Айсея Майз Вальгалис

Феодор, Зефир, Яблоко

Том 2

 

Глава 1 - Далёкая спина

Город сгорел.

Всё, что делало его узнаваемым, было поглощено языками пламени.

До недавнего времени это место было известно как верхний жилой район Элписа, в котором жили лишь самые богатые среди граждан богатой Торговой Федерации.

На глазах многочисленные сады богачей один за другим исчезали в дыму. Их особняки, прилегавшие к садам, белого, красного или синего цветов выцветали до того же пепельно-черного, теряя форму и рассыпаясь. То, что когда-то было проспектом с вечнозелеными деревьями, превратилось в путь света, освещенный рядом гигантских факелов.

«…Не может быть.»

На краю площади, подальше от искр, беспорядочно пляшущих вокруг бесконечного пламени, маленькая миниатюрная фигурка в капюшоне бессильно упала на колени.

«Не может быть... это же не может быть правдой?»

Человек смотрел прямо в центр пламени, не обращая внимания на то, как его ослепительный свет обжигает глаза. Шокированно, без единого проблеска в своих тусклых глазах, смотрящих на то, что было потеряно. Пока они смотрели, пламя с огромной силой начало охватывать площадь.

На этом парящем острове был выпущен зверь.

Это был Матэрно, обволакивающий и удушающий пятый зверь. Масса высоковязкой жидкости, которая должна была бы быть неспособна передвигаться с помощью своей собственной силы, но несмотря на это медленно распространявшаяся вокруг. Всё живое, к чему он прикасался, плавилось, словно погруженное в сильную кислоту.

Однако он находился где-то в другом месте, довольно далеком от этого, и не распространялся слишком быстро. Скорее всего, в конце концов он поглотит весь город, но это случится не так скоро. Время ещё оставалось.

«Эй, пошевеливайся!»

Зверочеловек оттолкнул в сторону фигурку в капюшоне, с узелком багажа, взваленным на спину. Фигурка вскрикнула, падая на каменную мостовую, и красиво сшитый плащ быстро запачкался сажей и грязью.

Вокруг бегало множество людей. Почти без исключений, их глаза были налиты кровью от страха. Непонятные слова молитв, разные имена и крики доносились из их уст. Одни несли багаж, другие нет, они толкались и протискивались сквозь других, стараясь опередить кого-нибудь хотя бы на шаг, чтобы добраться до порта, до дирижаблей и покинуть парящий остров.

Всем, кто жил в небе, известно, что семнадцать зверей не могут летать. Пока они находятся в небе, Матэрно не сможет до них добраться.

Движущаяся толпа, переросшая в давку из-за хаоса и возбуждения, даже не трудилась заметить то, что лежало у них под ногами. Снова и снова эту маленькую фигурку пинали, как мячик, а крики заглушались топотом шагов и сердитыми криками.

В конце концов, число людей, оттесняемых всё приближающимся пламенем, уменьшилось, пока, наконец, все они не исчезли с площади.

За ними следовала маленькая фигурка, которая к этому времени превратилась во что-то похожее на грязную кучу тряпья. Упершись руками и ногами в тротуар, она дрожала от напряжения, пытаясь приподняться. Капюшон плаща был разорван, обнажая настоящее лицо.

Это было лицо ребенка.

На голове чёрные треугольные уши. На щеках-три пары длинных тонких усов. В семьях, носящих смешанную кровь зверолюдей, что само по себе было редкостью, были случаи, когда дети могли родиться с небольшими особенностями, такими как эти.

Девочка снова посмотрела вверх, её остекленевшие глаза были устремлены в точку за пламенем, туда, где до недавнего времени существовала её повседневная жизнь.

«...Эй! Ты в порядке?!»

Боргл, одетый в огнеупорную одежду, подбежал к девушке и подхватил её на руки, как будто она и впрямь была той кучей тряпья, на которую походила.

«Извини, но мне придется тебя немного потрогать.» Он неловко похлопал по телу ребенка сверху того, что было её плащом, она поморщилась и издала тихий, болезненный крик. Лицо Боргла помрачнело, когда он понял, как плохо её состояние. Ощупывая её мягкое, безвольное тело, он решил, что у неё переломаны все кости. Девушка была в критическом состоянии и, без сомнения, умрёт, если немедленно не получит лечение.

«Пожалуйста... отпусти...» девушка беспомощно ударила Боргла по руке, пытаясь оттолкнуть его.

«Э-Эй!»

«Мне нужно… я знаю, это невозможно… но всё же…»

«Эй, не заставляй себя! Этому району пришел конец! Тебе не следует подходить слишком близко!»

«Это невозможно... но я должна ... быть там…»

Она встала и несмотря на шаткость направилась к растущему пламени.

«Потому что ... сегодня тот самый день... я должна встретиться... с ним…»

Девушка быстро достигла своего предела. Её колени дрогнули, и она рухнула на левое плечо.

«Надо... встретиться и ... извиниться…»

«Блин, я же сказал тебе не заставляй себя!» Боргл снова взял девушку на руки. Он не знал, была ли это боль, усталость, что-то ещё, или всё это вместе взятое, но она упала в обморок. Он цокнул языком, заворачивая её в свою огнеупорную одежду.

Конечно, он уже заметил это. Зверь всё ещё был далеко от этого города. Естественно, это означало, что огонь, сжигающий его сейчас, не имел прямого отношения к нападению зверя. Тем не менее, судя по тому, как быстро пламя разгорелось и охватило город, это не могло быть простой случайностью.

Без сомнения, огонь был зажжен человеком. Кто-то сделал это, имея злые намерения.

Верхний жилой район был городом очень богатых людей. Немалое количество людей смотрело с недоброжелательстью на тех, кто там жил. Кто-то из этой группы, вероятно и совершил поджег с такой недальновидной логикой, как например: «в любом случае всё исчезнет и будет сожрано зверями, так что нет разницы рано или поздно!» К несчастью, но в подобным городе, с большой вероятность могли возникнуть подобные чувства.

Боргл издал резкий стон и положил тяжело раненного ребенка на спину. «И всё же от одной мысли о человеке, который всё это устроил, меня тошнит.»

«Фео...дор...» всё ещё не приходя в сознание, девушка пошевелилась и в бреду пробормотала чье-то имя. «...прости ... говорила ... такие эгоистичные вещи ... хочу извиниться, так что ... так что, пожалуйста…»

Боргл опустил голову, изо всех сил стараясь не слышать слов, обращенных к тому, кого здесь не было.

Он поправил положение ребенка на спине и направился обратно к порту.

Глава 2. часть 1 - Смерть старика

Однажды в одиночестве умер один пожилой человек.

Глубоко под самым северным городским кварталом города Лайелл находилась древняя станция контроля подземных вод. Построенное, когда город был ещё молод и рос сам по себе, собираясь из медных листов и шурупов, маленькое здание было заброшено, оставлено дрейфовать в промежутке между временем и историей с тех пор, как другой объект лишил его первоначального назначения заставив его закрыться.

В углу этого старого здания во сне свой последний вздох испустил одинокий старик, покинув этот мир без единого слова.

На его лице оставалась удовлетворённая улыбка, след его многолетнего существования подле города Лайелл. Он сидел так, словно отдыхал после долгой прогулки.

Никто не ухаживал за ним на смертном одре. Старые машины, окружавшие его, издавали слабые скрипы, когда ржавчина отпадала с их ржавых поверхностей. Затем они тоже замолчали, чтобы больше никогда не двинуться.

Когда-то он был известен как старик Длиннобород. Вполне вероятно, что многие, живущие на поверхности, запомнят его как «самый знаменитый фабрикат Лайелла». Он был тощий, небольшого роста, с огромной белой бородой. Он почти волшебным образом появлялся в различных частях Лайелла, бесшумно бегая в изорванной, грязной рабочей одежде, выполняя техническое обслуживание брошенных механизмов, разбросанных по всему городу. Некоторые говорили, что когда-то в далеком прошлом он был знаменитым инженером, но если когда-то и был, то теперь он был просто обычным чудаком.

Его настоящее имя было неизвестно, и у него не было родственников. Никто из тех, кто бы назвал себя его знакомыми, так и не нашелся. Он не сказал никому ни единого слова. Естественно, он не просил и не принимал компенсацию. Он просто чинил всё, что можно было починить, а затем двигался дальше так же быстро, как и приходил.

Существовало множество теорий о том, что это за существо. Некоторые видели в нём всего лишь городскую легенду; другие предполагали, что он мог быть призраком, или, возможно, феей. Он, конечно, вел себя достаточно потусторонне, чтобы соответствовать этому описанию, но жил и дышал, как любой другой житель Лайелла.

По слухам, он нёс кровь Земляных Драконов, которые погибли на поверхности в давно минувшую эпоху, и был последним выжившим. Если в этом была хоть капля правды, то смерть старика была поистине великой трагедией; родословная, просуществовавшая более пятисот лет, теперь окончательно исчезла. Конечно, было неясно, есть ли в этих слухах хоть доля правды, и теперь это невозможно было проверить.

Значение смерти этого одинокого старика до сих пор остается неясным.

Глава 2. Часть 2 - Кошки-мышки


Один забытый старик однажды сказал: «быть преследуемым женщинами — честь которой мужчины должны гордится». Последующие поколения расширили эту фразу: «Но, прежде чем получить эту честь, будьте готовы сражаться за свою жизнь.»

И вот что обнаруживается, четвёртый офицер Феодор Джессман бежит по коридорам пятой дивизии.

Это было довольно интересное зрелище; он бежал быстро, но тихо, не делая ни единого слышимого шага. Иногда он пробегал мимо других офицеров в форме, которые сначала удивлялись, потом приходили в себя и отходили в сторону, чтобы посмотреть. В конце концов, Импы славились своим лёгким шагом.

Время от времени Феодор краем глаза замечал развешанные по стенам плакаты: «не бегать по коридорам!» Где-то в глубине души ему хотелось извиниться. «Мне очень жаль» тихо сказал он плакатам. Простите меня, но это срочное!

«П-Постой!» крикнула преследующая его девушка. Она была молода, возможно, в подростковом возрасте, и носила военную форму, как и он. Её походка полная широких шагов в сочетании с протянутыми вперёд руками создавали довольно неприглядное зрелище. Звук шагов девушки по твердому полу был так силен, что казалось, она оставляет за собой облако пыли, как конный экипаж. Как часто случалось во время подобных забегов, её ярко-зеленые волосы подпрыгивали вверх и вниз.

«Я сказала, постой! Ты что не слышишь, я к тебе обращаюсь?!»

Услышав её слова Феодор конечно же не остановился. Если бы у него было хоть малейшее желание остановиться, как его просили, он бы остановился, но не сейчас, когда он спасался бегством. Помимо всего, он уже приближался к повороту коридора.

Я сделал это! Феодор наклонился со всем своим весом в сторону и повернул за угол.

Конечно, одного этого было недостаточно для успешного побега; он просто исчез с поля зрения преследователя на несколько секунд. Но несколько секунд - это всё, что ему было нужно.

«Ты … никуда ... не сбежишь!» Девушка прыгнула в то место, где исчезла ее цель. «Аа...?»

Его там не было. На его месте была девушка с оранжевыми волосами и очень удивленным выражением лица.

«Лакиш?!»

Преследователем Феодора была не кто иная, как Тиат Шива Игнарио, а извивающейся в её руках девушкой оказалась Лакиш Никс Сеньорис.

«Хяя! Ч-что происходит, Тиат?»

«Феодор только что был здесь, да?» Тиат рывком притянула к себе девушку. «Куда он делся?!»

«Э-э, Он... Ну, видишь ли ...» глаза Лакиш устремились в конец коридора.

«В ту сторону, да? Поняла.» Тиат кивнула и собралась уходить, но тут же резко развернулась, схватила дверь за спиной Лакиш и распахнула её, открыв склад, в котором не было ничего, кроме кое-каких припасов. Отвратительная вонь, словно от грязной воды, наполнила воздух.

Она вздохнула. «Неудача»

«Эм ... Тиат?»

«Ох, ты очень добра ко всем, Лакиш, и я подумала, что ты, возможно, прикрываешь его, вот и всё. Прости что усомнилась в тебе.» Тиат помахала рукой и убежала. *Топ-топ-топ-топ*. Для девушки её возраста было неуместно поднимать такой ужасный шум. Лакиш с приоткрытым ртом смотрела как она исчезает вдалеке.

Когда другой девушки больше не было видно, Лакиш пришла в себя и тихо произнесла: «Эм, Феодор, она ушла»

При звуке её голоса Феодор раздвинул шторы прямо напротив неё. Он прятался в кустах за окном, выходившим во двор казармы. Раздвинув шторы, он забрался обратно и спрыгнул на пол. «Чёрт, это было опасно» произнёс он, отряхивая с себя зеленые листья. «Ты правда спасла меня»

«Я... рада помочь ... думаю…» сказала Лакиш с несколько обеспокоенным лицом «…но в самом деле, что ты такого сказал, что она так завелась?»

«Ну ... трудно сказать... в самом деле, очень трудно сказать, что это могло быть…»

«Если ты не скажешь мне, может, мне тогда стоит позвать её и спросить? Всё-таки, я её подруга»

«АГХ…»

Обычно Лакиш была робкой, но сейчас почему-то решила проявить настойчивость. Феодор почесал в затылке, понимая, что не сможет выбраться из этой передряги. «Печенье и бисквиты.»

«А?»

«Что из них лучше покрыть шоколадом? Я за бисквит, она за печенье»

Лакиш плотно сжала губы, но всё же издала тихий смешок. Феодор уставился на неё, чувствуя себя уязвленным. Вот почему я не хотел ничего говорить. «Но все же гоняться за кем-то из-за закуски? Это довольно недалёко, тебе не кажется?»

«Разве это не относится и к тебе, Феодор? Бегство означает, что ты не смог прийти к соглашению с ней, верно?»

«Что? Но бисквит явно лучше.»

Лакиш прикрыла рот рукой и отвернулась, всё ещё борясь с желанием рассмеяться.

«Тиат - моя старшая сестра» резко сказала она. «Сейчас, когда все взрослые феи покинули склад, она - самая старшая из оставшихся. У неё практически нет боевого опыта, но она все равно старается быть примером для подражания детям. Хотя она всегда беспокоилась о своих способностях, она изо всех сил старается стать надежным и замечательным человеком.»

«Да?» Феодор однажды уже слышал всё это.

«Вот почему я всегда думала, что ей нужен друг, с которым она могла бы поспорить.»

«Прости что?» Он не понял. «Во-первых, я не помню, чтобы мы с ней подружились. Кроме того, разве вы иногда не спорите друг с другом?»

«Ну, я не имею в виду споры с друзьями. Скорее это больше похоже на желание иметь друга для споров»

Феодор покачал головой. «Иногда я правда не могу вас понять…»

«Неужели?» Лакиш немного задумалась. «Хорошо, раз ты не понимаешь этого, Феодор. Такое твоё отношение сейчас, как нельзя подходящее. Оставлю Тиат в твоих руках.»

«Постой. Что ты имеешь ввиду под этим?»

«Как я и сказала, тебе не нужно ничего понимать.»

«Я не собираюсь соглашаться на что-то подобное.»

«Нашлааа…»

В конце коридора появилась фигура, отдаленно напоминающая Тиат. Она практически походила на волка, охотящегося за своей добычей, как по форме, так и по духу. Даже если это было только секунду, увидеть девушку, которая ведет себя так, было просто…

«О нет.»

«Ни с места!»

Тиат побежала к Феодору, когда тот уже сорвался, и они вдвоем пронеслись по коридору, как весенний ветер. Стоя у них на пути, Лакиш снова пришлось подавить хихиканье придерживая свои волосы от порыва ветра созданного этими двумя.

***

Любой может вспомнить факты.

Любой может забыть чувства.

Этому миру уже однажды приходил конец. Даже сейчас он продолжает идти по пути разрушения.

Происхождение этой абсурдной истории можно проследить до кровавой резни, вызванной 17-ю Зверями, которые всплыли в этой истории очень давно.
В тот день Эмнетуайт, жившие на поверхности, в мгновение ока были уничтожены.

Даже драконы и древние духи, существа, известные своей несравненной силой, были легко доведены до полного исчезновения. Те же, кто держался за жизнь и сумел выжить, изгнанные из своих домов, они были вынуждены бежать на парящие острова.

К счастью, 17 зверей не могут летать. До тех пор, пока выжившие не спускались на поверхность, они могли жить, не опасаясь угрозы со стороны зверей. Они назвали свой крошечный мир Регул Айр и начали всё с нуля.

С тех пор прошло много времени. Мир, который они знали, был подобен тонкому льду.

Хотя небо было относительно безопасным, угроза Зверей никогда по-настоящему не забывалась. Если бы была допущена хоть одна ошибка, великая резня могла бы возобновиться в небе. Те, кто решили сражаться, работали до смерти, чтобы построить мир, пронизанный трещинами и дырами.

Таким образом их хрупкое, сколоченное из булыжников подобие стабильности продолжалось в течение 500 лет, и люди привыкли к миру. Каким-то образом Регул Айр сохранялся на протяжении веков. Поэтому даже через сотни лет он продолжит висеть в небесах. Такие убеждения росли и сохранялись во всё большем числе умов.

***

Пронзительный, громкий смех хлестнул воздух, как хлыст. Несколько белолицых невыразительных фигур пробежали по улице.

Группа призраков? Вздрогнув, Феодор поспешно отвернулся.

Как и ожидалось, фигуры сохранялись под солнечным светом, а не таяли и исчезали, как призраки из сказок. Они были просто гуляющими детьми, неотличимыми от обычных зверолюдов. Их мертвенно-бледные лица были всего лишь масками.

Это реальность, напомнил он себе. Солнце, светившее сквозь облака над Опенхилт-Уэст-Лок-стрит уже собиралось садиться.

Феодор что-то невнятно проворчал себе под нос, поправляя кувшины с молоком, которые вот-вот должны были выскользнуть из-под его рук. Его раздражало удивляться чему-то столь ничтожному. «Уже пришло время фестиваля памяти?»

«Фестиваль Памяти?» Спросила Тиат, стоявшая рядом с ним. Он кивнул в ответ.

«На вашем острове нет такого? Он проводится на всех парящих островах что рядом с нами»

Кстати, настоящее название фестиваля было «фестиваль лунного света, памяти и поминовения мёртвых». Он был назван так великим мудрецом, который же и создал его, и, как обычно для таких вещей, его название было трудно запоминаемым. Поэтому все просто называли его фестивалем памяти. Участвующие острова находились в общем районе 20-го, и каждый считал его основным в сезоне.

Теперь об истории фестиваля. Общая идея заключалась в том, что за зимой, периодом смерти, следует весна, период рождения. Другими словами, фестиваль провозглашал такую замечательную вещь как борьбу этого мира за процветание и отказ от своего неминуемого конца. Вот почему этот праздник отмечают все ... как минимум, по такой причине.

«Какая интересная маска. Она вырезана из камня?» Тиат жевала печенье, задавая вопрос; напоминание о соглашении, к которому они не так давно пришли.

