгого молчания. После этого она посмотрела на сестёр, ожидающих рядом с Розвалем.

- Вам, вероятно, придётся иметь дело с большим количеством работы. А вас двоих это устраивает?

- Да, всё будет хорошо. Мы это знаем и останемся здесь.

- То, что сказала Сестрёнка. Кроме того, Фредерика и Клинд - это те, у кого будет много работы.

- Работа и рабочее место просто будут разными. Хотя я не понимаю, почему я должна быть с этим парнем.

Как всегда, Фредерика была несправедливо низко оценена Клинда. Хотя для Рем они оба были надёжными учителями, обладавшими многими респектабельными чертами характера.

- Конечно, сестрёнка всегда будет номером один. Она никогда не сдвинется с этого места.

- Да, конечно. В конце концов, я такой драгоценный человек для Рем.

- Понимаете друг друга, несмотря на то, что разговор был таким трогательным, это возможно из-за той синестезии, о которой я слышала...?

Сёстры видят, как Фредерика наклоняет голову, и поэтому они смотрят друг на друга и слегка улыбаются.

Через несколько дней после инцидента появились более или менее заметные признаки урегулирования ситуации.

Семья Милод, потерявшая супружескую пару, которая была её главой, осталась жива благодаря тому, что Розваль стал опекуном их дочери. Однако из-за случившегося инцидента многие слуги умерли, и многие подали в отставку, и в результате Клинда и Фредерику пришлось отправить в резиденцию Милод.

Кроме того, отныне в резиденции Милод должно было проходить обучение полулюдей, которое обычно проводилось в резиденции Мейзерс.

Таким образом, резиденция Мейзерс останется с минимальным количеством рабочих - другими словами, Рем и Рам останутся с Розвалем в качестве его помощников.

- Как ты знаешь, забота о хозяине - непростая задача, но, пожалуйста, будь сильной и держись.

- Тебе тоже придется иметь дело с чудаком. Сделай всё возможное, чтобы остаться там, Фредерика.

Рам, возможно, и была остра языком, но в её оскорблении чувствовалась игривость. Фредерика тоже могла это сказать. Это то, что они оба чувствовали в словах, которые говорили друг другу.

И вот Фредерика повернулась лицом к Рем и опустилась на колени, чтобы соответствовать уровню её зрения.

- Рем, не напрягайся слишком сильно и оставайся здоровой. Ты можешь писать мне в любое время, если что-нибудь когда-нибудь всплывёт.

- Ты слишком много беспокоишься, Фредерика. Кроме того, мне будет хорошо везде, пока со мной будет сестрёнка.

- Понятно. Тогда это хорошо.

Затем Фредерика ласково улыбнулась ответу Рем. То, как Фредерика улыбалась, не пряча рта, было похоже на ту открытость, которую она проявляла к кому-то близкому.

Увидев этот полный набор больших, острых клыков, Рем внезапно почувствовала сожаление внутри себя.

- Фредерика, у меня есть... одна вещь, за которую я хочу извиниться.

- Рем хочет извиниться передо мной?

Рем хмуро посмотрела на Фредерику, которая выглядела очень любопытной. Однако Рем отложила её реакцию в сторону, и она вспомнила, как сожалела о своей первой встрече с Фредерикой, которая произошла давным-давно.

Это было тогда, когда она испугалась улыбки заботливой девушки и не смогла извиниться за это.

- В первый раз, когда мы встретились, я испугался тебя, хотя ты и беспокоилась обо мне. И по сей день я до сих пор не извинилась... я искренне сожалею.

Рем извинилась, опустив голову, и это заставляет Фредерику широко раскрыть глаза. Сразу после этого Фредерика, похоже, что-то поняла и со счастливым выражением лица погладила Рем по голове.

- Всё в порядке, Рем. Ты очень хорошая девочка.

- Вообще-то, она моя младшая сестра. Это же очевидно.

- Забывая о том, действительно ли это что-то значит, да, это очевидно.

Мягко погладив её по голове, Рем сделала удивлённое выражение. Однако Фредерика одобрительно кивнула Рем, которая приподняла голову, а затем она взяла себя за юбку, делая реверанс.