«Я буду убеждена, только если ты угостишь меня шоколадным печеньем» сказала она. «И оно должно быть очень вкусным»

Как ей удалось сделать так, чтобы это прозвучало так, будто именно его заставляют уступить? Феодор почему-то чувствовал себя неудовлетворенным тем, как всё обернулось, но всё равно был вынужден проглотить любые жалобы.

«Нет, это просто дерево, покрытое белой краской. В конце фестиваля все маски бросают в костер, чтобы окончательно попрощаться с мёртвыми»

«Мёртвыми?» Ещё один её вопрос.

«Говорят, что наш мир соединяется с «другой стороной» в период между зимой и весной. Мёртвые теряют свои имена и лица, поэтому те из нас, кто живут по эту сторону, прячут свои лица и отбрасывают свои имена, чтобы походить на них. Таким образом, даже если покойного уже не достичь, мы можем вместе отпраздновать приход весны.»

Феодор пожал плечами, сухо усмехнувшись. «Честно говоря, такого рода суеверия можно встретить где угодно. Главное наслаждаться праздником от всего сердца, именно так они оправдывают эти привольности.»

«Угу...» неопределенно пробормотала девушка, идущая рядом с Феодором. Он не мог сказать, о чём она думает. «А где продаются эти маски?»

«Да везде. Обычно в это время года все магазины одежды и обуви заполняют свои полки подобными масками. Все модели разные, и есть множество масок для разных рас, поэтому обычно нужно обойти множество мест, пока не найдёшь что-нибудь стоящее твоего внимания.»

«Ага...» на этот раз в голосе Тиат прозвучало легкое любопытство.

«Если хочешь, я могу назвать тебе несколько магазинов в которые можно зайти»

«Ну... думаю, это кажется интересным, но, честно говоря, это было бы слишком странно.»

«А?»

«Это вещи, которые носят живые люди, потому что они хотят встретиться с кем-то, кто умер, верно? Если это так, то я не могу участвовать.»

«Опять ты с этой логикой?» Устало проворчал Феодор. Предположительно, Тиат и девушки вроде неё были феями. Было почти очевидно, что феи не обладают жизнью, будучи душами тех, кто уже умер. Вот почему было бы странно для неё присоединиться к стороне жизни во время фестиваля, где соединялись жизнь и смерть. Видимо она имела ввиду что-то такое.

Возможно, ей не стоит так думать. В то же время, чисто логический аргумент не может удовлетворить всех. Со своей стороны, Феодор от всего сердца отверг подобное как абсурдную причину для неучастия в фестивале.

Конечно, он знал об их происхождении. Феи - это просто природные явления, созданные бестелесными душами детей, который так и не поняли что они умерли. Они попадали в ту же категорию, что и дождь или гроза, которые могут образоваться в результате изменения атмосферного давления и влажности. Подобно шторму, они могли появиться, где угодно, лишь бы были соблюдены условия.

Но на этом сходство заканчивалось. Штормы не едят пончики, не размахивают мечами, не восхищаются старшими и не плачут, когда им грозит неминуемая смерть. Сейчас Феодор достаточно хорошо понимал девушек. Вот почему он никак не мог смириться с мыслью, что феи не были живыми.

«Тебе действительно не следует говорить такие вещи.»

«Знаю, но я не собираюсь только ради тебя притворятся что мне интересно» равнодушно ответила она.

«Знаешь, большинство людей хотели бы, чтобы их начальство было довольно.»

«Хм, возможно, но ...» Тиат на минуту замолчала. «Я не особо хочу видеть тебя в хорошем настроении, и сомневаюсь, что сделать тебя счастливым было бы для меня хоть в малейшей степени вознаграждением. В общем, я считаю, что в этом нет необходимости.» Она сказала это честно, без тени иронии в голосе, как будто обсуждала погоду.

«Ты так сильно меня не любишь, да? …»

«Именно» Тиат одарила его звериной улыбкой, полной оскаленных зубов, словно рыча. «Я ненавижу тебя.»

Феодор цокнул языком. «Вот же»

Говорят, что Импы раса лжецов. Они не только сами были экспертами во лжи, но и умели ловко распознавать ложь, скрытую в словах, произносимых другими расами.

Но в словах Тиат не было лжи. Когда она говорила, что ненавидит его, она была абсолютно, недвусмысленно, прямолинейна и честна.

Эта фраза могла также нести в себе нежность, игривость, другие эмоции, близкие её сердцу. И все же из глубины этого самого сердца пришла истина: «я ненавижу тебя.»

Его охватило кипящее желание бросить эти слова обратно ей в лицо. Аналогично. Я абсолютно, безусловно, ненавижу тебя.

Но если бы он это сделал, то выглядел бы жалким неудачником. Поэтому Феодор сдержался.

***

Лайелл - умирающий город, цепляющийся за парящий остров, которому суждено погибнуть в самом ближайшем будущем.

Все жители бежали на другие острова. То, что когда-то было процветающим шахтерским центром, теперь было не более чем одиноким городом-призраком, всего лишь тенью того, чем он был когда-то.

С другой стороны, хотя город всё подбирался к вратам смерти, он ещё не был заброшен. Пока что Лайелл всё ещё остается городом. Хотя Лайелл ещё не пришел в упадок никто не знает, можно ли продолжать поддерживать этот внешний вид города. Население сильно сократилось, но ещё не упало до нуля. Инфраструктура поддерживается в рабочем состоянии послушными големами. Теперь ещё меньше дирижаблей может быть пришвартовано в порту, но общественные суда c людьми и товарами продолжают совершать свои рейсы.

Полмесяца назад инцидент в Лайелле привел к разрушению значительной части портового района.

Каждый парящий остров имеет порт, где могут садиться и взлетать дирижабли. Проще говоря, порты можно считать парадными дверьми островов. Поскольку дирижабли в принципе ограничены только прибытием и отбытием из порта, люди и товары, естественно, должны проходить через парадную дверь. Созданная таким образом структура была жизненно важна для острова.

Теперь осталась только половина портового района, и само собой разумеется, что и без того слабая связь между этим островом и другими островами сократилась почти до нуля.

Для других островов потеря порта была бы вопросом жизни и смерти. Однако состояние Лайелла и без того не радовало. Поток дирижаблей к острову, уже давно уменьшился, а экономика острова была не настолько здорова, чтобы задержка с прибытием товаров нанесла ей ещё больший вред. Для города, уже стоявшего на пороге смерти, не имело особой разницы, будет ли он пытаться выжить или сразу умрёт.

Незначительные трагедии уже не волновали жителей этого смертельно раненного города, ожидающего конца. Они были полны тишины и покоя, чего и можно было ожидать от спящих, и сегодня ничего не изменилось.

***

Они снова прошли мимо группы людей в белых масках.

«... Хм? Феодор остановился и повернулся к ним, заставив остановиться и Тиат. Он не был уверен почему; группа казалась слегка подозрительной, но не было никаких конкретных причин для этого. До начала фестиваля оставалось не так много времени, что едва ли было необычным видеть людей в масках. Единственное что, в наши дни, большие группы людей были редким зрелищем в Лайелле, но и только.

Надевая белые маски, живые прятали свои лица, чтобы быть ближе к мёртвым. Они скрывали все их отличительные черты, делая невозможным отличить одного человека от другого. Если этого не сделать, то живые и мёртвые не смогут встретиться.

Феодор понимал, что это всего лишь глупое суеверие, и у него не было причин менять своё мнение. И всё же где-то должна была быть какая-то основа для этой веры. Во всяком случае, тех, кто носил маски, невозможно было опознать. Сейчас центр Лайелла был заполнен, хотя на улицах было не так много людей, чтобы такое высказывание было точным, но бесцельно бродящего народа в масках было довольно много.

«Что случилось?» Спросила Тиат, жуя очередное печенье.

«Помнишь недавнее заявление военной полиции? После того, как Кроянс уничтожил часть портового района, они начали реорганизовывать все свои оперативные отчеты о передвижениях за последние полгода вплоть до этого момента.»

«Да, они упоминали что-то такое. Но почему ты об этом заговорил?»

Когда большое количество людей входило и выходило из порта, безопасность, естественно, становилась слабой или недостаточной в некоторых местах. Для контрабандистов было бы слишком легко воспользоваться такими пробелами, для проникновения и продажи своих нелегальных товаров.

«Они нашли огромное количество свидетельств, указывающих на изменение записей. После того, как все ошибки были исправлены и цифры подсчитаны снова, кажется, что они обнаружили дисбаланс. Как оказалось, пришло больше людей, чем ушло.»

«В этом есть смысл, да? Поползли слухи о обрушении части города, поэтому, количество прибывающих сюда людей должно было сократится...» пакет с печеньем, который несла Тиат, угрожал выскользнуть из её рук. «Ты хочешь сказать, что в Лайелле сейчас больше людей?»

«Именно это я и сказал, разве нет? Они даже решились влезть в официальные отчеты, чтобы проникнуть сюда.»

«Что? Значит ли это, что сейчас это место похоже на тайное туристическое направление?! Является ли Лайелл первым в списке городов, которые вы обязательно должны посетить, даже незаконными способами?!»

Это совершенно невозможно.

Лайелл был городом, переживающим свой конец. Уже на протяжении многих лет его жизнеспособность угасала по мере того, как все больше и больше домов пустели. По мнению Феодора, число жителей не увеличивалось. Знакомые пекарни закрывались одна за другой, и на смену им не приходило ничего нового. По главным улицам уже не ходили потенциальные посетителей, так что вряд ли обычный хлебный магазин, продающий пончики, будет поддерживаться свой бизнес.

Это означало, что неизвестная, безликая толпа тайно жила в этом городе, управляемом машинами.

Моя сестра тоже в этом замешана, хаа…

Он вспомнил женщину с серебряными волосами, которую встретил на днях, свою кровную старшую сестру. Она была самым настоящим Импом. Её личность была извращена, она превосходно умела лгать, она была быстра... её сильной стороной были стратегия и интриги. Но что она надеется сделать в этом ужасном месте?

«Так... что же происходит?»

«Неважно.»

Насчёт его сестры, это обязанности военной полиции - заботиться о подозрительных личностях. У Феодора не было причин обращать на них внимание. Довольно зловещее чувство терзало его, но оно не было достаточно сильным, чтобы заставить его действовать. Даже если бы ему было не всё равно, у него вряд ли бы нашлось свободное время для собственного расследования. Дело было только в том, что в городе скрывались подозрительные люди с неизвестными намерениями.

Как вскоре выяснил Феодор, так оно и было.

Глава 2. Часть 3 - Яблоко и Зефир

В последнее время из лесов на окраине Лайелла стал доноситься детский плач.

Даже если кто-то изо всех сил и старался не обращать на это внимания, плач не прекращался. Однако, даже если кто-то и ходил в лес искать, вышеупомянутых детей нигде не было видно.

«Плач довольно далеко, так что он не причиняет никакого вреда. Но не важно, как вы на это смотрите, это довольно жутко... по крайней мере, я так слышал.»

Закончив объяснения, Армадо, возглавлявший 5-ю дивизию Крылатой Гвардии, обвёл взглядом собравшихся в зале людей. «Ваше мнение?»

«Хм...» задумчиво пробормотала девушка с ярко-зелёными волосами - Тиат. «Что думаете, девочки?» спросила она.

Панибал кивнула, колыхнув своими длинными пурпурными волосами. «Судя по сложившейся ситуации, вероятность этого высока.»

«Нам нужно поторопиться и выяснить это» - добавила Лакиш с обеспокоенным выражением лица. «Хорошо, если там никого нет, но, если вдруг есть, я хочу с ним встретиться.»

«Ага!» Колон подпрыгнула от возбуждения, высоко подняв руки. «Это будет Миссия Великого Захвата!»

«...Погодите-ка.» Стоя на небольшом расстоянии от четырёх девушек, Феодор нерешительно поднял руку. «Я не могу помочь и чувствую себя лишним. Вы четверо поняли что-то из этого объяснения, чего не понял я?»

Тиат вздохнула, на её лице было написано явное раздражение. Он ждал подобной реакции; с самого начала он не ожидал от неё ни малейшего дружеского отношения. С другой стороны, Колон залившаяся безудержным смехом, и Панибал поддержавшая её, весело похлопав его по спине.

«Ой, я и забыла!»

«Извини, я считала, что ты уже как член семьи.»

Обращение этих двоих также соответствовало его ожиданиям. Лакиш тоже извинилась и с виноватым видом начала объяснять: «Видишь ли, дело в том... что в лесу может быть кто-то, принадлежащий к той же расе, что и мы.»

Это тоже было тем, чего он ожидал – или, скорее, надеялся. Из четырех странных девушек только у Лакиш были нормальные навыки общения с людьми. Она всегда прибиралась за этой троицей, и Феодор привык видеть в ней прилежного собеседника.

Теперь, что касается деталей проблемы... «той же расы?»

«Д-Да, Лепрекон.»

Он немного подумал. «Прости, я не совсем тебя понимаю. Что именно ты имеешь в виду?»

«Возможно, это родилась наша младшая сестра, так что мы хотим поскорее найти её» Это объяснение только заставило Феодора ещё больше задуматься.

…Да. Я вообще ничего не понимаю.

«Понятно, понятно... значит, так оно и есть. Хозяин комнаты, командир 5-й дивизии, до этого момента хранивший молчание, кивнул головой, покрытой панцирем. «Обычно некий маг, специализирующийся на подобных вещах, своевольно прибывает, исследует и захватывает цель. Но на этот раз всё будет на вас, девчата.»

Его взгляд остановился на девушках, которые дружно кивнули.

«Да, доверить это на вам четверым будет не плохо.» Первый офицер снова кивнул. «Решено, а вам четвёртый офицер Джессман, я поручаю проконтролировать всё это. Если будет найден новый Лепрекон, немедленно захватите его и доставьте на базу.»

Понятно, так тому и быть.

Возможно, Феодор и не понимал, что ему делать, но формально он всё ещё был начальником над четырьмя девушками. Если бы им нужно было выполнить какое-то задание, то оно было бы дано в форме приказа, через него.

«Есть.» В глубине души его уже тошнило, но он, конечно, этого не показывал. Как всегда, он спрятал свое негодование за тщательно сфабрикованным выражением лица. «Я, четвёртый офицер Феодор Джессман, приступаю к исполнению.»

Примерно через три часа Феодор сидел на пне у внешнего края леса. Упомянутый лес находился на слегка возвышенной части острова, достаточно высокой, чтобы можно было смотреть вниз на часть Лайелла. Четвёрка фей ушли в самую глухую часть леса, оставив Феодора позади, и теперь он скучающе зевал и смотрел на небо.

Описания фей в сказках часто гласили: «только чистые сердцем дети могут увидеть их.» Больше, чем просто слухи, оказалось, что это была уникальная особенность фей. Несмотря на то, что это не поддавалось никакому разумному объяснению, бесформенным Лепреконам было, по-видимому, трудно появиться рядом с кем-либо, кроме невинных детей или других фей.

«Э-эм, конечно, мы не хотели сказать, что твоё сердце испорчено или что-то в этом роде!» выпалила взволнованная Лакиш, заставив Тиат рассмеяться. «Это на всякий случай, так что, пожалуйста, не пойми нас неправильно!»

Феодор прекрасно сознавал, какая грязь таится в его сердце, и, в любом случае, не имел веской причины настаивать на участии. Он должен был следить за ними и не упускать их из поля зрения, но, учитывая все обстоятельства, это была просто формальность. И вот теперь он ждал их возвращения за пределами леса.

Сидя на том же месте, Феодор, погруженный в свои мысли, с удивлением обнаружил, что это был неплохой шанс поразмышлять. Вообще-то ему есть о чём подумать, а…

Ежедневные обязанности Крылатой Гвардии в течение трех месяцев, предшествующих решающей битве. Последствия недавнего инцидента с Кроянсом. Принимать ли какие-либо меры против растущего числа подозрительных личностей в Лайелле, но не как офицер Крылатой Гвардии, а как Феодор Джессман. И конечно, он не мог забыть проверить кондитерскую лавку на Уэст-стрит на предмет новых сезонных лакомств.

А теперь перейдем к планированию.

У Феодора Джессмана была цель.

Даже если это означало отбросить всё остальное, он должен был держаться за свою мечту. Все пять лет он посвящал этому все силы: вступил в ряды Крылатой Гвардии, играл роль образцового солдата, поднимался по карьерной лестнице.

Встреча с феями.

Хотя получение сведений о так называемом секретном оружии Крылатой Гвардии было чистой случайностью, это всё же был необходимый шаг к его цели. Это даже можно назвать удачей, значительно продвинувшей его планы к тому моменту, когда он мог перейти к следующему этапу.

Другими словами, взять под контроль это секретное оружие, а если это будет невозможно, обнаружить слабое место, чтобы снизить его эффективность.

У меня ещё есть время... но я не могу позволить себе расслабиться.

Феодор взглянул вверх, пытаясь успокоить растущее в его сердце нетерпение. Белая птица неизвестного вида пролетела над его взглядом в чистом голубом небе.

«…Есть хочется.» Слова, которые он пробормотал, слетели с его губ прежде, чем он осознал, насколько пуст был его желудок. Он порылся в карманах, но не нашел ничего подходящего, чтобы положить в рот. Обычно у него под рукой была пара леденцов, но сегодня он забыл пополнить запасы.

Затем Феодор порылся в сумке и нашел одно-единственное яблоко. «Думаю, сойдет» проворчал он; сладкая конфета сильнее бы изменила его настроение, но нищие не могут выбирать. «Радуйся, что у тебя есть хоть что-то поесть» сказал себе Феодор, доставая из кармана складной нож и начал чистить яблоко. Он более или менее привык обращаться с ножами; узкая полоска красной кожуры, свисавшая с плода, быстро удлинялась.

Рядом зашуршал куст. «Хм?» Феодор посмотрел в его сторону, думая, что это всего лишь кролик или какое-то другое маленькое лесное существо.

Маленький ребенок, у которого не было видно ни клыков, ни рогов, ни крыльев, ни чешуи, кто-то кого можно было бы назвать неотмеченным высунул личико из тени куста, пристально глядя на руки Феодора.

Он замер, когда ребенок наклонил голову. На какое-то время воцарилось странное молчание, скорее всего, ребенок боролся между осторожностью и любопытством. В конечном счете победило последнее. Куст зашуршал ещё раз, когда ребенок встал на свои короткие, пухлые ножки и убедительно направился к Феодору, не сводя глаз с яблочной кожуры, свисавшей с его рук.

Его растрепанные волосы были яркого красновато-коричневого цвета. Если судить о его возрасте, используя в качестве сравнения Импов, то ему должно быть около двух лет, хотя, конечно, у разных рас разная продолжительность жизни, и такие оценки не имеют никакого реального значения. Ребенок был голым, всё его тело подвергалось воздействию окружающей среды. Феодор ожидал, что он будет весь покрыт порезами, как это бывает от жизни в лесу, но, похоже, их не было. Он поколебался, затем быстро проверил пол. Это была девочка.

«Уваа...» глаза малышки следили за покачивающейся яблочной кожурой в его руках.

Довольно вероятно, что это её заинтересовало.

«...Здесь нет ни одного дома чтоб ребёнок мог сбежать и потеряться, верно? Что же за ужасное стечение обстоятельств...» Феодор замолчал, не поняв, к кому обращался. Естественно, никакого ответа и не последовало.

Девочка всё ещё пристально смотрела на него. Пристальный же взгляд на неё не оставлял никаких сомнений. Он задался неясным вопросом насчёт историй о том, что только чистые сердцем дети могут увидеть фей.

«Извини…» сказал он наконец «…но я тебе его не отдам. Это мой перекус.»

Девочка подняла голову и посмотрела Феодору в глаза. Она моргнула, как бы говоря «А?»

Для ребенка, ещё не научившегося рассуждать, не было большой разницы между шепотом ветра, журчанием ручья или угрюмым ворчанием человека. Интересно, что это был за странный шум – простое любопытство направило их внимание в сторону звуков.

Я действительно плохо лажу с детьми, да?

Признать подобное было трудно для потомков Импов, существ, полагавшихся на методы и опыт поверхностного уровня, чтобы сосуществовать в обществе, но Феодор должен был быть честен с самим собой.

Интересы ребенка доходили до крайности. В мире ребенка не существовало ничего, кроме того, что ему могло бы нравиться или не нравиться, и установить неутомимые умеренные отношения, удовлетворяющие обе стороны, было невозможно.

Сейчас он мог бы фальшиво улыбнуться и поднять ей настроение. Но если он это сделает, она неизбежно привяжется к нему и начнет повсюду следовать за ним. Если это случится ... он чувствовал раздражение, просто думая об этом.

«Возвращайся в лес» сказал он так холодно, как только мог. «Твои милые старшие сёстры ищут тебя. Возвращайся и дай им себя найти.»

«Уве?»

Ноль реакции. Глаза девочки вернулись к яблочной кожуре, она водила своими круглыми зрачками влево вправо, следуя за качающейся кожурой.

Лицо Феодора дёрнулось, он сдался и тяжело вздохнул. Величайшее оружие дьявольского лжеца оказывалось неэффективным против того, кто был равнодушен к словам. Что же мне теперь делать?

Ворча про себя, он продолжил чистить яблоко. По мере того как кожура становилась всё длиннее и длиннее, внимание ребенка всё больше и больше сосредотачивалось на ней.

«Я тебе его не отдам» холодно сказал он. Яблочная кожура упала на землю, когда он дочистил его. «Чёрт побери, где эти четверо вообще ищут?»

Она здесь.

Пока он продолжал тихо жаловаться, маленькая рука схватила его штанину. Маленькая девочка пыталась забраться к нему на колени. Её хватка была сильной, но нежной, и тепло её тела проникало сквозь ткань.

Её можно было бы с лёгкостью оттолкнуть, но, если бы он это сделал, ребёнок мог бы поранится. Феодор заколебался, и девочка воспользовалась случаем, чтобы забраться к нему на колени. Она радостно протянула свои короткие ручки к его яблоку.

«Эй, прекращай!» Её протянутая рука безрезультатно схватила воздух, когда Феодор отклонился назад, подняв яблоко и нож в руках к небу. «Перестань, это опасно! Перестань ёрзать и слезь с меня!»

Девушка не слушала его возражений. Она несчастно вскрикнула, схватившись одной рукой за грудь Феодора, а другой нетерпеливо потянувшись вверх. Снова и снова она не дотягивалась; снова и снова она отказывалась сдаваться, всё время хныча.

«А-а ... прекрати, чёрт возьми! Я тебе его не отдам, так что прекращай уже!» Повторил Феодор ещё раз слова, которые уже не доходили до девушки, чувствуя, что он говорит сам с собой.

«Мы вернулись.»

«Извини, что заставили тебя ждать!»

Феодор услышал за спиной холодный голос Тиат, а затем взволнованный голос Лакиш. Он медленно повернулся, с заторможенными движениями, словно ржавый механизм. Девочка потеряла равновесие, когда он двинулся, и чуть не падая с его колен, вцепилась ему в шею.

На границе леса стояли владельцы услышанных им голосов, его спутницы. И…

А?

На руках у Лакиш лежала спящая девочка, завернутая в одеяло. На вид ей было около двух лет, и волосы у неё были небесно-голубые.

«...Кажется, произошло что-то странное» только и смог сказать Феодор.

«Эта девочка ...» Тиат прищурилась. «Она... твоя?» неловко спросила она. По правде говоря, казалось, что она была смущена странной ситуацией, и решила задать смехотворно неуместный вопрос, который совершенно не касался данной проблемы.

«...Неужели я выгляжу таким старым?» Феодор ответил на её неуместный вопрос неуместным ответом. С поднятыми руками и голым малышом, висящим у него на шее, он мог только горизонтально покачать головой. Девушка подняла на него взгляд, её алые глаза блеснули, словно задавая вопрос.

***

Конечно, синеволосая девочка, которую четвёрка нашла в лесу, была недавно рожденной феей. Это означало, что красноволосая девушка, висевшая у него на шее, была такой же.

Случай одновременного рождения двух фей не был чем-то, что можно было бы считать обычным, но и не был совершенно неслыханным. Две жизни были созданы в процессе, в котором обычно рождается одна. Феодор полагал, что это схоже с другими расами, рождение близнецов.

«Рантолк и Нофт родились одновременно» сказала Тиат. «Но ты, наверное, этого не знал, да?»

Естественно. Эти имена он слышал впервые. «Когда это происходит, наверняка возникает какая-нибудь проблема, верно? Это ... история, которую вы можете услышать довольно часто, она про то, что при рождении сила одного человека разделяется между двумя и оба ребенка рождаются слабыми, или что-то в этом роде?»

«А, всё в порядке» беззаботно ответила Тиат. «Возможно, и будет такой эффект, но этого будет недостаточно, чтобы мы увидели какую-то особую разницу.»

Феодор оглянулся на Колон и Панибал, которые несли на спинах двух спящих детей. Лакиш немного отставшая от них, мягко улыбалась.

«До того, как феи рождаются, у них нет физического тела, они не едят и не спят» сказала Тиат. «Такой сон - доказательство того, что они крепко держатся за свои тела, как Лепреконы. Тебе не нужно беспокоиться о них.»

Не то чтобы я волновалась или что-то в этом роде. У меня просто был маленький – крошечный – интерес. Это всё. На самом деле меня беспокоит... кое-что другое.

«Эти двое ... они скоро станут такими же, как вы, да?»

«А?»

«Девушками-самоубийцами, размахивающими огромными мечами?»

«Аааа. Ты в этом смысле, это немного грубо.» Тиат рассмеялась, ничуть не обидевшись.

Ответа он так и не получил.

 

 

глава 2. часть 4 - Фееоо

Они не могли вечно называть их «тот ребенок» или «этот ребенок». Обе девочки нуждались в собственных именах.

Когда был поднят этот вопрос, первый офицер и четыре феи затихли. О чём они так беспокоятся? Задумался Феодор. Нечто вроде выбора имен должно быть обыденной темой для разговора. В конце концов, это просто выбор имени ни больше ни меньше. Чем легче их будет различать, тем лучше. Например, можно выбрать имя какого-нибудь известного человека или унаследовать одно из имен членов семьи.

Это навело Феодора на мысль. «Точно. Как насчет того, чтобы назвать одну из них в честь этой вашей Кутори? Может, я и не видел её, но разве она не была столь удивительной и чудесной?»

После этого висевшее молчание стало неприятным.

Как оказалось, называть фей в честь других людей было табу, а использовать имена, которые когда-то принадлежали предыдущим феям тем более. Хотя сами они не понимали почему, кажется, что девочек учили продолжать эту традицию.

Давать имена феям нужно было как можно осторожнее. «Самые старшие из фей при появлении новой должны внимательно прочитать старые записи, прежде чем приступить к выбору подходящего имени для новорожденной» сказали они, но это не так уж и строго соблюдалось, потому что это было скорее обычаем.

В данном случае они отправили срочное сообщение себе домой на 68-й парящий остров. В итоге было решено, что для этих двух детей будут выбраны временные имена, пока не будут выбраны их собственные имена, которые никогда не были бы даны реальным людям. Было бы лучше, если бы имена были одновременно небрежными и бесспорно подходящими.

Пока солдаты и феи почесывали головы и совещались друг с другом, что же делать, красноволосый ребенок с удовольствием уплетал хрустящие ломтики яблок. Колон же тем временем тыкала синеволосую девочку в её мягкие щёчки, а та извивалась и кривилась от этого.

Было решено, что красноволосая будет - Яблоко, а синеволосая - Зефир.

Нет, нет, нет, это плохо. Простые имена — это конечно хорошо, но у всего же должны быть свои пределы!

Феодор держал свои мысли при себе. «Яблоко, ты не против?»

Она улыбнулась и хихикнула в ответ на его вопрос, её лицо было липким от слюны и фруктового сока.

«А как насчет тебя, Зефир?» Другая девочка посмотрела на него и слегка наклонила голову, как бы говоря: «А?»

Если у заинтересованных сторон нет возражений, то он не имеет права больше ничего говорить. Во-первых, в его обязанности входило лишь наблюдать за Тиат и остальными. Он был всего лишь мимолетным незнакомцем для этих двух детей, и он защищал их только по долгу службы вместе с четырьмя девочками. Он не имел ни права, ни обязанности вмешиваться. Кроме того…

Феодор оставил остальное невысказанным, предпочитая не слишком вдаваться в подробности. Было бы лучше, если бы 68-й парящий остров смог поскорее ответить, и они наконец то получили бы собственные имена. Это было всё, о чём он хотел думать.

«Было бы неудобно, если бы мы не знали, как их называть» пробормотал Феодор, словно разговаривая сам с собой. Внезапно он обернулся, почувствовав на себе чей-то взгляд, и обнаружил, что Панибал наблюдает за ним с загадочной улыбкой.

«Просто совпадение» подумал он. Она не слышала его бормотания... по крайней мере, ему хотелось в это верить.

***

Здание, которое теперь использовалось в качестве штаба 5-й дивизией, первоначально было зданием государственной школы. Она была закрыта из-за административных проблем задолго до инцидента Элписа случившегося пять лет назад. В то время его планировали переделать в завод по производству дирижаблей, но этим планам помешали некоторые неудачи. Одно привело к другому, в результате чего сложилась нынешняя ситуация после того, как права на строительство были наконец переданы Крылатой Гвардии.

Другими словами, изначально это место не было задумано как военный объект.

Вероятно, именно поэтому военная и фабричная секции не совпадали и плохо соединялись. Особенно плохо дела обстояли с казармами. Одна секция могла быть переполнена комнатами, в то время как в другой их не хватало, и сами комнаты могли варьироваться от клаустрофобически крошечных до чрезмерно просторных. В целом всё здание напоминало хаотичную коробку игрушек, набитую чрезмерно активными и неряшливыми детьми.

Хотя отличный масштабом, но такой же хаотичный беспорядок был в определенной комнате, остававшейся неиспользованной все это время. Хотя комната была приличных размеров, она находилась далеко от входа в казарму и располагалась на верхнем этаже, поэтому она пустовала, собирая пыль.

Примерно месяц назад в эту комнату занесли две двухъярусные кровати, и поселили четырёх новых жильцов.

Кроме того, буквально на днях в той же комнате были установлены две маленькие кроватки. И ещё двое новых жильцов начали жить здесь.

***

«Фееоо!» Как только Феодор вошел в комнату, в него полетела маленькая красная ракета и врезалась прямо в живот.

Если отбросить элемент неожиданности, это была действительно очень эффективная таранная атака, с инерцией почти достаточной, чтобы заставить Феодора вырвать. Он согнулся пополам, искренне обрадовавшись, что не пообедал перед тем, как прийти сюда.

После первого нападения к нему, пошатываясь, подступило маленькое синеволосое существо. «Феоо» закричала она, побежав так быстро, как только могли нести её крошечные ножки, и ухватилась за его ноги. По сравнению с предыдущим пушечным выстрелом, она была очаровательна.

«Я-яблоко, ты... Эй…»

Он окликнул её по имени, намереваясь отругать, что-то вроде: «Прекрати сейчас же! Это опасно!»

Но когда она подняла на него свои огромные глаза, он совершенно забыл всё, что собирался сказать. «...столько энергии» запинаясь, закончил Феодор «…но не будешь ли ты со мной помягче?»

«Э, о!» безумно радостно ответила Яблоко, за ответом которой последовал такой же радостный крик Зефир. Возможно – нет, определенно так оно и было, ни одна из них не поняла ни слова.

Хотя они были молоды, они были будущими солдатами, которые однажды понесут на своих плечах будущее Регула Айра. В данный момент они переполнены энергией, счастьем и надеждой. В этой ситуации ему хотелось простить им их позитив. Однако за ними не так-то просто угнаться…

Феодор слабо доверял своей выносливость. Не то чтобы он был настолько слаб, но у Импов не было ни физической силы, ни выносливости. Они были существами, жившими за счёт использования других.

Несмотря на их извращенное мышление, основным недостатком Импов было их собственное тело. Даже при том, что Феодор мог использовать меч в качестве козырной карты в чрезвычайных ситуациях, он не мог настолько натренировать своё сердце, лёгкие и мышцы, чтобы сохранять энергию для чрезвычайных ситуаций. Какая неприятная история.

Думая о том, что сказать девушкам, Феодор небрежно бросил несколько слов в их сторону. «Эти двое проблемная парочка. Не смей присоединяться, Панибал.»

«...Что, так плохо, если я это сделаю?» удивлённо отозвалась Панибал, готовившаяся провести захват и расслабила своё тело.

«Хочу поинтересоваться, почему ты решила, что я тебе это позволю.»

«А-а, потому что я верила в твое доброе сердце, но увы…»

Вера. Ясно. Какое удобное слово. Он мысленно рассмеялся.

«Если не считать сердца, мое тело уже занято.» Феодор никак не мог отцепить пару девушек, всё ещё крепко хватающихся за него. Он чувствовал себя так, словно его пожирала змея.

«Разве это не нормально, когда мальчики демонстрируют свои таланты, какими бы незначительными они ни были?»

«Нет, если им приказано это делать. Нужно проявлять инициативу, чтобы гордиться этими вещами.» Феодор закончил с этим легкомысленным разговором, как вдруг что-то пришло ему в голову. «Скажи, Панибал? Неужели... ты сегодня в плохом настроении?»

«Хм? Почему ты так решил?»

«А, просто захотелось спросить, вот и всё.» Если бы он должен был объяснить причину, то это было из-за того что её обычная уверенная улыбка не соответствовала её глазам, или потому, что её тон казался необычно колким, или что-то в этом роде.

Панибал покачала головой. «Тебе потребовалось некоторое время, чтобы понять это... да, возможно, я сейчас в плохом настроении»

О, неужели?

«Видишь ли, эти двое только-только начали слушать историю, которую я им рассказывала.» Панибал подняла с пола книжку с картинками. «И как только ты вошёл ... Ну, вот и результат. Я немного ревную.»

Видя, как она надула свои маленькие губки Феодор смог почувствовать её недовольство.

«А...» Феодор мог принять такую причину. Он попробовал позвать их снова, более резко: «Яблоко, Зефир?»

Ему ответили два веселых голоса, и он внезапно почувствовал, что лучше сменить тему. «Неужели здесь только ты? А как насчет остальных троих?»

«Лакиш почувствовала себя немного плохо, и я отвела её в лазарет.»

«С ней всё будет в порядке?»

Панибал пожала плечами. «Она сказала: «Не беспокойся обо мне.»»

Не стоит беспокоиться, да ... он сомневался, насколько можно доверять этой фразе, когда она слетела с уст Лепрекона.

«Даже на наш взгляд, с её телом не произошло ничего особенно плохого» сказала Панибал. «Но на всякий случай мы положили её в лазарет, чтобы она могла немного передохнуть. Во всяком случае…»

Она быстро взглянула на Яблоко и Зефир. «Она не смогла бы отдохнуть и восстановить силы, если бы была здесь с этими двумя.»

Так как Феодор сейчас сам был довольно уставший, замечание казалось вполне убедительным. «... А как же Тиат и Колон?»

«Их вызвал первый офицер.»

«А?»

Что за дела у него только к этим двум? Их ругают за то, что они что-то сломали во время игры? Если это так, он надеялся, что не попадет под перекрестный огонь только за то, что на бумаге был их старшим офицером.

«Феоо! Фееооо!»

Пока они разговаривали, две девочки, обвившиеся вокруг Феодора, казалось, открыли для себя новую игру. Теперь они радостно хлопали его по ногам мощными ударами ладоней, совсем не сдерживаясь. Несмотря на то, что они были всего лишь маленькими детьми, это было очень больно. «Это ... так они устраивают истерики, когда проголодаются?»

«Интересно.» Панибал слегка усмехнулся. «Во всяком случае, это всё потому, что их любимая игрушка так просто попала прямо в их руки.»

«Это ты меня считаешь игрушкой!»

«Значит, ты не отрицаешь этого?..»

Он не мог, это было совершенно верно.

Нахлопавшись, дети вцепились ему в штаны и пытались залезть на ноги. Со стороны казалось, что они просто тянут ткань всё ещё игнорируя его, поэтому Феодор неохотно наклонился и обнял их обеих.

«Увааа!» Яблоко энергично замахала руками, возбудясь сильнее, чем он ожидал. Зефир же рукой схватила его за волосы, до которых она смогла дотянуться, и начала их дергать.

«АУ-вовоу! Эй! Прекратите, вы двое!»

«Разве ты не должен радоваться, что тебя так страстно любят столь юные девы?»

«Тебе не кажется, что есть предел даже для столь любящих детей?!» Закричал Феодор, показывая больше половины своих истинных чувств. «И сколько раз мне нужно это повторять? Неотмеченные детишки какого бы возраста они ни были не в моём вкусе. Эй, мои волосы! Эй, стой! Не смей меня кусать!»

Панибал ухмыльнулся. «Знаешь, женщина, очень похожая на нашу мать, однажды сказала: «чувство, что ты хочешь кого-то съесть — это высшая форма любви» Ты, без сомнения, любим.»

«Не говори о мудрости троллей, как будто это здравый смысл!»

«А? Ты знаешь о ней?»

«Впервые услышав об этом я подумал, что это ложь, но я могу принять это после того, как увидел вашу потустороннюю ... ой!» Он крутился от неподдельной боли, качающаяся на его ногах пара только хихикала при каждом повороте его тела. «Мои очки соскальзывают, соскальзывают ... они падают! Это опасно, стоп!»

Весело провести своё время было определенно хорошо для них. Даже можно сказать драгоценно.

Тем не менее, он хотел бы, чтобы в этот раз учли время, обстоятельства, пределы и умеренность.

«Как я уже сказал, это больно, оууууууууууу!»

Комната находилась на третьем этаже казармы. Она редко использовалась, так как это была угловая комната, от которой с самого начала было мало толку. Даже сейчас ряд соседних комнат были нежилыми складскими помещениями.

Другими словами, даже если там будут бесится дети или вдруг закричит Феодор, это никого не побеспокоит.

«Уши! Уши! МОИ УУУШИИИ!»

***

Можно утверждать, что это хорошо, что девушки привязались к нему, но они абсолютно отказывались слушать всё, что говорил Феодор. Они крутились, пока он пытался переодеть их, цеплялись за него, пока он пытался уложить их спать, и отказывались есть то, что им не нравилось, когда он пытался запихнуть еду им в рот.