Движение было настолько совершенным, что Рам и Рем захотели скопировать её.

- Пожалуйста, позаботьтесь хорошенько о господине Розвале. Я знаю, что могу предоставить это вам.

Затем она сказала это и широко улыбнулась, не пряча рта.

 

2

 

В кабинете под покровом ночи две тени слились в одну.

Тяжело дышала молодая девушка с раскрасневшимися щеками. Тонкое, маленькое тело девушки дрожит, и она слабо цепляется за мужчину, сидящего рядом с ней. Однако она делала это не для того, чтобы сохранить равновесие, а скорее для того, чтобы бороться с волнами чувств. Она не беспокоилась о том, чтобы стряхнуть его с себя.

Ведь она была на коленях у мужчины, и он держал её в своих объятиях, в конце концов.

- Ну вот, всё готово.

Затем их контакт заканчивается медленным звуком голоса мужчины. То, что слабо освещало мрачную комнату, было четырёхцветным светом в руке мужчины-это было сияние маны.

Используя одновременно несколько магических атрибутов, он мог исцелить девушку с особым телосложением. Такова была цель сегодняшней встречи, и это была тайная, которая случалась каждую ночь.

- Ты, должно быть, устала. Есть ли какие-то проблемы?

- Это нормально. Я также не думаю, что есть какие-либо последствия от чрезмерного употребления.

Дыша несколько неуверенно, Рам, ступив на пол, положила руку на лоб и покачала головой. Каждую ночь она прикасалась к тому месту, где когда-то был её рог, но никак не могла привыкнуть к этому.

Возможно, это было потому, что её сердце всё ещё не принимало тот факт, что она потеряла свой рог.

- Тебя что-то беспокоит? У тебя такой вид.

- Беспокоюсь о чём-то, да. Конечно, есть кое-что, о чём я беспокоюсь. Мои учителя покидают особняк, и с завтрашнего дня здесь будем только я и Рем. И всё же, ты ещё не раскрывает своих истинных мыслей, верно?

- Понимаю. Это то, что ты хочешь услышать?

Единственным, кто покачал головой с горько-сладкой улыбкой в ответ на цинизм Рам, был Розваль, откинувшийся на спинку стула. Он вёл себя так же, как всегда, наливал спиртное в бокал для вина, стоявший на письменном столе, и потягивал его маленькими глотками.

Для Розваля не было редкостью употребление алкоголя. Рам привыкла видеть в нём человека, который каждый вечер приходил к нему на лечение.

- У тебя сегодня довольно много выпивки, и ты быстро пьешь. Так и в обморок упасть не долго.

- Извини, это тело никогда не теряло сознание от алкоголя. Хотя, не напиться сейчас никак нельзя.

Это было странное, неприятное заявление, но Рам не обратила на него внимания. Важно то, что Розваль пытался опьянеть от вкуса алкоголя, и было легко представить, почему он этого хотел.

- Ты винишь себя за то, что случилось с Дадли и Грейс?

Выражение лица Розваля не изменилось, когда его спросили. Лёд в стакане, который он держал в руке, только что с шумом треснул. Чувствуя, что это было отражением колебаний в его сознании, Рам прищурилась.

Когда на него смотрели её светло-красные глаза, он тоже смотрел на них своими собственными гетерохромными глазами.

- Это удивительно. Я думала, что ты не умеешь заботиться о других людях.

- Это в принципе верно. Я не хочу выглядеть крутым, но в основном я прожил свою жизнь хладнокровно. То есть по собственному выбору. Просто есть некоторые редкие исключения.

- Редкие?

- Да, очень редкие. В редких случаях я хочу, чтобы те немногие люди, которые мне нравятся, были счастливы, и это не имеет ничего общего с моим собственным счастьем. Бывают моменты, когда мне этого хочется.

Возможно, он намекал на то, что чувствует то же самое к Дадли и Грейс. Эти двое действительно нравились Розвалю. Однако они потеряли свои жизни.