Забота о них была специальностью Колон. Она одна была способна уклоняться от их атак с такой же разрушительной энергией, почти магически меняя их одежду и укладывая спать. Может быть, потому что их ментальный возраст был схож? Или это больше похоже на стаю животных, которые не могут ослушаться своего Альфу?

Лакиш была следующим после Колон специалистом по воспитанию детей. Она – как бы это сказать? - кажется, особенно привыкла иметь дело с чрезмерно эгоистичными детьми. Что же касается того, почему это так... этой темы лучше избегать, ради сохранения репутации её подруг.

Феодор пошел в лазарет, чтобы проверить её состояние. Лакиш, сидя на кровати, казалось, что-то писала в раскрытой тетради, лежащей на одеяле.

Он постучал в открытую дверь тыльной стороной ладони. Девушка вздрогнула и несколько смущенно посмотрела на него. «Феодор?»

«Как здоровье? Я слышал, что ты плохо себя чувствуешь.»

«Я в порядке. Я здесь только потому, что Панибал беспокоилась обо мне» Она небрежно закрыла тетрадь, отвечая ему. «По правде говоря, я буду в порядке, даже если сейчас встану. Но поскольку у меня есть такая возможность, я подумала, что могла бы провести здесь некоторое время.»

Она игриво высунула язык.

«Лакиш, ты просто преступница.»

«Да, это так.»

Почему ты так радостно киваешь?

«Как поживают Зефир и Яблоко? Хорошо ли они себя ведут?»

«Они невероятно веселы» проворчал Феодор. «Они буянили, пока не выдохлись, так что теперь они, включая Панибал дремлют. Эти трое довольно милы, если посмотреть на их спящие лица.» Лакиш фыркнула, услышав его последнюю фразу. «...Что случилось?»

«Ты сказал, их трое?»

«В этом есть что-то странное?»

«О нет, ничего странного в этом нет.»

Феодора по непонятной причине раздражал её чересчур милый, как у старшей сестры, тон. «...Кстати» продолжил он, только что кое-что вспомнив. «Я хотел спросить тебя про Яблоко и Зефир... судя по тому, что я вижу, им около двух или трех лет, верно?»

«А?»

«Они могут стоять и даже ходить, есть и немного разговаривать.» И с разбегу атаковать, цепляться, бить, тянуть, кусать. «Как ни посмотри на них, они не ведут себя как новорожденные. Как они выживали в этом лесу, пока мы их не вытащили?»

«О... я понимаю, это правда. Но. Эмм.…»

Лакиш немного поразмыслил над его вопросом. «Я думаю, это правда, что по меркам других рас им около двух лет. Но ... новорожденные для нас ... более или менее такие же, как эти дети.»

«А?»

«Ты ведь знаешь, что мы за... существа ... феи, верно? Мы рождаемся из душ детей. Вот почему мы с самого начала рождаемся детьми. Но даже в этом случае существуют некоторые различия между отдельными детьми. Во всяком случае, эти двое довольно малы для новорожденных фей.»

«Что?!»

Феодор, был шокирован и хотел закричать: «Что за чертовщина?!» но в то же время в его голове пронеслась мысль, что это имеет смысл. Если Лепреконы не обязательно рождались от родителей, то им не нужно было проходить через обычные процессы рождения с нуля.

Большое, неприятное чувство в сочетании с меньшим, неприятным чувством начали появляться в глубине его сердца. Просто имитируют жизнь. Они действительно представляют собой нечто иное. Проклятое существование, оскорбляющее саму жизнь, мазохистские мыслительные процессы девушек, казалось, становились только более точными, чем больше они ему рассказывали.

«Ну а как же тогда ваш внешний вид? Вам ведь должно быть где-то по четырнадцать, верно?»

Считалось, что их возраст на бумаге отсчитывается с момента рождения. Следовательно, если Лакиш и другие феи родились примерно трёхлетними, были ли они теперь эквивалентны 17-летним? Учитывая, что Тиат уже было 15, было ли ей на самом деле 18?

Множество рас было частью Регул Айра, и каждая со своей продолжительностью жизни и своими соответствиями. Например, особи вида Бенну могли прожить более трехсот лет, в то время как Алле жили и умирали в течение всего нескольких лет. Поэтому не было большого смысла сравнивать умственные и физические темпы роста других рас.

Тем не менее, различные расы неотмеченных, как правило, имели схожую продолжительность жизни и темпы роста. Согласно исследованиям одного ученого, легендарные Эмнетуайт, которые когда-то процветали на поверхности, как говорят, обладали подобной продолжительностью жизни. По этой причине для 18-летнего Лепрекона не было бы странным иметь примерно такое же телосложение, как у 18-летнего Импа... хотя…

«ХМ, видишь ли» неловко пробормотала Лакиш, прерывая ход мыслей Феодора. «Найграт ... тролль, присматривающая за нами... однажды сказал нам, что мы, Лепреконы, как правило, довольно медленно растем до половой зрелости. Примерно в том возрасте, в каком мы сейчас, мы становимся примерно такими же, как среднестатистические дети того же возраста расы неотмеченных... или что-то в этом роде…»

«А, понятно, понятно» кивнул Феодор, прекрасно понимая это. Он почувствовал облегчение. Хотя она говорит, что их телосложение как у 14 или 15-летних девочек, у меня всё ещё остаются некоторые вопросы. Но я не буду углубляться дальше.

Не зная, какое смятение охватило сердце Феодора, Лакиш грустно улыбнулась. «Я... хочу стать более взрослой, хотя ...»

Она закрыла рот руками, как будто её вот-вот стошнит. Из-за этих рук вырывались приглушенные рыдания, а её плечи отчаянно затряслись.

«Л-лакиш?!»

«Я... в порядке...» отрывисто ответила Лакиш. «П-пожалуйста... не беспокойся обо мне…»

«Я тебе не верю!» Крикнул Феодор, быстро проверяя её лоб и запястья. «Нет никакой лихорадки и ничего странного в твоем пульсе.…»

«К-как я уже сказала, я в порядке…»

«Ты выглядишь не очень хорошо!»

Когда он сражался с Тиат, он узнал одну вещь о Лепреконах: они были упорны, упрямо терпели далеко за пределами той точки, где это имело какой-либо смысл. Они хоронили любую боль в своем сердце, прятали любые раны и врали себе, притворяясь храбрыми.

Но их способность лгать была ужасна. Они могли обманывать себя, но не могли притворяться достаточно хорошо, чтобы обмануть кого-то вокруг себя. Более того, для Импа, для столь профессионального лжеца, как Феодор, эти попытки стали гораздо более болезненными.

Прошло достаточно времени, чтобы Лакиш успела сделать несколько неглубоких вдохов. Её сильная дрожь замедлилась и цвет вернулся к её бледному лицу.

«Тебе правда... не стоит беспокоится обо мне.»

Всё ещё склонив голову и пряча глаза за волосами, Лакиш заговорила, не глядя на него: «Прости, что напугала тебя. Это ... своего рода припадок, присущий только феям. Это не влияет на наше физическое состояние, так что мы не умрем от чего-то подобного.»

Похоже, она говорила не совсем правду. И всё же он не услышал лжи в её словах.

глава 2. часть 5 – Тиат

«Какое разочарование» подумала про себя Тиат. Каждый раз, когда она начинала двигаться дальше, всплывали воспоминания о том дне.

В тот день, когда она встретила свое поле битвы, готовая принять неизбежную смерть. Она ушла безо всякого намерения вернуться живой. Что бы ни ждало её впереди, она была готова сражаться как фея-солдат до последнего вздоха. Взамен всего лишь одной жизни феи, Крылатая Гвардия смогла бы собрать данные о Кроянсе.


Хотя это был один из 17 зверей, почти ничего не было известно о его природе. Вдобавок к тому, что он разделял бессмертие других зверей, он разрушал и ассимилировал всё, к чему прикасался, и если на него оказывалось воздействие, кинетическая энергия превращалась в собственную энергию зверя и ускоряла его ассимиляцию – и всё же Тиат намеревалась встретиться с ним лицом к лицу, чтобы найти способ сражаться даже с таким нелепым врагом.

Если бы она это сделала, если бы её смерть имела хоть какой-то смысл, тогда, даже если она и не cмогла прожить так, как хотела, её жизнь всё же имела бы ценность. Такого рода мысли наполняли голову Тиат, когда она ринулась в бой.

И всё же конфликт закончился тем, что Тиат так и не смогла умереть. Даже после того, как прошло полмесяца, она продолжала жить.

«Я сделала из себя проблему для всех вас!»

Теперь она усердно тренировалась как солдат Крылатой Гвардии, готовясь к военным операциям, которые должны были начаться через три месяца, каким-то образом находила способы наслаждаться едой в кафетерии и несмотря на трудности, с которыми приходилось сталкиваться, она ходила за сладостями в город. Время от времени в её повседневной жизни всплывали воспоминания о том дне – о нём.

Он явно был намного слабее по сравнению с феями-солдатами. Он знал, что именно жертвы Лепреконов позволяли всем остальным жить дальше. Но даже в этом случае он не позволил Тиат отбросить её жизнь. На его лице была галантная улыбка, когда он останавливал её, встав у неё на пути.…

Действительно. Она не была ни убеждена, ни удовлетворена, но, несмотря на это, её шанс умереть прошел прежде, чем она осознала это.

Четвёртый Офицер Феодор Джессман.

Потомок бесчестной расы, которая всегда лишь обманывала других да сбегала если что. Он обладал обширными знаниями, разбирался во вкусной еде, был искусен в бою хотя в целом был слаб, но будучи вежлив с другими людьми, был удивительно прямолинеен только с Тиат. В конце концов, он, возможно, и хороший человек, но, похоже, его не волнуют чувства и решения других людей. Он был довольно крут, когда выглядел так, будто старался изо всех сил, но, когда он старался изо всех сил, это доставляло ей неудобства.

Мысли о Феодоре заставили Тиат потерять самообладание, так как в ней начали перемешиваться все виды сложных эмоций. Она сосредоточилась и выразила все свои чувства о нём в двух словах.:

Феодор-подонок.

Вот почему она, Тиат Шива Игнарио, не испытывала к нему ничего, кроме ненависти.

***

«Что случилось?»

Детский голос вернул Тиат к реальности. Она огляделась вокруг - нет, было очевидно, где она находилась. Каким-то образом она оказалась в штабе 5-й дивизии. Перед ней стоял коричневый чешуйчатый зверочеловек в военной форме, натянутой на его невысокую, но удивительно широкую фигуру. Это был Армадо, служивший командиром дивизии и первым офицером, отличительной чертой которого были полузакрытые глаза, из-за которых он все время казался полусонным.

«О, ГМ... ничего» - сказала Тиат.

«…Вы не высыпаетесь?»

«Это нехорошо, Тиат!» Сказала Колон, гордо выпячивая грудь. «Если хочешь быть хорошим солдатом, то нужно быть в форме и отдаваться своей работе!»

Она, как всегда, в приподнятом настроении. Быть такой энтузиасткой — это впечатляет.

Конечно, выглядеть энергичным и быть энергичным совсем не одно и тоже. Широкая, глубокая пропасть разделяла их натуры.

«Ну, это правда, что вы вряд ли сможете найти какую-либо работу в этом мире, не будучи в форме» Первый офицер начал болтать о чём-то постороннем, потом почесал чешуйки на лбу и вернулся к очевидному предмету разговора. «Простите, что вызываю вас обоих два дня подряд. Я понимаю, что вы заняты другими делами, но уникальные ситуации, которые нельзя доверить никому другому, так и продолжают появляться»

«Нет, всё нормально, но... …»

Нельзя доверить кому-то ещё? Это меня немного беспокоит.

«Как бы то ни было, я вызвал вас сюда, чтобы поручить вам это задание» сказал первый офицер. «Я хочу, чтобы вы обе временно вышли из-под командования четвёртого офицера Джессмана и вступили в специальной отряд.»

«Хм... ладно, поняла» Тиат быстро кивнула.

«Пока вам приказано действовать только в составе этого отряда. Будут значительные ограничения в общении с другими отрядами.»

«Чт–»

«Тише, Колон!» шикнула Тиат. «...Простите, Первый Офицер.»

Поскольку были вызваны только она и Колон, она ожидала услышать что-то в этом роде. Поэтому она не слишком удивилась.

Ясно. Как я и думала, мне придется расстаться с этим парнем на некоторое время.

Она не собиралась говорить что-то вроде «Ох, это плохо» или «кажется, будет одиноко». Тем не менее, не кажется, что дела в подразделении будут такими уж интересными, или что-то в этом роде. Даже это легкое признание взбесило её. «Какое облегчение» или «да, так тебе и надо!» были бы лучшими вариантами. Да, остановимся на этом.

«Но это нормально для нас?» Спросила Тиат. «Мы неотмеченные, и к тому же феи солдаты. Без этого идио... четвертого офицер Феодор, я не знаю, сможем ли мы нормально функционировать как солдаты под командованием другого командира. Честно говоря, я не уверена, что мы сможем.»

Неотмеченные, обычно вызывали отвращение у широкой публики, особенно у зверолюдей. Хотя тоже можно сказать и про 5-ю дивизию, считавшуюся довольно разнообразным сборищем всяких социальных изгоев, но Лепреконы всё ещё оставались главным источником напряженности.

Кроме того, Лепреконы были своего рода секретным оружием. Информация о них обычно держалась в секрете, поэтому мало кто знал правду: они были нестабильными формами жизни, переполненными неистовой силой Венона, и при соблюдении необходимых условий могли взорваться.

Если кто-нибудь когда-нибудь узнает о них, они, вероятно, начнут бояться и ненавидеть их. Это имело смысл. Кто вообще захочет работать рядом с бомбой замедленного действия?

Не говоря уже о том, что они были эквивалентными солдатами. Пройти обучение - это одно, но обрести дух товарищества - совсем другое. Мы можем ограничивать других, просто находясь в одной команде – в голову лезли все виды неприятных мыслей.

«Это не проблема. Офицер, отвечающий за миссию, специально попросил именно вас двоих.»

«А?» Тиат наклонила голову.

«А?» Почему-то глаза Колон блеснули.

«Детали миссии, кхе ...» Армадо прочистил горло. «Дело вот в чём. Подозрительные личности завезли в город незаконное оружие, поэтому его необходимо изъять, прежде чем оно будет использовано. Это всё.»

«Ясно...» его объяснение прозвучало слабо, поэтому Тиат оставалось только вяло ответить. Потребовалось совсем немного времени, чтобы понять, что что-то не так. «За это же отвечает военная полиция, а не мы, разве нет?»

«Конечно, военная полиция примет меры» кивнул первый офицер. «Подозреваю, они уже начали преследовать тех, кто, по их мнению, стоит за подозрительной деятельностью»

«Значит ... мы не должны показываться?»

«Я прошу прощения за плохие новости, но нет. Полиция не может быть замечена в принятии мер против этого незаконного оружия.»

«Я не совсем понимаю ...» Тиат почесала в затылке. «Если вы занимаетесь контрабандой нелегального оружия, очевидно, что это незаконно. Что плохого в том, что полиция пресекает преступные действия? Почему они должны идти какими-то окольными путями не вызывая подозрений, чтобы не плясать под дудку цели их операции?»

Колон стоящая рядом с Тиат, всё ещё ломая голову, скрестила руки на груди. «...Секретное оружие?»

«Наилучшее предположение.» Первый офицер кивнул. «Ты попала в самую точку»

Тиат в ужасе посмотрела на них обоих. «Погоди, ты что-то поняла из того, что он сказал?»

Другая девушка кивнула со странно серьезным выражением на лице. «Назвать это незаконным оружием было бы преуменьшением. Можем ли мы считать, что это... отличается от обычных вещей, которыми запрещено владеть и использовать и тому подобное?»

Тиат взглянула на лицо первого офицера. По чешуе Армадо было трудно понять выражение его лица, но судя по тому, как он молча слушал Колон, не перебивая её, означало что то что она говорила до сих пор, было, вероятно, правильным.

«Хорошо...» продолжила Колон. «Я думаю, что эти штуки очень опасны, даже больше, чем обычное незаконное оружие. Настолько сверхопасны, что нельзя даже сказать существуют ли они вообще. Вот почему копы ничего не могут сделать, и почему вы хотите отправить нас, верно?»

«А...» пробормотала Тиат, начиная понимать. Так вот оно что…

Конечно, военная полиция не годится для того, чтобы выслеживать то, что должно оставаться в тайне. Они слишком выделялись и были известны своей строгостью, но их эффективность сопровождалась непреклонностью, которая означала, что они не могли быть вовлечены в конфиденциальные операции. В таких случаях, вместо того чтобы полагаться на военную полицию, лучшим вариантом было собрать небольшую команду людей, способных действовать гибко в чрезвычайных ситуациях.

«Ясно, ясно. Другими словами, именно здесь мы вступаем в игру.»

С этой точки зрения, это имело смысл. Если бы она была одна, то ничего бы не поняла.

Я никогда не умела читать между строк ... изо всех сил сдерживающая желание вздохнуть Тиат просто стояла там, где стояла. Так всегда, даже после всего, что я узнала. Я могу думать логически, но я всё ещё не могу понять истинный смысл того, что говорят другие люди. Я безнадёжна.…

Она постоянно боролась за то, чтобы стать взрослой феей-солдатом – достойной взрослой – и всё же, в конце концов, это было всё, на что она была способна. Спина Кутори, которой она так восхищалась, оставалась недосягаемой. Она сомневалась, что когда-нибудь сможет догнать её.

И это ещё не всё. Младшие девочки - Панибал, Лакиш, Колон - все достигли уровня Тиат, а затем превзошли её, и расстояние между ними росло с каждым днем.

Пока она думала об этом, в её поле зрения всплыла высокомерная ухмылка Феодора, появившаяся полмесяца назад. Она фыркнула. Ах, довольно! От одной мысли о нём меня тошнит!

Из коридора донесся необычный грохочущий звук, похожий на стук вращающихся колес, он приближался, пока не остановился прямо перед дверью. Раздался стук в дверь, сопровождаемый скучающим голосом: «привели посетителя.»

Тиат показалось, что она узнала его. Его звали ... рядовой Накс Серзел? Он служил – в своих непринуждённых манерах - как член Соколиного Отряда Защиты.

«Войдите» кивнул первый офицер. Грохот проник в комнату.

«А?..»

«Оо?..»

Тиат и Колон были ошеломлены увиденным. Первый офицер же положил сигарету в пепельницу, а затем заговорил странно небрежным тоном. «А, давненько не виделись. Извини, что вызвал тебя сюда. Ты, должно быть, устала после долгого путешествия.»

Лязгающий звук исходил от инвалидного кресла, которое в данный момент толкал Накс. В нём был человек, с которым разговаривал первый офицер: девушка, которой на вид было около 20 лет. У неё были светло-золотистые волосы, словно трава, выцветшая на солнце. Её глаза были под стать светлым волосам. Она выглядела так, будто могла разбиться на мелкие осколки, если бы вы прикоснулись к ней, и казалось, словно она могла исчезнуть в любую секунду.

Девушка подняла одну из своих маленьких рук, слабо помахала и сказала: «Хей старик! Сколько же времени прошло с нашей последней встречи! Два года и правда пролетели незаметно! Как делишки?»