Вдобавок ко всему, хотя они и не имели к этому никакого отношения, их втянули в противостояние с Культом Ведьмы, которая началась с Они.

- Тогда ты винишь нас? Неужели ты нас ненавидишь?

- Я знаю способ разделить свои чувства и результаты. Так что было бы действительно неразумно обвинять вас и всё такое. Кроме того, нападение Культа было…

- Спланированно тобой, так?

Прервав Розваля, Рам сама перешла к главному вопросу.

Её напористая манера говорить заставляет Розваля закрыть один глаз. Под пристальным взглядом его жёлтого глаза Рам продолжала, прислонившись к столу.

- Рем, как человек чистый, прекрасный и невинный, кажется, не находит врагов среди друзей... Но я, как человек мудрый, непобедимый и галантный, не соглашусь. Обнаружение еретиков одного за другим в деревне не может быть простым совпадением. Было бы глупо думать об этом как о чём-то подобном таким образом.

- Итак, мудрейший, как ты сказала, думаешь, что я заставил их сделать это. И как же мне это удалось?

- Дело не в том, как ты это сделал, а в последствиях и мотивах. Ну, похоже, у них был пунктик на тех, кто выжил, так что пока мы где-то испускали запах, они шли за нами. Однако это только объясняет, как их заманили сюда. Есть также вопрос, почему ты позволил им сделать первый шаг.

Отложив в сторону того, кто был привязан к особняку, остальным троим было позволено сделать первый ход без исключения. И вот, в результате, Дадли и Грейс погибли.

Розвалю пришлось заплатить очень большую цену за Рем и Рам, чтобы добиться их возмездия.

Именно поэтому она и сомневалась. «Зачем он это делает?»

- Очевидно, ты знал об опасности нападения Культа Ведьм. Так почему же ты так много сделал, чтобы помочь нам с нашим возмездием? Ты даже потерял двух близких друзей. Почему ты решил, что это стоит того, чтобы сделать всё возможное для нас с Рем? Почему?

- Это всё... для моей цели. Это ради той цели, ради которой я жил и всегда буду жить.

Он открывает свой закрытый глаз и пронзает Рам, которая настаивала на ответе, своими гетерохромными глазами. Сила эмоций в его голосе ошеломляет Рам.

Сила, глубина и количество его страсти переполняют её, и в то же время она чувствовала ревность.

Её сердце горит от желания узнать, что же видел этот человек перед её глазами, о чём он думал и чего хотел.

- Если это так, я пожертвую близкими друзьями. Если это так, то я использую любого симпатичного человека. Если уж на то пошло, то я с радостью впутаюсь в любую жестокость и ересь.

Жертвоприношение, использование, жестокость, ересь -Рам поняла его намерения, не отворачиваясь, когда он сделал своё заявление.

Розваль говорил, что Рам и Рем необходимы для достижения его цели. И поэтому, если понадобится, он жестоко использует их в качестве жертвоприношений и для удобства в процессе.

Между ними повисло молчание.

Возможно, это был первый раз, когда Розваль высказал свои истинные мысли вслух. Однако выявление их в этой ситуации также может быть частью его плана по использованию Рам.

Розваль - это человек, который продолжал лгать. Он скрывает свои истинные мысли и истинный характер под клоунским гримом и пытается скрыть всё, будучи глупым и ведя себя эксцентрично.

Так что Рам могла сделать с ним только одно.

Дыхание Рам и громкий шум воды после этого были тем, что нарушило тишину. Звук воды на самом деле был стаканом спирта; когда Рам схватил его со стола, она вылила его на лицо Розваля.

Розваль без колебаний позволяет совершить этот безрассудный поступок, не выказывая никаких намерений уклониться от него, и он качает головой.

- Это твой способ попрощаться?

Она облила его спиртным, пока они разговаривали. Для него было вполне естественно не придумать никакого другого объяснения.

И все же Рам покачала головой, когда он это сказал.

- Нет. Я просто хотела услышать твои истинные мысли без макияжа.