На её лице была широкая улыбка, а голос был полон энергии.

«И вы двое тоже, Тиат, Колон! Вы обе хорошо выглядите, как и всегда! Один только вид ваших очаровательных маленьких лиц стоит всех тех скрипучих, шатких дирижаблей, на которых я летела, чтобы добраться сюда!»

«Ай...» Тиат пыталась понять, что же она видит. «Ай…»

Жизнерадостная девушка поднесла руку к уху. «Ай..?»

«Ай ... сея...?»

«Да-да, это я!» хмыкнула Айсея, словно наслаждаясь своим ребячеством. «Я всеобщая любимица, Айсея Майз Вальгалис!»

Айсея Майз Вальгалис. Сейчас она была самой старшей феей-солдатом, старше всех. Доведя свое тело до грани смерти из-за чрезмерного использования Венона в ходе многих сражений, она в конце концов оказалась неспособной сражаться из-за событий инцидента Элписа.

Айсея была удивительно хорошо осведомлена обо всех вещах, обладала озорной натурой и быстрым умом, и получала слишком много удовольствия от подшучивания над своими младшими на складе. По мнению Тиат, старшая фея была довольно неприятной фигурой. Поскольку она была на пенсии, то обычно проводила время за чтением или заботой о детях – по крайней мере, так должно было быть.

«ГМ, Первый Офицер, что именно происходит?» тихо спросила Тиат.

«Как я уже сказал, вас двоих выбрал офицер, командующий миссией. А вот и она.»

«Командующий?» Она ответила на его слова вопросом.

«Командующий.» Глубоко кивнул он. «Ну, во всяком случае, похоже, мне не придется утруждать себя представлениями. Ей были даны все полномочия для этого задания, и в качестве временной меры она также получила полномочия эквивалентного второго офицера. Отныне вы трое будете выполнять её приказы.»

Вопрос о том, кто был третьим человеком, промелькнул в голове Тиат, прежде чем Накс вздохнул. «Полагаю, я тоже участвую в этом, да?»

«Да, всё так, Накс Серзел. По причинам, которые ускользают от моего понимания, Айсея запросила именно вас.»

«Хм...» взгляд Сокола упал на Айсею. «Вы не только привлекательны, у вас ещё и глаз намётан. Я польщён тем, что вы считаете меня равным стольким другим великим и умелым воинам. Но…»

Его следующий вопрос прозвучал без малейшего намека на искренность, сопровождаемый такой тонкой улыбкой, что её словно нарисовали карандашом. «Простите за мой вопрос, но почему вы выбрали именно меня?»

«А, это.» Айсея усмехнулся. «Нья-ха-ха... ты правда хочешь, чтобы я проболталась здесь и сейчас?»

«Вам нужно более подходящее место, чтобы рассказать мне?»

«Ну, давай посмотрим» пробормотала она себе под нос, приложив палец к подбородку. «Что придет на ум, если я упомяну о бездонном ведре Орланди?»

Поверхностная улыбка Накса стала напряжённой.

«О, о, знаю! Что насчет меланхоличного стеклянного окна принца Тин Парка? Вы когда-нибудь слышали об этом?»

«Ааак!» Улыбка Накса мгновенно исчезла. «Я понял, хорошо?! Я понял! В глубине души я знаю, почему ты выбрала меня! Пожалуйста, не говори больше, я тебя умоляю!»

«Без проблем» присвистнула Айсея и закинула руки за голову, её сверкающие глаза резко контрастировали с мертвенно-бледным выражением лица Накса. «Избавь меня от необходимости говорить обо всем остальном.»

«МММ...» первый офицер спокойно посмотрел на Накса. «Эта история с ведром кажется довольно интересной... не могли бы вы поделиться ею со мной?»

«Видите ли, в течение отчетного периода торговой компании «Орланди» четыре года назад этот парень... –»

«ЭК!» Больше не сдерживаясь, Накс закрыл ладонями рот Айсеи. «Н...ничего особенного, правда! Просто скучная история! Первый офицер, почему бы нам не продолжить с того места, где мы остановились? О том как ухватится нашими руками за надежду на наше сияющее будущее?!»

«Мммм…»

«Хм. Раз ты так говоришь, то, наверное, так оно и есть. Первый офицер достал сигарету, прикурил, глубоко затянулся и выдохнул. «Постарайся проявлять некоторую сдержанность с этими твоими побочными заданиями. Если будешь слишком сильно высовывать свою шею, я буду вынужден перерубить её.»

«Неужели вы думаете, что я этого не знаю?!» со слезами на глазах сдавленным голосом закричал Накс, в то время как Айсея радостно захихикала.

Армадо покачал головой. «Боже мой!…»

Тиат, наблюдавшая за происходящим, могла только вздохнуть. Она не совсем понимала, что происходит, но поняла, что она, Колон и рядовой Накс будут работать под руководством Айсеи, чтобы сделать... что-то.

Она взглянула на Колон и увидела, что та наслаждается ситуацией, разворачивающейся перед ней. Колон всегда была веселой девушкой, но осознавала ли она, что происходит — это уже другая история.

«А?» Айсея повернулась к ней, всё ещё улыбаясь. «Почему у тебя такое тоскливое лицо, Тиат?»

Тиат не могла понять, означает ли двусмысленная улыбка девушки, что та знает, о чём она думает, или нет. Хотя они обе вели свою повседневную жизнь с улыбками, намерения Айсеи всегда сильно отличались от намерений Колон. Выражение лица старшей было маской, которую она носила, чтобы скрыть свои истинные чувства.

Она не изменилась.

Тиат нервничала рядом с Айсеей. Она знала, что та не была плохим человеком и что она была по-своему внимательна к своим младшим. И всё же Тиат не могла по-настоящему открыться ей, скорее, следует сказать, что сама Айсея производила впечатление человека, который закрылся от других.

Тем не менее, она была тем, кем была.

«Ладно, хватит об этом. Идите сюда, вы обе.» Айсея поманила пальцем, подзывая к себе Тиат и Колон. Как только они подошли ближе, она взмахнула руками, чтобы они наклонились, а затем нежно обняла их.

«...Действительно, интересно, чем же я занимаюсь» прошептала она дрожащим голосом. «Но всё же, видя, что вы все в безопасности ... я так рада…»

«Да» Тиат и Колон переглянулись, а затем в ответ обняли Айсею. «Мы так рады, что ты такая же живая»

Она тихо рассмеялась. «Похоже, это мое единственное искупительное качество в последнее время.»

«Это самое главное.»

«Так и есть, да? Это точно, мне очень повезло!»

Тиат не знала, кого обнимала сильнее: Колон, Айсею или саму себя. Я никогда не была хороша в общении с ней... и снова Тиат вспомнила, как хорошо Айсея умела выводить её из душевного равновесия. Она такая хитрая, всегда дразнит других, но никогда ничего не раскрывает. Только в такие моменты она показывает нам, что чувствует на самом деле. Так дорожить нами, когда мы так же дорожим ею ... трудно продолжать вести себя жестко ... блин. Так балуешь нас... мы словно снова дети…

Тиат всхлипнула и тут же затаила дыхание, отчаянно пытаясь сдержать слёзы.

***

Покинув штаб, группа прошла по коридору – вернее, это сделали две действующие в данный момент феи солдата, в то время как Накс следовал за ними, толкая инвалидное кресло Айсеи.

«Извините за спешку, но нам нужно выдвигаться прямо сейчас» сказала Айсея без лишних разъяснении. «Нельзя терять времени, к тому же у врага, где угодно могут быть глаза и уши.»

Это имеет смысл. Услышав, как Айсея говорит таким серьезным тоном, этот сценарий казался очень правдоподобным.

«Ох...» простонала Колон. «А нельзя ли повидаться с Лакиш и остальными?»

«Нет, извини.»

«Хм!» Розововолосая фея раздраженно скрестила руки на груди, но больше не ничего не говорила. В конце концов, Айсея точно, больше, чем кто-либо другой, хотела встретиться с этими двумя. Но когда такие приказы исходили от неё, было бы верхом безрассудства не подчиниться им.

Накс поднял руку. «Как насчет того, чтобы вернуться в наши комнаты и переодеться?»

«Тоже отклонено. Мы уже позаботились о том, чтобы всё необходимое было доставлено туда, куда мы направляемся, так что не нужно беспокоиться.»

«Ну, если ты так говоришь ...» разочарованно опустил плечи Сокол.

Согласно тому, что сказала им Айсея, они отправятся прямиком в портовый район, а там сделают вид, что покидают 38-й остров, чтобы скрыть свою настоящую цель: проникновение в Лайелл. Как бы отсутствовать, но на деле присутствовать в городе, их миссия будет продолжаться, не вызывая подозрений вражеской организации... по крайней мере, так было задумано.

Ясно. Это значит, что мы не можем позволить себе быть беспечными.

Вот и всё, что нужно было сделать. Не было причин отказываться. Тиат не могла быть такой же упрямой, как они.

«Ты слышала что-нибудь от первого офицера, Айсея?» спросила она. «Насчет Яблока и Зефир?»

«Ах...» Айсея опустила голову, и на её лице появилось несколько одинокое выражение. «Новенькие? Да, я слышала. Если бы у нас было время, я бы с удовольствием заглянула к ним посмотреть на их лица.»

«Они поразительно распущенные, нахальные дети.»

Одиночество оставалось, даже когда она усмехнулась, и улыбка растянулась по её лицу. «Интересно, почему ты всегда воспитываешь.»

Ох. Тиат было досадно, что она не может этого отрицать.

«Тиат всё время их ругает!» поддержала Колон. «Вот почему они убегают от неё!»

«Э-эй! Кто-то же должен сказать им, что и как делать, иначе они никогда ничему не научатся!» вскрикнула Тиат. «Лакиш слишком добра, Панибал слишком занята тем, что учит их странным вещам, а ты просто играешь с ними!»

«Это обязанность детей - играть, разве нет?»

«Почему ты так беспечна?!» Тиат повернулась к старшей фее, а Колон разразилась победным смехом. «Тебе следовало бы вести себя серьезнее!»

«В любом случае, эти имена нелепы» сказала, как отрезала Айсея. «Кто вообще их придумал?»

Тиат резко замолчала, не осмеливаясь ответить. Если бы она узнала, что это было единогласное решение, не считая Феодора, она бы точно начала смеяться надо мной.

«Ах да, касаясь темы новеньких, то Маша видела сон.»

Неловкая улыбка на лице Тиат тут же застыла.

Маша, так зовут юную фею на складе. Ей было всего 12 лет.

Конечно, сон, о котором упомянула Айсея, не был обычным сном. Это был своеобразный и неповторимый сон, истинная природа которого мгновенно узнавалась каждым, кто его переживал.

Говорят, что все Лепреконы произошли от душ умерших с сохранившейся волей. Сон является доказательством того, что они начали пробуждаться к давно забытым прошлым воспоминаниям или мыслям. Этот сон олицетворяет переход от ребенка к взрослому и даёт право стать феей солдатом. Любая фея, у которой был сон, отправлялась в специальное учреждение на 11-м парящем острове, где завершала процесс превращения в фею.

«Как Алмита?» Спросила Тиат. Она была еще одной младшей сестрой Тиат на складе, из того же поколения, что и Маша. Ей приснился сон в прошлом году.

«Насколько я знаю, у неё всё отлично. Лекарство, которое она принимает, очень эффективно.» Айсея слабо улыбнулась. «Хоть это лишь временно, но теперь и Маша тоже должна его принимать. Пока всё в порядке, но наши запасы могут закончится»

Тиат нахмурилась. «Что касается людей, на которых мы можем положиться ... адмирал, верно? Что он говорит?»

«А, ну, похоже, большие шишки всё ещё каждый день спорят друг с другом» проворчала Айсея. «Если подумать об этом позитивно, то мы находимся в том же положении, что и всегда. С более пессимистической точки зрения, никакого прогресса не было вообще. Боже, исчезновение Великого Мудреца, так подействовало на всех.»

Значит, это всё-таки так.

Тиат молча вздохнула. Она знала, что это проблема, которую время не решит, и что простое ожидание только усугубит ситуацию. У неё не было никаких ожиданий, и поэтому она не была разочарована. Она не чувствовала отчаяния.

Но она всё ещё чувствовала беспокойство. Время не исправит их положение. Единственные, кто могли это исправить, были они сами. Если они смогут показать, что феи всё ещё ценны как оружие, тогда детям на складе будет позволено продолжать жить. Вот почему…

«Эй, Тиат.»

Колон окликнула её тихим и спокойным голосом. «Не волнуйся ты так. Кроме остальных, я всё ещё не простила тебя за прошлый месяц.»

«Да, знаю я. Знаю.»

Колон так говорила, только когда была серьезна. Поэтому Тиат, не оборачиваясь, ответила монотонным голосом.

Когда младшие феи видели этот сон, это означало, что они приближались к совершеннолетию.

Однако быть феей — значит быть принципиально нестабильным существом. Феи были природными явлениями, которые, появившись на свет, принимали форму детей - результат их происхождения как души ребенка, который осознал, что умер (кстати, причина, по которой рождаются только девочки-феи, вероятно, также связана с этим фактом).

Корнем их существования было их детское тело, которое никогда не могло развиться во взрослое, поэтому с того момента, как они увидели сон, они превращались в ходячее противоречие. Противоречие в конце концов убивает фею; если что-то, что могло существовать только как ребенок, переставало быть ребенком, тогда не осталось ничего.

Но здесь была лазейка. Так называемые «взрослые феи-солдаты» были одними из тех, кто был модифицирован для использования в качестве оружия. Наиболее важные детали модификации включали подавление основного источника Венона, чтобы предотвратить случайную потерю контроля и подготовить организм к продлению срока службы как можно больше.

И всё же оставалась очевидная истина. Не пройдя через этот процесс, феи никогда не доживут даже до подросткового возраста.

«Крылатой Гвардии наши старшие нужны были лишь для победы над Тэймерами, а мы обеспечили себе безопасность, победив Вил ...» Тиат перевела дыхание «... первого зверя. Но теперь ни первый, ни шестой зверь больше не нападут на Регул Айр. Если Алмита и остальные на складе хотят продолжать жить, им понадобится новый враг и доказательства того, что феи солдаты могут быть эффективны в победе над этим новым врагом.»

Тиат понизила голос, чтобы Колон не услышала, что она скажет дальше. «Если бы Кутори была здесь ... она бы нашла способ.»

Я хотела быть похожей на неё.

Сильной, храброй, ослепительной. Если бы Кутори была здесь, то никогда бы не возникло проблем, которые невозможно решить. Она бы смела всё, что посмело бы встать на пути будущего склада фей.

Но сейчас всё было не так.

Тиат Шива Игнарио не могла стать Кутори Нота Сеньорис. Погоня за этой спиной, в конечном счёте, закончилась неудачей.

«Ты просто используешь имя старшей феи, которую так превозносишь, чтобы устроить себе драматическое самоубийство»

Кто-то однажды сказал ей эти слова.

Я ненавижу его.

Наверное, он прав. Я лишь копирую то, что делала Кутори. Он просто насквозь видел мою лень.

Хотя он ничего не знает, ничего не понимает, ничего не может сделать.

Быть так хорошо прочитанным кем-то вроде него было удручающе жалко.

«Я действительно ненавижу этого парня» пробормотала Тиат, словно пытаясь напомнить себе об этом.

глава 3. часть 1 - Специальная миссия

Обзор был ограничен.

Не поворачивая голову из стороны в сторону, можно было бы совершенно не замечать окружения.

Тиат как-то сказала, что маски показались ей очень интересными, но после того, как она надела одну из них, всё, что она могла сказать - это то, что они крайне неудобны. Возможно, из-за того, что она выбрала маску с придающем большее значение внешнему виду дизайном, глазные и носовые отверстия маски были просто крошечными. Из-за неё было трудно что-либо разглядеть, и она могла делать лишь маленькие, сдавленные вдохи через нос. Короче говоря, это было довольно неудобно.

Идя по тропинке, соединяющей улицу Низ-Оокама и извилистую Белл-Хук-Авеню, раздраженная Тиат ворчала, идя рядом с Наксом:

«А мы не можем снять эти штуки?»

«Они нужны для маскировки, так что смирись с этим» ответил Сокол. «Это как раз подходит чтобы спрятать наши лица, пока мы тут расхаживаем, оставаясь совершенно незаметными. Идеально подходит для секретной миссии» Его приглушенное бормотание звучало так же раздраженно, как и у Тиат. «Как бы то ни было, шансы побывать на подобном фестивале, как этот, очень малы, так что просто расслабься и наслаждайся этим, хорошо?»

«Кто-то вроде тебя может быть достаточно спокойным, чтобы веселиться в такое время, но …»

Тиат пожала плечами, поправляя пальто, чтобы оно лучше сидело на её плечах. Как и маска, пальто было неудобным предметом одежды. Поскольку оно было предназначено для искажения её формы тела, оно плохо сидело на ней, особенно в плечах. И из-за толщины оно было слишком тяжелым и жарким.

Вдалеке прозвенел колокол, возвещая о позднем часе.

Во время фестиваля памяти уличные фонари Лайелла были настроены так, чтобы излучать бледно-фиолетовый свет; этот цвет, как говорят, символизировал разрыв между жизнью и смертью. Казалось, что цвета сумерек были по всему Лайеллу, создавая потустороннюю атмосферу – иллюзию со страниц сказки.

Они прошли мимо множества людей на улице, и каждый был одет в белую маску и простое пальто, их лица и расы были неизвестны.

«Эй, Тиат» послышался скучающий голос Накса.

«Чего?» Ответила Тиат, не отрывая взгляда от своих ног.

«Эта Айсея, сколько ей лет?»

«...На четыре года старше меня, значит, девятнадцать. Я думаю.»

«Девятнадцать.» Сокол некоторое время молчал, обдумывая её ответ. Тиат даже показалось, что он задумчиво нахмурился. «Девятнадцать, а…»

«Удивлен? А ты думал, что она старше?»

«Мм... ну, что-то вроде этого, полагаю. Этот возраст просто не кажется мне правильным.»

Странно, но Тиат чувствовала то же самое, что и он, хотя причину этого было трудно определить. Она и сама раньше думала, что трудно смириться с тем, что разница в жизненном опыте между ними составляет всего четыре года.

«Это наверное из-за того далекого взгляда в её глазах» неуверенно произнесла она. «Говоря о ней я сомневаюсь, что то тревожное чувство ушло бы, независимо от того, была она молода или стара.»

«Нет, не совсем так» Накс почесал щеку. «У неё есть что - то вроде ... очарования вдовы, не думаешь?»

Из-под маски Тиат вырвался поток воздуха. «В-Вдовы?!» пролепетала она.

«Э-э, это не то, что следует говорить в присутствии её семьи, разве нет? Извинись.»

«Э-э-э, подожди, нет, я не это…»

Что же мне делать? Почему-то она была с ним согласна. За последние несколько лет Айсея Майз Вальгалис начала излучать таинственную ауру, рожденную из какого-то уникального состояния или чего-то ещё. Предложение Накса казалось каким-то образом подходящим – очень подходящим.