Рам в одно мгновение садится на колени к Розвалю и вытирает ему лицо, мокрое от алкоголя, носовым платком. Затем белый клоунский грим спадает, и появляется его истинное лицо.

Рам оказалась лицом к лицу с ним, и, прищурившись, сказала:

- С таким лицом, без всякой косметики, говори то, что говорил раньше. Ничего не скрывай. Ничего. И скажи это. Сказать это. Скажи это сейчас.

Рам вцепилась руками в лицо Розваля, и она не отвела взгляда. Хотя Розваль даже не пытался сопротивляться. Он закрывает глаза и открывает их.

- Я... я буду использовать вас, для своей цели. Для этого мне нужны вы. Я не остановлюсь, независимо от того, какие жертвы мне придется принести на этом пути. Даже если мне будет грустно из-за Дадли и Грейс, я не пожалею. Даже если мне придется пожертвовать вами в будущем.

Он смотрел ей прямо в глаза и говорил всё прямо. Его истинные мысли столкнулись с его истинным лицом и истинными чувствами, и сердце Рам подпрыгнуло.

- Отлично. Я сделаю всё, чтобы помочь вам в достижении вашей цели.

- Я действительно чувствовал, что в 9 из 10 ты попытаешься меня убить.

- Я не из тех, кого легко предсказать. Кроме того, у нас есть контракт.

Находясь достаточно близко, чтобы чувствовать дыхание Розваля, Рам продолжала приближаться, пока их лица не соприкоснулись.

- Возмездие Они и месть четырём врагам - я поставила на кон свою гордость и душу и поклялся сделать всё, что смогу для вас, чтобы всё это могло быть выполнено.

- Это было устное обещание.

- Разве вы только что не дали это устное обещание, потому что знали, что я его не нарушу?

Розваль замолчал, когда Рам спросил его, и это был его ответ.

И вот теперь её мысли были такими: «даже если бы не было словесного обещания, я сделаю это.»

- После сегодняшнего вечера, с этого момента, я всё ещё буду клясться в верности господину Розвалю. Вы следовали контракту и доказали, что в наших добрых душах и моём теле течет их гордость. Я отдам за вас всё, что у меня есть. Я полностью посвящу себя вам. Я – ваша воля.

Рам принесла присягу, доказала, что она даже отдала бы душу, и осторожно подносит её губы к Розвалю. Так, их губы сладко пересеклись.

- Почему ты пользуешься всей этой неразберихой? Вот подрасти ещё на 10 лет.

- Тц…

Однако его прервала рука, которую он положил между их лицами остановила её.

Получив отказ от её поцелуя, Рам недовольно нахмурилась. Это заставило Розваля криво улыбнуться.

- Я с благодарностью приму твою преданность. Но твоя привязанность - совсем другое дело. А что касается этого... скажем, через, так, 400 лет можем продолжить…

- Это довольно долгое ожидание. Хорошо. Я пока отойду в сторону.

Это прозвучало как шутка. Однако Рам чувствовала, что существует очень большая стена, которую он никогда не разрушит. Вероятно, это было что-то значимое для Розваля.

Вот почему она отступила. Принуждать его было бы бессмысленно. К тому же у неё ещё оставалось время.

- Только, пожалуйста, не забывайте, господин Розваль.

- О чем?

- Те, кто полагается на мечи, падают от мечей. Те, кто полагается на ведьм, падают к ведьмам. Те, кто посвящает себя огню, падают в огонь.

Это были слова, сплетённые вместе почти как песня, и это было проклятие, наложенное в конце возмездия.

Однако на этот раз, в совершенно другой ситуации, Рам снова наложила проклятие на человека.

- И вот, те, кто просят у Они, падут к Они и будут уничтожены тем, на что они полагались.

- Так ты собираешься уничтожить меня?

- Да, это так.

Услышав, как Розваль произнёс эти слова с закрытым одним глазом, Рам встала с его колен и кивнул. А потом она слегка отступает назад, взяв себя за юбку и, демонстрируя безупречный реверанс.

- Твои идеалы, твои желания, твои чувства - я уничтожу всё это. Помогая тебе с тем, что для тебя значит всё, я заберу у тебя всё. Пожалуйста, ждите этого с нетерпением.