«Мистер Серзел»

«О, пожалуйста, не надо» прервал он ее. «С Наксом всё в порядке, хорошо? Особенно рядом с такими милыми девушками!»

«Ну да. Ты поди всем это говоришь, нет?»

«Да, в конце концов. В этом мире трудно найти девушек, которые не были бы симпатичными.»

«Конечно. Да так ли это?»

Эти слова, возможно, и достойны похвалы, но любой, с кем он мог бы поделиться ими, не проявил бы интереса к тому, что он сказал, и не нашел бы никаких причин для дальнейшего общения с ним.

...На мгновение в памяти всплыл образ отца, дарящего свою любовь всем своим «дочерям». Он исчез так же быстро, как и появился.

«Мистер Серзел, вы ведь знаете о Лепреконах?»

«А... да, пожалуй так. Вроде как получил общую информацию.»

Странно двусмысленный ответ.

В Крылатой Гвардии лишь немногие избранные знали о Лепреконах и их стратегическом назначении. И для этой операции рядовой первого класса Накс Серзел мог стать одним из них. Ей было немного жаль, что его втянули в это дело. Конечно, ему было бы лучше не знать о такой печальной истории.

«Значит, ты всё знаешь, да? Вся наша раса - женщины. Не думай о том, что она вдова, такие вещи, как брак и любовь, для нас принципиально бессмысленны.»

«В принципе, да.» Она не была уверена, принимает ли он её позицию или просто соглашается с её словами. «С другой стороны, если бы появилось исключение, это означало бы, что правило не высечено на камне. И если это не жесткое правило, то не стоит так сильно беспокоиться об этом.»

«Я слышу здесь довольно экстремальную логику» ответила Тиат, наполовину изумленная, наполовину восхищенная. «Но если ты собираешься соблазнить Айсею или что-то в этом роде, то это не сработает, если ты хотя бы не приложишь к этому усилий. Ты столкнёшься с некоторыми очень страшными воспоминаниями.»

«...Погоди, так она всё-таки вдова?»

Она беззаботно пожала плечами. «Вот уж не знаю»

***

Комната была прямоугольной и узкой.

На одной из стен виднелась дверь, ведущая в коридор. На противоположной стороне было большое окно с металлическими ставнями, висевшими немного свободно на раме, на них виднелись следы ржавчины. В самой комнате стояли три кровати, которые служили уже много лет, все они стояли рядом друг с другом и сопровождались одной единственной тумбочкой. Несмотря на то, что вся мебель была устаревшей, простыни и одинокий цветок в вазе на ночном столике сияли чем-то совершенно новым.

Номер находился в пределах отеля, который, в свою очередь, находился в пределах городской черты. Это была одна из назначенных баз для их нынешней миссии. Ни в коем случае нельзя было считать это высшим классом, но никто из жильцов не счёл бы нужным жаловаться на это.

«Мы вернулись.»

«Оо, с возвращением!»

Войдя в комнату, Тиат передала Колон бумажный пакет, который держала в руках, затем сняла маску и пальто и швырнула их на кровать. «Торговая миссия благополучно завершена.»

«Приветик, с возвращением!» Айсея присоединила свой голос к голосу Колон.

«В городе не было ничего странного» доложил Накс. Он почесал затылок. «Ну, это не совсем верно, но время сейчас такое, что всё подозрительно.»

Все трое, слушавшие Накса, кивнули. Айсея, сидевшая на одной из кроватей, повернулась к нему. «Кстати, эта комната защищена от контрразведки?»

«Думаете секретные базы нашей дивизии в этом городе недостаточно надежны?» Накс пожал плечами. «В комнаты выше, ниже, вокруг нас не пройдёт ни единого звука. Коридор прямой без каких-либо изгибов и поворотов. Вид из окна тоже чист.»

Словно следуя за его словами, Тиат проверила пол, потолок, дверь и окно. Она поняла, что всё было именно так, как он и сказал. Было бы трудно снаружи услышать разговоры из комнаты.

«Если только мы не настолько глупы, чтобы позволить кому-то болтаться у окна и читать по губам, нам не о чем будет беспокоиться.»

Да, мы не можем допустить такую возможность. Немного зауважав его внутри, Тиат задернула шторы.

«Накс, Накс, ты так много знаешь!» Восхищенно сказала Колон, пока проверяла жесткость кровати. «Ты прямо как целый разведывательный отдел!»

«Разведывательный отдел...» неловко рассмеялся Накс. «Ну, в каком-то смысле я, наверное, похож на одного из них, но ... как бы это сказать... я просто знаю кое-что о том, как эти парни склонны думать…»

«Не позволяй этому парню обмануть тебя» сухо сказала Айсея. «Он первоклассный шпион, у которого довольно неприятный талант выуживать информацию. Вы знали, что в прошлом месяце он начал из разных источников вынюхивать информацию о нашем складе? Это было весьма впечатляюще.»

«...Я не припомню, чтобы использовал настолько простую для отслеживания технику расследования.»

«Вот почему я сказала, что это было впечатляюще. Просто мы были подготовлены, а ты выбрал неподходящее время, чтобы покопать, и практически выдал себя.»

Накс разочаровано цокнул языком. «Ты хочешь сказать, что с самого начала всё это было приманкой, которую ты подстроила, и твои люди просто лежали в засаде и ждали, пока кто-нибудь не придет и не клюнет на неё?»

«Молодец, парень.» Айсея кивнула головой. «Однако мы вовсе не рассчитывали поймать его, тем более так просто, как это было сделано. Это на мгновение ввело нас в недоумение»

«Тогда я приму это как утешительный приз.»

Между ними завязался совершенно бессмысленный разговор. Накс украдкой взглянул на Тиат, которая смотрела на них, склонив голову в недоумении, а затем тихо вздохнул. «В любом случае, это хорошее место. Давайте перейдем к делу. Что мы будем делать дальше?»

«Да, верно. Мы не можем просто расслабляться здесь.» Айсея выпрямилась и прочистила горло. Тиат инстинктивно последовала её примеру. «Оставим вопросы на потом, сначала посмотрим, как обстоят дела. Прямо сейчас в Лайелл завезли по меньшей мере трех зверей.»

*Тишина*

«Что?»

То, что они только что услышали, было совершенно за пределами обычного понимания.

Звери. Другими словами, Семнадцать Зверей. Существа, которые приносили разрушение и смерть всякий раз, когда они появлялись; воплощения разрушений, бросавшие вызов общей логике. Те, что разрушили поверхность и даже сейчас были её правителями. Как правило, они не могли подняться в небо, и именно поэтому Регул Айр продолжал существовать.

Не было никакого способа контролировать их. По крайней мере, это будет не настолько просто, как положить их в чемодан и принести с собой.

«Я просмотрела записи за последний месяц» продолжила Айсея. «Кроянс был частью чьего-то заговора, верно? И это забрало с собой абсурдно большой дирижабль, не говоря уже о половине портового района.»

«А... да. Верно.» Тиат кивнула.

«Это значит, что кто-то доставил Кроянса на этот остров - нет, точнее, на дирижабль Крылатой Гвардии и выпустил его внутри.»

Именно это и произошло. И, честно говоря, это должно было быть невозможно.

Кроянс ассимилировал всё, к чему прикасался, и бесконечно рос. Пронести его вручную, положив его в сумку и перевезти на дирижабле - всё это было невозможным. Все это должно было быть поглощено зверем. Если бы он не был поражен каким-либо ударом, скорость ассимиляции не была бы такой быстрой, поэтому транспортировка его в этот небольшой промежуток времени могла бы быть возможной... но это было за пределами здравого смысла.

«Кроме того, мы не должны забывать о том, что случилось пять лет назад, когда этот ...» Айсея ткнула большим пальцем через плечо в сторону расплывчатого силуэта 39-го парящего острова вдалеке «остров был поглощён Кроянсом, доставленным на него торговой Федерацией Элпис. Вы ведь понимаете, что это значит? К этому моменту уже было установлено существование способа поднять его с поверхности.»

«О…»

Действительно. Так и есть.

«Это называется пузырёк бусина» сказала Айсея. «Полый шар из специального стекла, способный вместить одиннадцатого зверя.»

«Стекла?.. Но в таком случае разве ассимиляция не поглотит стекло… постойте…»

Вспышка осознания потрясла её. Тиат несколько раз моргнула, отчаянно ломая голову. «...П-подожди ... нет. Ни за что. Неужели всё так просто? Это действительно работает?»

«Это действительно работает.» Старшая фея мрачно улыбнулась. «Если отбросить саму идею, то тот факт, что они сделали это, заставляет вас задуматься о том, насколько удивительными должны были быть эти техники Элписа, верно?»

«Заслуживает ли это того, чтобы его называли «удивительным» - вот в чем вопрос…»

Это было нечто такое, о чём не следовало думать, о чём не следовало теоретизировать, и чего не следовало даже пытаться сделать. От начала и до конца - череда табу.

«А что такого особенного в стекле?»

Тиат медленно с хрустом повернула голову и посмотрела на Колон, которая, казалось, ничего не понимала. «Ты знаешь, как делается стекло?»

«ХМ ...» Колон потерла пальцами виски в яростном приступе раздумий. «...песок плавят... и он затвердевает?»

Не хватало многих ступенек, но она была более или менее на правильном пути. Тиат кивнула. «А что Кроянс не может ассимилировать?»

«Хм... камень и песок» глаза Колон расширились. «О! Вот оно что!»

Тиат снова кивнула. «Этот черный кристалл не должен быть способен ассимилировать стекло, которое сделано из песка. В теории. Поэтому маленький кусочек его помещается в стекло и таким образом может быть безопасно транспортирован»

Всякий раз, когда им нужно было использовать его, им просто нужно было разбить стекло. Однако способ разбить его требовал осторожности и размышлений. Если бы кто-то просто наступил на него, то и сам не смог бы избежать результата. Решение этой проблемы было бы... правильно, бомба замедленного действия или что-то ещё. И во время инцидента в прошлом месяце неизвестный человек сделал именно это.

«Уже одно это превращает его в оружие, способное легко обрушить парящий остров.»

«Оооо!» Восхищенно воскликнула Колон.

«Всё равно остается одна проблема: как обойти ассимиляцию и изолировать фрагмент. Должно быть, работяги Элписа каким-то образом преодолели это препятствие» Айсея пожала плечами, и на её лице появилась горечь. «Кстати, всего было изготовлено девять пузырьков бусин.»

«Вы знаете их количество?» Спросила Тиат.

«Да, именно это мы и нашли в изъятых материалах. Это довольно достоверная информация.»

Девять. Тиат лениво размышляла, радоваться ли им, что их так много, или бояться, что их так много. Это было довольно неприятно.

Айсея начала загибать свои пальцы. «Один из них был использован пять лет назад для разрушения 39-го парящего острова. Ещё один был использован в прошлом месяце на этом острове. Ещё два были тайно уничтожены первой дивизией.»

«Оооо…»

«И теперь, мы знаем местонахождение ещё трех вместе с их владельцами.» Как будто поглаживая небо, Айсея указала за окно. «Самое сложное - это поиск информации. Во-первых, публика не может знать о существовании пузырьков бусин. Если бы Регул Айр узнал о них, Крылатая Гвардия должна была бы признать, что инцидент Элписа ещё не закончился. И более того, если из-за этого поднимется слишком много шума, наши цели могут почувствовать себя загнанными в угол и разбить пузырьки.»

Тиат соглашаясь кивнула.

«В общем, об этом знают лишь немногие избранные. Мы намерены воспользоваться брешью в организации противника и использовать все имеющиеся в нашем распоряжении навыки для захвата имеющегося у них оружия. Это единственный возможный метод, который нам остается.»

«ГМ...» Тиат слегка подняла руку, прося разрешения сказать. «А эта миссия, случайно, не слишком опасная, трудная и важная?»

«Я ведь так и сказала, разве нет?» Лицо Айсеи было абсолютно спокойным, когда она ответила. «О, но есть одна вещь, за которую мы можем не волноваться.»

Тиат наклонилась вперед, желая узнать, что же это такое.

«Видите ли, здесь на острове собраны сразу три из этого абсолютного оружия. Даже если они все разобьются, единственной жертвой будет этот остров.» Она слегка взмахнула руками, смеясь. «Говоря с точки зрения Регул Айр в целом, один остров по цене трех - это хорошая сделка, не так ли?!»

Когда смех феи затих, Накс боком подошел к Тиат. «...Эй, Тиат.»

«Чего?»

«Она ... сказала это, чтобы мы не потерпели неудачу... да?»

«Пожалуйста, не спрашивай» простонала Тиат, прижимая руки к лицу. Она почувствовала приближение головной боли.

глава 3. часть 2 - Перевернутая коробка игрушек

Тиат и Колон ушли.

Внезапно сказав ему, что их отправляют на особое задание, они улетели на другой остров. Никто не сообщил ему подробностей их миссии, но в любом случае, это вероятно было что-то неприятное.

Пройдет ли миссия гладко, или приведет к ещё одной глупой всеуничтожающей самоубийственной атаке?

Беспокойство о таких возможностях, словно это было нормально, наполнило его глубоким чувством недовольства. В конце концов, всё, что он мог сделать, это проклинать безрассудных фей: поскорее заканчивайте да возвращайтесь.

Так прошло несколько дней.

***

В тот день дверь в комнату Фей была слегка приоткрыта.

Не слишком заботясь об этом, Феодор взялся за дверную ручку и толкнул её. То, что находилось за дверью, было, конечно же, разбросанными игрушками и расписанными стенами. Обычное состояние комнаты.

У него возникло небольшое неприятное ощущение.

В этой привычной для него сцене не хватало чего-то важного. Прищурившись, Феодор снова огляделся. Раскрытая книжка с картинками. Разбросанные кубики. Мячик. Казалось, что ничего не пропало, но...

Здесь никого нет.

Конечно, Тиат и Колон там не было, учитывая их обстоятельства. Буквально на днях они с особой миссией покинули казарму. Он не был проинформирован о характере миссии, и беспокоился, будут ли они в опасности или нет, но они, вероятно, были в порядке. Хотя они ни в коем случае не были новичками, поход против зверей вызывал опасения по нескольким причинам. Тем не менее, любая другая ситуация не подвергла бы их опасности... это то, во что он хотел верить.

Что же касается Лакиш и Панибал, то они, вероятно, ушли на запланированные совместные учения. Служившие в 5-й дивизии в звании эквивалентного солдата первого класса, имели обязанность участвовать в части базовой подготовки солдат, поэтому их отсутствие не было случайным.

Проблема была в оставшихся двух. Яблоко и Зефир. Именно в этот момент Феодор заметил, что занавески в комнате развеваются на ветру.

«…Они же не?!» Феодор рванул к окну и посмотрел вниз с третьего этажа. Никого. Он внимательно осмотрел окружающую местность, но даже тогда ничего не увидел. На какое-то время он почувствовал кратковременное облегчение.

Наконец, Феодор повернулся, чтобы проверить вход. Рядом с дверью лежал деревянный ящик, достаточно маленький, чтобы уместится по одной рукой. То, что в комнате царил беспорядок, было недостаточной причиной, чтобы объяснить, почему такой предмет, предназначенный для хранения вещей и находившийся до этого в углу, переместился к дверному проему. С другой стороны, казалось вполне правдоподобным... да, вполне возможно, что маленький ребенок, небольшого роста, мог передвинуть его на это место и использовать в качестве табурета, чтобы дотянуться до дверной ручки и повернуть её.

«Эти малявки!»

Феодор закрыл окно, запер дверь и вылетел из комнаты.

Он недооценил энергичность и любопытство детей. Если Яблоко и Зефир останутся в этой комнате одни, то нет никаких гарантий, что они будут послушно оставаться там. Более того, здание было военным объектом, а не детской площадкой. Если не считать разнообразного оружия, находящегося под усиленной охраной, здесь патрулировало больше грубых солдат, чем можно было сосчитать. Кто знает, что случится, если неотмеченный ребенок будет бродить по такому месту?

«Куда эти двое, скорее всего, направятся?» Спросил себя Феодор, пробегая по коридору. Крыша выделялась как один из возможных вариантов. Во-первых, лепреконы не боялись смертельной опасности, а во-вторых, маленькие дети были существами, которые изначально были наделены этой бесстрашной склонностью.

Эти два фактора, вероятно, коррелируют друг с другом. Феодор боялся, что он не сможет предвидеть бесстрашие Яблока и Зефир.

Ужасные мысли промелькнули у него в голове. Он отмахнулся от них, встряхнув головой, и тут же его ноги остановились. На другой стороне двора было странно шумно. В этом направлении находилась тренировочная площадка боевых искусств.

«Ууувооо!»

«Вахахаха!»

«...А?»

Феодора охватил приступ головокружения, и он уперся руками в ближайшую стену как раз в тот момент, когда ему показалось, что он вот-вот рухнет на землю.

Сейчас, похоже, был перерыв. Более двадцати солдат различных рас были разбросаны вдоль стены, так же как и он, отдыхая и восстанавливая свои силы.

Его взгляд был прикован к рядовому первого класса Портрику, стоящему в углу тренировочной площадки. Гигантский ликантроп был почти как маленькая гора и естественно привлекал всеобщее внимание своим присутствием, но сейчас Феодор смотрел на него не поэтому.

А потому что там была Яблоко, висевшая на шее Портрика. Точно так же с его плеч свисала Зефир. Портрик мягко раскачивался из стороны в сторону, и двое детей, которых он раскачивал, смеялись и радостно вскрикивали при каждом его движении.

«Хеей, четвёртый офицер» Портрик поднял голову и встретился взглядом с Феодором. «Я как раз думал послать кого-нибудь найти тебя.»

«Я сильно извиняюсь, Портрик!» Опомнившись, Феодор в панике бросился к нему, быстро поправляя очки. «Эй, Яблоко, Зефир! Вы двое, слезьте с него!»

Сколько бы он ни кричал, феи его не слушали. Парочка повернула к нему головы, их губы сложились в двойную гримасу. «Нет!»

«Эй! Вы двое!»

Портрик почти радостно усмехнулся, его обычно суровое лицо расслабилось. «Не беспокойся ты так, Феодор. Похоже, они просто очарованы моим мехом. Что касается меня, то это делает меня счастливым. В конце концов, иметь достойный похвалы мех - это предмет гордости для нашей расы.»

Это не было похоже на ложь. «Это ... действительно так?»

«А, ты не знал? Я думал, что это довольно распространенный факт о том, что мы, ликантропы, очень щепетильны в уходе за своим мехом, но…»

Нет, я уже достаточно наслушался об этом. Он знал, что они любят свои блестящие шубы и думал, что они просто ненавидели, когда кто-либо трогал их. «Ты же знаешь, что это неотмеченные дети, да? И ты не возражаешь?»

«А? Разве не данность то, что с любыми маленькими детьми нужно обращаться нежно и с заботой? У тебя же не возникнет проблем при обнимании детей нашей расы, а, четвёртый офицер?»

Ребенок ... ликантропа... в этот момент воображение Феодора завладело его разумом. Пушистый, мягкий мех. Круглые глазки. Детишки, смотрящие ему в лицо, активно виляя хвостами. А потом, когда он гладил их под подбородками, они удовлетворенно смотрели на него. Неплохо. Да, определенно не так уж и плохо.