Рам говорила это, очаровательно подмигивая, неуместно для её возраста.

После того как Розваль на мгновение ошарашенно посмотрел на неё, он рассмеялся, не в силах больше сдерживаться.

Он всё смеялся, смеялся и смеялся. Затем, после этого, он кивнул.

- Очень хорошо. Тогда давай посмотрим, будет ли твоя преданность и привязанность связана с моим уничтожением.

Затем Розваль радостно улыбнулся от всего сердца, и его лицо очистилось от клоунского грима.

 

3

 

Это было примерно через год после той огненной ночи, когда они пришли в свой дом.

- Там больше ничего не осталось.

- Именно так оно и есть. Всё сгорело, и здесь больше никто не живёт. То, что все останки были похоронены Розвалем, является его благодатью.

Рем и Рам осматривали место, которое когда-то было площадью, и делились своими мыслями.

Не осталось даже развалин сожжённых и разрушенных домов. Почва превратилась в выжженное поле, и там уже начали понемногу расти сорняки. Поля были совершенно пустынны, а горную дорогу теперь невозможно было узнать. Теперь уже нельзя было сказать, что здесь раньше была деревня, управляемая зелёными горами.

- Где же был вход?

- По словам господина Розваля, именно отсюда открывается вид на всю деревню. Так что, скорее всего, именно там находилась резиденция вождя.

Рем и Рам были здесь одни. Розваль отказался идти с ними в такую даль и теперь ждал, когда они вернутся. Он баловал их своей добротой, но они не могли заставить его ждать слишком долго. Они должны были быстро вернуться, даже если им приходилось подталкивать себя.

Рам быстро поднялась на холм, по-видимому, соглашаясь с Рем. Однако, похоже, Рам, начала уставать от путешествия.

- Сестрёнка, давай возьмемся за руки.

- Ну, раз уж ты так хочешь, то, наверное, ничего не поделаешь.

- Да, я хочу этого. Прошло так много времени с тех пор, как я гуляла по деревне с сестрёнкой.

Они шли к главному дому, который должен быть на холме, держась за руки, идя бок о бок.

Год назад, когда они были в деревне, Рем всегда ходила за Рам. Всё изменилось, всего за один год.

Её 7-летнее сознание, которое не могло измениться в деревне, и то, как она жила, так сильно изменилось за этот последний год, и вот она здесь.

Ей было немного грустно из-за того, что она не могла показать, каково ей сейчас в деревне, своей матери, отцу и им подобным.

Тем не менее, если бы трагедия в деревне никогда не случилась, Рем наверняка всё ещё прятался бы за Рам. Вот почему всё было так сложно.

Она не могла показать никому в деревне, как сильно изменилась. Как она теперь жила желанной жизнью, которой могла бы гордиться.

- Рем, должно быть, так оно и есть.

Мысли Рем внезапно прервались, и она посмотрела на странный каменный памятник в том направлении, куда указывал Рам. На таком высоком месте, где когда-то стояла резиденция вождя, был построен Белый кенотаф.

Это была очень большая масса Хрустального камня, и она была больше, чем Рам и Рем вместе взятые.

- Мана существует в хрустальном камне. Возможно, есть души, которые притягивают ману, чтобы духи и низшие духи могли материализоваться, используя её. Это и следовало ожидать от господина Розваля.

Стоя перед кенотафом, Рам восхищалась тем, что сделал Розваль. Рем также тихо восхищалась Розвалем.

Она не могла достаточно отблагодарить Розваля за то, что он помог добился возмездия и дал ей возможность жить. Сможет ли она даже отплатить ему тем же, сделав всё возможное в качестве служанки?

- Рем, давай дадим им знать. Передай мне алкоголь.

- Да, сестрёнка.

Всё ещё чувствуя, как глубоко внутри закипают эмоции, Рем достал из ручной клади бутылку саке, как велела Рам. Они суммировали своё жалование и выбрали самый дорогой алкоголь.

Рам взяла его, без колебаний вынула пробку и вылила спирт на кенотаф в качестве подношения.

Их похороны были немного неуместны, но никто из взрослых не мог их критиковать.

Вот почему они принесли то, что было самым важным подарком для похорон, использованным для того, чтобы упокоить души.

- Возмездие было достигнуто. Сожаление о той ночи, гнев той ночи и горе той ночи. От Рам и Рем.

Один в подвале, один в столице, один с пламенем, а последний с помощью своего хозяина.

Ни одного не осталось, и возмездие было достигнуто. Теперь же души их рода не будут блуждать.

- К сожалению, реинкарнация Бога Они и возвращение Они превратились в пепел. Но гордость и кровь останутся живы. Прощайте все.

Рам выливает только половину спирта на кенотаф.

А потом Рам отдала оставшийся спирт Рем, и она прислонилась к каменному монументу. Её сестра молча отодвинулась. Она была очень внимательна к тому факту, что Рем будет следующей, кто упокоит их души и даст клятву.

Поэтому Рем спокойно наклонила бутылку саке, которую она приняла, и вылила на каменный памятник.

Рам произнесла эти слова, чтобы успокоить их души. Таким образом, Рем должна была рассказать им о своей решимости и попрощаться с ними.

Нерушимое обещание Рем, которое она даст спящим душам своего рода, своему отцу и своей матери.

- Мама, папа, все, пожалуйста, не волнуйтесь.

Со своей лучшей улыбкой Рем упоминает о том, что её сородичи, вероятно, беспокоились больше всего.

Это были люди, которые всегда возлагали свои надежды на Рам, верили в Рам и беспокоились о Рам. Так что Рем оставалось только одно-дать им обещание.

- Сестрёнка... я сделаю всё, что должна была сделать сестрёнкой.

Рем с гордостью пообещала душам своих соплеменников, что это действительно будет смыслом её жизни.

Это была улыбка, похожая на распускающийся цветок. Это была сладкая, милая улыбка, которую только Рем делала в деревне, и она никогда не показывала её своим соплеменникам, когда они были живы.

- Ты закончила?

- Да. Сестрёнка, большое вам спасибо.

Рем положила бутылку и покинула кенотаф. Как только Рем без колебаний кивнула на этот вопрос, она взяла сестру за свободную руку, они пошла дальше.

Они направлялись вниз по склону холма, прочь из своего города, прочь с горной дороги, к карете, где их ждал хозяин.

- Я хочу увидеть Фредерику и Клинда как можно скорее, так как мы будут сегодня в резиденции Милод.

- Я впадаю в депрессию, когда думаю о том, что увижу этих двоих. Фредерика наверняка задаст мне кучу вопросов из-за Гарфиэля.

- Сестрёнка и Гарф, в конце концов, хорошие друзья. Но, пожалуйста, не оставляй меня совсем одну.

- Я не буду, потому что Рем - самая милая, самая драгоценная младшая сестра на всём белом свете.

Когда они держались за руки, она чувствовала, как глубокая привязанность сестры проходит по её ладони, и ни одно из этих слов не было ложью.

Чувствуя эту неожиданную любовь, Рем искренне аплодировал ей.

Замена такой обожаемой сестры. Замена такой замечательной сестры.

Ради этого, чтобы быть такой, чтобы ей было позволено быть такой, она будет жить прилежно.

Даже её неразлучная сестра не знала об этой клятве, но Рем просто мило улыбнулась.

- Да.  Сестрёнка для меня тоже самая лучшая сестра на свете.

Проект Free Novel создан группой переводчиков энтузиастов и посвящён переводам интересных японских ранобэ и лайт-новел, некоторые из которых можно найти только здесь. 

Над переводами работает команда Free studio 

Перевод с японского: Dendi,West 

Перевод с английского: Dendi, West, Heretic699, Morte S S

Редактура: Dendi, West, Heretic699, Hiko18

Наши первые переводы можно найти: http://tl.rulate.ru/users/51327

Реквизиты для желающих отблагодарить переводчиков:  

Яндекс-деньги:41001434950332 

 

© 2020