К счастью, сокрытие своего волнения было сильной стороной Феодора. «Это разные вещи» холодно сказал он, не позволяя своему лицу измениться.

Он оглядел тренировочную площадку. Несколько взглядов, направленных в их сторону, быстро исчезли. «Ну, этого и следовало ожидать. Это не значит, что все будут согласны с этим.»

«Похоже, они всё-таки донесут» тихо проворчал Портрик. «Неотмеченные дети должны находиться внутри помещения под защитой»

Феодор, конечно, тоже слышал об этом приказе. И это только подтверждало факт, что военный объект не был детской площадкой. Даже если они были всего лишь неприятностью в эмоциональном смысле, ему было нетрудно представить, насколько присутствие Яблоко и Зефир было нежелательно для многих солдат, на этой базе. «Ну, поскольку для них настолько ошибочно бегать здесь, я должен забрать их и отвести обратно о-ой!»

Руки Яблока метнулись вперед и дернули его за волосы так сильно, как только могли. «Э-Эй, прекрати это! Ты собираешься содрать с меня кожу!»

«Мм!» прозвучал недовольный голос Яблока. «Феоо, твои волосы совсем не блестят!»

«О чём ты вообще говоришь?»

«У Потто блестящие волосы!»

«Гахаха!» Портрик искренне рассмеялся. Так счастлив, что твой блестящий мех похвалили, да? Огромное раздражение пробежало по телу Феодора. Почему бы мне прямо сейчас не снять с него шкуру?

Некоторое время спустя, когда Яблоко и Зефир наконец успокоились и уснули, наигравшись, Феодор и Портрик пошли обратно по коридорам в отведённую феям комнату.

«...Когда-то я служил в 3-й дивизии» без предисловий сказал Портрик, держа Зефир под одной из своих массивных рук. «Наша основная миссия, как ты знаешь, состояла в том, чтобы быть сторожевыми псами и устрашителями против седьмого парящего острова – Империи, я имею в виду. Мы угрожали нашим согражданам, чтобы они не вызвали беспорядков.»

Феодор не был уверен, почему он вдруг заговорил об этом. Он просто кивнул и произнес пустую банальность, поправляя положение Яблока на спине. «Это очень важная обязанность.»

«Время от времени, раз или два в год, нас посылали на странные миссии, не имеющие никакого отношения к Империи.»

«Ясно…»

«Нам поручали охранять груз, доставленный с соседнего острова, пока он не будет готов к отправке на другой остров. Каждый раз он был запечатан в стальных контейнерах, так что о содержимом знали лишь несколько начальников.»

«Ясно…»

«Однажды мне довелось увидеть содержимое контейнера, всего один раз.»

«Ясно…»

«Это был неотмеченный ребенок.»

«Яс...» пробормотал Феодор, поперхнувшись на середине своего вялого ответа. «Э-э... что?»

«Сначала я подумал, что это труп, потому как он не показывал никаких признаков жизни, понимаешь? Но оказалось, что это не так. Он положил свою еду в рот, используя свои руки, и немного реагировал, когда я говорил с ним. Следил ли он за мной или нет... понятия не имею.»

«А дальше?..»

«Ну, наш старший офицер в то время называл их «золотыми детьми», и он сказал нам, чтобы мы держали рот на замке о их существовании.»

«Держать рты на замке.» Ну, в этом есть смысл.

Называть их «золотыми детьми» было довольно упрощенно, но так называемый груз, о котором говорил Портрик, несомненно, был лепреконом. Насколько было известно Феодору, только горстка людей в Крылатой Гвардии знала о лепреконах. Хотя они могли разжечь абсурдное количество венона, без стабилизации выхода они были способны спровоцировать массивные взрывы, если бы их венон вышел из-под контроля. Эти огромные, неистовые взрывы, возможно, были способны сжечь даже ужасающего Тэймера.

Возможно, стальные контейнеры были предназначены для того, чтобы защитить их от случайных взрывов, какими бы маловероятными они ни были. Как бы он ни думал об этом, это не могло быть ничем иным, как простым утешением, но он также не мог спорить с этим. Столкнувшись с незнакомыми опасностями, люди не могли не насторожиться. Иногда простое утешение было необходимостью.

«... Раз тебе сказали держать рот на замке, то разве ты должен рассказывать мне об этом?»

«Наверное, нет» сказал Портрик со спокойным выражением лица, произнося такие возмутительные слова. «Хотя мне бы хотелось, чтобы ты держал это в секрете. Это ведь нормально, правда?»

Ну и чёрт с ним! Почему ты спрашиваешь меня об этом только сейчас, после того одностороннего разговора?

«Никому не говорить об этом, да?» Феодор закатил глаза. «Портрик, да если об этом станет известно, то моя задница будет поджарена так же сильно, как и твоя.»

Ликантроп беззаботно рассмеялся, но затем в его глазах снова появилась серьезность. «...Я понимаю всю тяжесть миссии, да. Такие вещи, как добро и зло, в них не существуют. Простой солдат вроде меня никогда не должен судить о нравственности таких вещей. Вот почему я ничего не сделал в отношении этого золотого ребенка на той миссии. Я просто следовал приказам, когда нёс контейнер с ребёнком на дирижабль. Я не должен сожалеть о том, что сделал, и не должен чувствовать себя виноватым. Но…»

Он слегка почесал свою покрытую шрамами щеку. Рука, державшая Зефир, опустилась, как будто с трудом удерживала её вес.

«Это... просто старая история. Это не имеет никакого отношения к тем девушкам, которые сейчас находятся здесь. Это просто история из воспоминаний старика, которую он беспричинно вспомнил.»

«Я всё понимаю.»

Так, наверное, и должно быть. Феодор кивнул сам себе. Портрик ничего не знал о происхождении Яблока и Зефир. Он должен был остаться в неведении, и, возможно, лучше было бы помалкивать.

Даже если он сделает что-то для этих двоих, это никогда не искупит того, что он когда-то ничего не сделал для того таинственного ребенка. Кроме того, носить на себе грех, который должен быть исправлен, было непозволительно для простого солдата.

Ноги Феодора остановились. Они подошли к двери в комнату фей.

«Эй, вы двое, самое время вам отлипнуть он нас» Он легонько потряс детей за спины, услышав в ответ недовольный зевок.

***

«Лакиш всё ещё плохо себя чувствует?»

Этот вопрос Феодор задал Панибал во время пробежки по гравийной дороге на своей утренней тренировке.

«У неё снова поднялась температура» ответила девушка с фиолетовыми волосами, подстраиваясь под его шаг «поэтому я отправила её обратно в лазарет»

«Что, опять? А ты не думаешь... может быть, у неё действительно что-то серьезное?»

«По мнению доктора, ничего особенного. Диагноз гласит, что она просто слишком сильно разожгла свой венон. Со временем всё пройдёт.»

«Венон? Лакиш?» Насколько Феодор знал, за последние полмесяца Лакиш не сделала ничего такого, что требовало бы применения венона.

«Я тоже так думаю, но ...» Панибал пожала плечами. «В любом случае, именно она совместима с Сеньорисом и владеет им.»

Сеньорис. Среди раскопанного оружия, которым владели лепреконы, это был ужасающе сильный меч, который возвышался высоко над остальными. Этот предмет когда-то принадлежал любимой, замечательной и просто превосходной старшей Тиат, Кутори, а теперь перешел к Лакиш Никс Сеньорис. Абсолютное оружие.

«Верный своему статусу, венон, который высвобождается при использовании клинка, невероятен. Не было бы ничего странного, если бы эта тяжесть накапливалась в её теле без её сознательного участия.»

«Какая отвратительная идея!»

«Похоже на правду?»

Некоторое время только их тихие шаги пронзали воздух, а потом Феодор открыл рот. «Интересно, все ли в порядке у Тиат и остальных?»

«Хм ...» Панибал на мгновение задумалась. «Я уверена, что тебе не о чем беспокоиться. Несмотря на то, как они могут выглядеть, они обе по большей части исключительны, понимаешь? Их бы не взяли будь миссия обычной.»

Как их начальник, Феодор знал, что они были исключительными людьми. Он также очень хорошо знал реальность, заставившую Панибал сказать «по большей части».

Они обе были хорошо подготовлены, в ходе своих ежедневных тренировок овладели многими приемами, и имели козырную карту в виде венона. Но у него было отчетливое впечатление, что их реальный боевой опыт был скуден, и он все ещё сомневался в их способности справляться с критическими ситуациями. Но главным была уникальная причуда лепреконов, они не боялись смерти – или так они утверждали, но вопрос состоял в том, откажутся ли они от своих жизней, даже когда это не требуется, засел в его голове. По крайней мере, если бы он был прямо перед ними, то мог бы дать им пощечину и остановить их, но он не мог этого сделать, когда они были где-то в далёком небе.

«Волнуешься?»

«Я бы не хотел, чтобы они попали в беду и повлияли на мою оценку» немедленно ответил он.

Панибал фыркнула, казалось, глубоко заинтересовавшись чем-то ещё. «Понятно, понятно. В конце концов это правда, что ложь - сильная сторона Импов» сказала она, как будто принимая факт.

На этом разговор закончился, но Феодор почувствовал гнетущее чувство недовольства. Что же привело её к такому выводу?

***

Он нажил себе врагов в лицах Яблока и Зефир.

Они размахивали игрушечными мечами и нападали на него, а он отвечал им своим игрушечным мечом, яростно обмениваясь лязгающими ударами. Спустя несколько ударов он позволил своему оружию отлететь в сторону и был повержен, получив удар игрушечным мечом в живот. «Ты... достала... меня...» упав Феодор издал предсмертный крик, а двое детей смеялись и визжали.

«...Хех. Если бы мы сражались на дуэли, вполне естественно, что мои навыки владения мечом были бы на высоте.»

Он притворился, что не услышал Панибал, пока она раскачивалась взад-вперед в углу комнаты, обхватив руками колени.

Через некоторое время Феодор, шатаясь, вернулся в свою комнату и рухнул на кровать, даже не потрудившись переодеться. «…УФ. Сегодня было слишком утомительно…»

Он был полностью опустошен, телом и душой. Он не хотел больше никогда вставать, а скорее просто закрыть глаза и погрузиться в глубокий сон.

«Ты должно быть устал. Разве ты ещё не привык заботиться о детях?»

Он подумал, что она, возможно, смеялась над ним - хотя, возможно, она и не собиралась этого делать, но, несмотря на это, он ответил ей несколько резким, угрюмым тоном. «У меня есть некоторый опыт в уходе за детьми. К сожалению, я совершенно неопытен в уходе за дикими зверями.»

«Я тоже считаю, что дети этого возраста ничем не отличаются от диких зверей.»

«Хмм» С этим не поспоришь.

Феодор мог говорить об опыте благодаря одному ребенку, с которым он был в паре: его невесте, которая была всего лишь на три года младше его. Впервые они встретились семь лет назад, когда Феодору было десять, а ей - семь. Хотя они оба были детьми, если сравнивать эту девочку с Яблоком и Зефир, то можно было не сомневаться, что она была немного старше.

Она была трудным ребёнком. Из-за своего семейного происхождения она была несколько самоуничтожительна– нет, поправил себя Феодор, она была слишком скромна. Возможно, именно поэтому она так своевольно вела себя с теми, кому открывала свое сердце. В те дни, хотя он постоянно прилагал огромные усилия, чтобы приспособиться к её своеволию, были и счастливые моменты.

«Давай оставим этот разговор в стороне, ладно?» Феодор наклонил голову набок, поднял глаза от подушки и уставился прямо на собеседника. «А теперь скажи, почему ты в моей комнате, Панибал?»

«Я вошла следом за тобой.»

«Я не это имел в виду.»

«Конечно, нет» саркастически ответила она, плюхаясь на стул у окна. «Может быть, мне иногда хочется поболтать с тобой, только вдвоем. Раздражать друг друга скучными разговорами, понимаешь? Разве не здорово вести себя так, словно мы почти друзья?»

«Кто с кем друзья?»

«О, как холодно! Разве не ты первый это сказал?»

«Что я...?» Феодор не мог вспомнить ничего из того, что он говорил на этот счет. Стоп, нет. Я не могу сказать наверняка. Может ли быть, что я...?

«А, так вот оно что» сказала Панибал с зарождающимся пониманием. «А я-то удивлялась, почему ты никогда больше не заговаривал об этом после той ночи. Получается, ты совсем забыл об этом.»

…Той ночи? О чём это она говорит? У него заболела голова.

«Посмотрим... Ты что-то говорил о падении Регул Айр, не помнишь?»

Феодор мгновенно вскочил с кровати, словно лопнувшая резинка.

И тут он вспомнил. В тот день, в ту ночь. Как будто он был околдован фиолетововолосой феей, воспоминания, которые оставались расплывчатыми, по кусочкам начали возвращаться к нему.

В тот день Феодор простудился. Из-за этого его сознание было словно в тумане, и в тот период времени, когда границы реальности и снов стали расплываться, он определенно сказал эти слова этой девушке.

«Сколько…»

«Ты хочешь спросить меня, сколько я знаю? Я расскажу тебе, как и в прошлый раз. Я поняла, что ты копаешься во внутренних документах Крылатой Гвардии. Кроме того, ты признался мне, что нашёл свою козырную карту в лепреконах.»

О чём, чёрт возьми, я думал?! Будь ты проклят, Феодор из прошлого! Как бы ему ни хотелось сделать себе выговор, он не мог отправить свой голос назад во времени. «Чт…»

«Ты хочешь спросить меня, что я замышляю? Я всё равно отвечу тебе так же, как и раньше. Я просто хочу узнать немного больше о тебе. Должны ли мы рассматривать тебя как опасного врага, относиться к тебе как к дорогому другу или и то и другое вместе? Ну, на данный момент, оставить этот вопрос нерешенным не так уж и плохо.»

Феодор открыл и закрыл рот, тяжело дыша. Слова вырвались у него сами собой. Он не совсем понимал, что говорит Панибал. Даже если он понимал, что означают её слова, он не мог прочитать её мысли, и у него не было никакой уверенности в своей способности наладить общение с ней.

После недолгого молчания Панибал слегка фыркнула. «Смотреть друг на друга не так уж плохо, но мне кажется, что если мы продолжим в том же духе, то термин «друзья» нам не подойдет. И что же теперь будем делать?..»

Она задумалась на несколько секунд, а затем её лицо озарилось, как будто она что-то придумала. «Я всё понимаю. Извини, что спрашиваю, когда ты так устал, но не мог бы ты немного пройтись и поболтать со мной?» Она встала со стула и направилась к двери.

«Что, поболтать?»

«Разве тебе ещё не слишком рано спать. Не следует ли тебе ещё немного пошевелиться?»

***

Панибал и Феодор опустились на колени рядом с Яблоком и Зефир, позаимствовав их игрушечные мечи, пока девочки беззаботно посапывали. Тихим шагом они двинулись к довольно открытому месту в задней части казармы.

«Значит так. Это будет поединок в один раунд. Побеждает тот, кто первым ударит мечом по телу противника.»

«...Нет, погоди, что это ты такое говоришь?» Феодор быстро оглядел окрестности. В данный момент никого не было видно, но это не гарантировало, что позже никто не появится. «Дуэли запрещены, а сейчас мы даже не можем получить разрешение на имитацию поединка.»

«В этом нет ничего такого. Мы просто двое хорошо ладящий людей весело, играющих в игрушки. Если бы мы обратились за особым разрешением, над нами бы просто посмеялись.» Она бросила ему один из мечей, который он неохотно поймал. «Мы оба о многом хотим спросить, но проблема в том, что мы не можем просто раскрыть друг другу наши секреты... в таком случае, что-то вроде этого не так уж и плохо, не думаешь?»

Сказав это, Панибал стала в стойку. Выпрямившись от макушки до кончиков пальцев ног, она уравновесила центр тяжести и взмахнула мечом обеими руками волнообразным движением. Это выглядело довольно неловко, возможно потому, что её меч был невероятно лёгкой игрушкой, а не настоящим оружием. Тем не менее, её поза была бесспорно такой же, как у опытного мечника.

«Если ты выиграешь, то расскажешь мне всё, что я захочу. С другой стороны, если выиграю я, то расскажу тебе всё, что ты хочешь знать. Как тебе эти условия?»

«Пойдёт» Феодор слегка сжал рукоятку меча, сделанную из твердого хлопка, и рассмотрел условия, которые она предложила. «Лучше так чем просто так смотреть друг на друга. Но погоди, эти условия, не слишком ли они не выгодны для такого мастера меча, как ты? В конце концов, если ты победишь, тебе придется ответить на мои вопросы…»

Внезапно его охватило тревожное чувство. «А? Если выиграешь ты, то ответишь ты, а если выиграю я, то отвечу я?»

Единственным ответом Панибал был тихий смешок.

«А разве это не неправильно? Это невыгодно для того, кто победит.»

«Если ты так думаешь, то лучше смиренно проиграй. Совсем не трудно, правда?»

«Нет, подожди, тогда это не поединок…»

«Ты что, не слушал меня?» Её улыбка превратилась в ухмылку, когда она прервала его протест. Это был тот же самый взгляд, который она всегда делала, когда говорила что-то непонятное. «Мы просто играем и веселимся. Будет скучно, если ты будешь так зацикливаться на мелких деталях.»

«...Что это за логика?»

Поразмыслив, Феодор поднял свой меч. Что же касается владения мечом, то он кое-чему научился. Он не мог назвать это своей специализацией, но он был достаточно знаком с этим, чтобы использовать его и скрыть свой истинный стиль боя на мечах. Решив, что это будет шагом в его плане, Феодор решил согласиться чтобы разобраться в положении дел. Стараясь не выиграть и не проиграть, он должен был проникнуть в сознание той, кто вызвала его на эту игру – нет, на этот фарсовый поединок – и выяснить её истинные намерения.

«Хорошо. Я поиграю с тобой.»

«Я так и знала, что ты это скажешь.»

Сигнала к старту не было, да это и не требовалось. Панибал, казалось, едва касалась земли, когда она приблизилась к нему, и её поднятый меч тут же направился вниз. Это был образцовый удар, с чётко очерченными движениями, настолько совершенными, словно срисованными со страниц учебника по традиционному бою на мечах.

Вот почему это было легко предсказать. На образцовое нападение можно было ответить образцовой обороной. Его меч отразил её удар с глухим лязгом.

«Хммм…»

Не обращая внимания на странно одобрительный кивок Панибал, Феодор взмахнул рукой и нанес ответный удар клинком. Опять же, образцовые движения. Элегантный разворот. Уступив ему инициативу, девушка сосредоточилась на рукояти и сделала пол-оборота, принимая его размашистый удар на тыльную сторону своего клинка. «А ты не так уж и плох.»

Феодор невольно ухмыльнулся. Как оказалось, Панибал была слаба, когда дело доходило до лжи и комплиментов. Её комплименты легко воспринимались как простые разговоры, в то время как регулярное столкновение их клинков выдавало недовольство, которое она чувствовала.

Если это так, то, может быть, мне стоит немного повысить ставку. Что-то вроде желания подразнить её хлынуло из сердца Феодора, и, доверив своё тело этому порыву, он чуть-чуть изменил положение пальцев на рукояти.

«Что...?!» На лице Панибал появилось замешательство, и чтобы защититься она рефлекторно переместила назад центр тяжести. Отойдя на полшага назад, она неизбежно слегка потеряла равновесие.

Феодор вложил больше силы в хватку на мече. Он никогда не отличался ни массой тела, ни крупным телосложением, но – хотя он и не осмеливался упоминать о её весе – Панибал была ещё меньше его. Более того, она не разожгла свой венон, так что её сила, вероятно, была примерно равна его собственной. Естественно, это означало, что Феодор выйдет победителем, если дело дойдет до состязания чистой силой.

Игрушечный меч, который он никогда не смог бы назвать прекрасно сделанным, с узнаваемым шумом отклонился в сторону. «Понятно» тихо пробормотала Панибал, расслабляя свою позу и ослабляя хватку на мече. Тело Феодора наклонилось вперед, и следуя траектории скорее легкой, чем грубой, её меч метнулся вперед, к его груди.

Значит, дело дошло до этого? У Феодора не было времени на легкомысленную болтовню. Одной рукой парировать удар, взявшись за лезвие меча и блокировать надвигающуюся атаку в лоб будет опасно - быстро рассудил он. Если бы он держал настоящий меч, то его пальцы, очевидно, были бы сильно порезаны, если бы он взялся за лезвие. Если бы это было показное сражение с предположительно настоящими мечами, его тактика была бы воспринята как мгновенное поражение, и ему некого было бы винить, кроме самого себя.

Однако они лишь играли, используя игрушечные мечи, и ни на одном клинке не было лезвия. Из-за этого никто не мог дисквалифицировать его, независимо от того, как он держал меч. Кроме того, условием победы в поединке было «победит тот, кто первым ударит по телу другого.» В таком случае, как бы он ни держал свой меч, это не приведет его к поражению.

«УФ» Феодор со вздохом расслабился. Пригнувшись, он слегка взмахнул мечом, чтобы отбить атаки Панибал, и в то же время убрал руку за спину, чтобы скрыть движения пальцев.

«Мм?» Она с видимым интересом проследила за его рукой. Удар, который он нанёс в эту брешь в её обороне, прошел мимо, почти задев её челку, она едва увернулась. Почти.

Глаза Панибал блестели от возбуждения. Она грозная, снова подтвердил Феодор. Он знал это ещё до начала, но рефлексы Панибал и его защитные способности были далеко за пределами его лиги. Кроме того, его метод борьбы хитростью и обманом был по существу бесполезен против такого рода противника; Неважно, сколько бы финтов он сделал, всё было бы бессмысленно, если бы она проследила и избежала их всех.

Чтобы отдышаться, они одновременно разошлись на некоторое расстояние друг от друга.

«Ещё не сдался?» Спросила его Панибал, приглаживая челку.

Наверное, она уже вся взмокла - подумал Феодор. «Ты ведь шутишь, да? Разве это не ты приближаешься к своим пределам?»

«А вот это уже плохая шутка.»

«Мвахаха!» Феодор мелодраматично рассмеялся. «Приятно чувствовать себя вынужденным использовать всю свою силу. В конце концов, я бы не хотел, чтобы такая значительная битва закончилась таким скучным образом!»

«Ты действительно любишь играть королеву драмы.»

Хотя он и понимал, что она чувствует, но подыгрывать ей он не очень хотел. Феодор согнул колени и опустил свою стойку. Спрятав меч за спину, он показал Панибал раскрытую правую руку с широко растопыренными пальцами.

«...Ничего себе, это довольно креативно. Что же это за стойка такая?»

«А, это? Наверное, что-то вроде этого» неопределенно ответил Феодор. «Искусство фехтования, малоизвестное даже среди тайных искусств, поговаривают, оно было тайно создано легендарным мастером меча глубоко в горах далекого парящего острова или что-то в этом роде.»

«Охоо?» Панибал, казалось, была впечатлена его небрежной, непродуманной речью. «Тогда я с нетерпением жду, увидеть это.»

Давай. Всё это выдумано!

«Получается, будет невежливо, если я не воспользуюсь своим собственным секретным приемом, не думаешь?»

О, ради всего святого…

Совершенно не обращая внимания на те подозрения, которые уже начали возникать у Феодора, Панибал крепче сжала обеими руками рукоять меча. Она подняла острие прямо перед собой, затем встала в стойку, держа клинок над головой, готовая нанести удар вниз.

... Что это за позиция? Феодор растерялся. Стойка Панибал была полна дыр. Поскольку она так беззащитно подняла свой меч, у неё не будет никакой возможности защититься, если он нацелится на её торс. Кроме того, поскольку Панибал подняла свой центр тяжести вместе с мечом, её равновесие легко нарушится, если он нацелится на её ноги. Как бы он ни смотрел на неё, у неё была стойка обыкновенного любителя.

«Ты выглядишь довольно неуверенно» сказал он. «Это действительно секретная техника?»

Панибал дьявольски расхохоталась. «Не смотри на меня свысока. Это, без сомнения, секретная техника меча, которая превосходит все другие секретные техники, способные поразить любого противника одним ударом.»

Феодор прищурился. Несмотря на всю странность её заявления, он не чувствовал никакой попытки замутить воду, которая могла бы выдать ложь. Это означало, что как она и сказала, в этой абсурдной позе скрывалась реальная угроза.

«Вот это уже страшно» пробормотал он, ещё немного опустив голову. Хотя это должна была быть какая-то непонятная техника, судя по её позе, её атака, несомненно, пойдёт на него сверху. Кроме того, её оружие было всего лишь игрушкой, так что оно не должно было быть излишне быстрым или мощным. Пока он осознавал эти факты, с этим не будет слишком трудно справится.

«Хеееейяяяяя!» Панибал прыгнула на него, и из её рта вырвался глупый крик. Её движения были небрежны, а центр тяжести был беспорядочным, оставляя множество дыр. К тому же она не двигалась с какой-либо значительной скоростью, позволяя Феодору как слишком легко увернуться, так и ударить.

И что же это? Феодор уставился на своего противника, на шестьдесят процентов настороженный и на сорок разочарованный, а потом заметил это.

Её центр тяжести был размыт, а её тело поворачивалось от руки, держащей меч. Это было потому, что она прыгнула на него так, что от её позы ничего не оставалось.

Если бы он увернулся от её атаки, то она наверняка бы упала, и возможно, покатилась бы по земле с оставшейся инерцией. Всё её тело может быть исцарапано и порезано, не говоря уже о серьезных травмах, которые она может получить... особенно если, например, она полетит в кусты прямо за Феодором.

«Что за ч-чёрт!»

Не имея выбора. Его тело двигалось как бы рефлекторно.

Отбросив меч, Феодор обеими руками потянулся к приближающейся девушке. Скользнул прямо по дуге её оружия, он схватил её тело, словно желая заключить в объятия.

Вот только физическая сила Импа, чьей сильной стороной не был ручной труд, не могла выдержать веса девушки, двигавшейся вперед по инерции.

Феодор упал навзничь, сильно ударившись спиной о землю.

«Победа.»

*Тычок.* Он почувствовал легкий удар по лбу. Лёжа на его животе, его противник торжествующе фыркнул.

«Как это возможно?..»

«Я могу использовать эту технику только когда имею дело с кем-то ужасно добрым. Теперь я уже дважды одолела противника таким образом.»

«А, так вот оно что. Значит до меня уже была одна жертва.»

«Точно, не так уж много шансов скрестить шпаги с невероятно добрым человеком.»

Он не мог с этим смириться. Всё ещё лежа на земле, раздосадованный Феодор смотрел на неё.

«Когда такое случилось в первый раз, я ведь тоже не нарочно это сделала, понимаешь? Я бросилась на того парня с мечом в руках на краю болота, а он охотно протянул руки, чтобы смягчить мое падение. Только позже я узнала, насколько он был невероятно хорошим, так что у меня действительно не было никаких причин, наносить прямой удар, понимаешь?»

«А, так вот оно что. Ясно, ясно»

Конечно, он не собирался критиковать Панибал за её подлую атаку исподтишка. Скорее, он должен был винить в этом свои природную натуру Импа, учитывая, что хитрость и обман были его сильной стороной. Это было неприятно, не говоря уже о том, как жалко он пал став жертвой своих же трюков.

«В любом случае, это действительно было весело» весело сказала Панибал, откатываясь в сторону и улёгшись рядом с ним.

«...Твоя одежда испачкается.»

«Ну и что? Такое часто случается» тихо сказала она, высоко поднимая руку. Она словно пыталась дотронуться до звезд. «Но знаешь, Феодор, в твоем случае один поединок лучше сотни разговоров. Я более или менее поняла тебя.»

«Ты сейчас о чём?»

«Сначала ты использовал только отточенные обычные приемы владения мечом. Наступал на меня, не играя словами, разговаривая со мной, в попытке разузнать о моей личности и цели.»

Феодор ничего не сказал в ответ.

«Но тогда это стало своего рода болью, не так ли? Поэтому, когда ты увидел, насколько я могу помочь тебе, ты изменили тактику и начал использовать свои собственные приемы. Ты из тех парней, которые идут ва-банк, когда не могут добиться своего, не так ли?»

И снова никакого ответа.

«На первый взгляд твои стиль фехтования кажется хитрым и коварным, но на самом деле это не так, не так ли? Хотя ты плетешь причудливую паутину финтов, твои настоящие атаки типичны и до невозможности честны. Ты всегда пытаешься решить исход поединка с помощью лобовой атаки, вероятно, потому что стесняешься своей слабости. Ты совершаешь все эти уклонения, чтобы достичь заключительного шага, но все же выбираешь самый честный способ закончить бой. Кроме того, твоему подходу не хватает убежденности, возможно, потому что ты постоянно думаешь наперед и запасаешь энергию для дальнейших действий. Наверное поэтому ты так осторожен…»

Феодор достиг своей критической точки. «Ладно, я понял! Ты всё видела насквозь, так что хватит уже!»

Её слова были настолько правдивы, что он не смог сохранить нейтральное выражение лица. Не только в отношении тех частей Его Самого, о которых Феодор знал, но, возможно, даже в отношении тех частей, о которых он не знал.

«Поединки хорошая вещь, ведь правда?» Панибал усмехнулась. «Гораздо легче понять друг друга, используя мечи, нежели проводить сотни разговоров»

Он слабо застонал. «Я бы хотел, чтобы ты подумала, насколько однобокое это понимание…»

«Во всяком случае, так оно и есть. Проигравший в этой битве уже многое дал узнать о себе. Поэтому, будет справедливо, если я как победитель отвечу на твои вопросы. О чём бы ты хотел меня спросить?»

Да, именно такие условия мы и обсуждали. Она не могла задавать никаких вопросов, а у Феодора их было предостаточно. Другими словами, это развитие событий было в его пользу.

«...Агх, это так раздражает…»

«Тогда приходи снова бросить мне вызов, когда станешь сильнее. Я не смогу ждать слишком долго, так что тебе лучше поторопиться.»

«И все-таки я не могу это принять...» простонал Феодор, всё ещё глядя в небо. «Так вы, девочки ... секретное оружие Крылатой Гвардии.»

«Совершенно верно. Мы.»

«Используя венон, силу, которая действует как противоположность вашей жизненной силе, и сочетая его с состоянием вашей ограниченной жизненной силы, вы, лепреконы, способны разжечь силу, невообразимую для других рас. Если вы сжигаете всю свою жизненную силу за один раз, вы можете заставить эту невероятную силу взорваться»

«Правильно.»

«Тогда вот мой вопрос. Почему вы отдаёте себя в расход Крылатой Гвардии? Неужели у вас нет никакого желания продолжать жить?»

«Хм, как и ожидалось от тебя. Ты, конечно, задал несколько резкие вопросы.»

Он почувствовал, как она придвинулась ближе, что их теплые тела прижались друг к другу.

«Вплоть до поколения Кутори пять лет назад, мы все должны были это сделать, иначе бы Регул Айр был бы уничтожен... думаю. Тэймеры размножились бы и разнеслись по небу, если бы их оставляли без внимания. Кроме нас другое оружие было неэффективно против них. Вот почему мы должны были немедленно уничтожать любого Тэймера, который достигал островов.»

«Это…»

Причина, по которой военное оружие, помимо лепреконов, было неэффективным против Тэймера, заключалась в том, что Крылатая Гвардия монополизировала разработку и владение оружием против зверей. Притворяясь стражами, они закрывали всем глаза на правду. Удерживая людей подальше от поля боя, они лишали их способности сражаться.

Это было неправильно – по крайней мере, так считала бывшая Торговая Федерация Элпис. Эту точку зрения разделял брат Феодора, командир корпуса в составе сил национальной обороны Элписа.

«...Что-то случилось?»

«Нет, ничего особенного.»

Элпис и его брат ошиблись в своих методах. Они запятнали себя, так сильно что невозможно и представить, и были уничтожены.

Однако Феодор не считал, что суждения Элпис или его брата были неверны. Народ был слишком защищён. Слишком размяк. В результате они перестали стоить того, чтобы их защищать. Даже сейчас он считал эту странную логику абсолютно правильной.

Девушка, стоявшая сейчас перед ним, да и вся её раса были главной причиной их защищённости.

По мере того, как он думал об этом, в нём, естественно, поднимались довольно сложные эмоции.

«Ты сказала, что это произошло пять лет назад. Значит ли это, что после этого ваша ситуация изменилась?»

«Да. После того как Тэймер исчез с небес, мы потеряли смысл существования как оружия. Некоторые большие шишки в Крылатой Гвардии начали говорить о том, что мы, проблемные существа, должны быть распущены, пока не пришло наше время. Ну или большинство из них разделяло это мнение.»

«Затем–»

«Если бы мы оставили Крылатую Гвардию, нас бы продали купцам Элписа.»

Он впервые услышал об этом. «...Чего?»

«Ты должен знать, что изначально мы считались опасным грузом, верно? Крылатая Гвардия держала нас у себя, потому что мы были полезны. То, что угроза миновала, ещё не означало, что нас просто отпустят. Отсечение всех наших шей одним махом было лучшим способом обеспечить безопасность Регул Айр. Но потом появился этот торговец со своими толстыми пачками наличных, и он сказал, что они могут передать нас ему, если мы им больше не нужны. Генералы Крылатой Гвардии согласились с ним.»

«Этот торговец…»

«Я не знаю его имени, но он, похоже, планировал сжечь нас в печи как источник энергии для одного из их гигантских орудий. Не будет преувеличением сказать, что с нами обращались как со сжигаемым мусором.» Панибал рассмеялась. «Но затем произошел инцидент Элписа.»

«…Ах.» Понятно.

Конечно, Феодор знал о случившемся. Возможно, он даже немного более осведомлен об этом, чем общественность.

Торговая Федерация Элпис была когда-то торговой нацией, где купцы имели самые сильные и влиятельные голоса в государственных делах. Несколько таких купцов исказили план, «заставить всех вспомнить об угрозе зверей ради безопасности Регул Айр», план, разработанный братом Феодора. Он нанёс ненужный ущерб, угрожал большому городу вместе со всеми его жителями, и идеал, который они отстаивали, стал называться терроризмом.

«Я не знаю, какое оружие было у Элпис в то время, но оно было неэффективно в борьбе с катастрофой в Корнадилючи.»

Верно. Феодор тоже не знал, что приготовили купцы. Всё, что он знал, это то, что это якобы было мощным оружием, но оно было неожиданно уничтожено внезапным столкновением со зверем.

«Те, кто остановили их, были старшими феями... и Тиат, которая в то время уже была солдатом. И Лакиш только что ставшая одной из них тоже.»

«...Эта история произошла пять лет назад?»

«Тиат тогда было десять лет, а Лакиш девять. Эти двое рано повзрослели.»

Он потерял дар речи. «Благодаря этому» продолжала Панибал «мы восстановили свою позицию как абсолютное оружие против возможных угроз со стороны зверей, на тот случай, если что-то подобное как в Корнадилючи случится снова. Пока мы держим эту позицию, мы можем продолжать быть частью Крылатой Гвардии. В этом-то всё и дело.»

«Это...» у Феодора пересохло во рту. «Это не совсем правильный ответ. Я хотел узнать, почему вы всё время тратите себя на Крылатую Гвардию, а не на то, чтобы найти место, которое можно назвать домом.»

«Хм? О, ты совершенно прав. Моя вина, что я сменила тему разговора» Голос Панибал не менял своего спокойного тона.

«Феи - это души маленьких детей. Даже наши фальшивые тела - это тела маленьких детей. Когда мы становимся старше и теряем свою молодость, наши тела начинают дестабилизироваться. Взять в качестве примера Тиат и Лакиш, можно сказать, что вся жизненная сила, которой обладали их физические тела, была давно израсходована к тому времени, когда они достигли десяти лет.»

«Однако у крылатой гвардии есть технология, способная задержать этот коллапс. Феи, которые полагаются на них, могут прожить несколько дольше и на дюйм приблизиться к тому, чтобы стать взрослыми. Именно тогда, в течение короткого времени, когда мы находимся на границе между детством и взрослостью, мы можем выйти на поле боя как взрослые феи солдаты. Итак, как я уже сказала…»

«Это...» его голос был почти неслышен. «Вам нужно регулярно проходить курс лечения? Это что, такая штука?»

«Нет, одного вполне достаточно. Одна фея постарше проходила его дважды, но обычно в этом нет необходимости.»

«Если это так, то те из вас, кто уже стал взрослыми, вероятно, смогут выжить сами. Вам просто нужно сбежать, тогда вы сможете жить сами по себе и найти какое-нибудь тайное место, где можно было бы обосноваться. Именно это вам и следует сделать.»

«...Хех.» Что-то теплое коснулось его руки. «Знаешь, ты ужасный лжец.»

«Чего?..»

«Ты сам не веришь своим собственным словам, не так ли? Разве ты уже не знаешь, какие ответы я дам, вплоть до причин, по которым я откажусь от твоего мнения?»

Пальцы Панибал слегка сжали его собственные. «Мы, все мы, любим свою семью. Я хочу создать дом для младших фей и защищать их, как это делали наши старшие до меня. Для этого мне нужно остаться здесь и выставить себя на всеобщее обозрение в качестве оружия Крылатой Гвардии. Если это необходимо, то оно того стоит.» Её хватка стала крепче. «Вот и всё, что я могу сказать.»

«...Есть не так уж много вещей, которые ты можешь считать более ценными, чем твоя собственная жизнь.»

Это были слова его брата. Он сказал что-то подобное, нашел нечто более ценное, чем его собственная жизнь, и действительно отдал её за это.

«...Тиат говорит, что хочет быть похожей на нашу старшую сестру. Даже сейчас она так думает.»

Это были слова критики, обращенные к Тиат. Ставя на кон свою жизнь, она пыталась преследовать спину человека, которым восхищалась. Она действительно хотела расстаться со своей жизнью.

Она хотела быть такой же, как Кутори. Значит ли это, что она точно так же хотела расчистить путь для юных фей, в чьём доме она когда-то жила? Её младшие сёстры на 68-м парящем острове? Неужели она считает свою мимолетно недолговечную семью более ценной, чем её собственная жизнь?

Феодор отверг её решение как драматическое самоубийство. Какие чувства она испытывала, принимая эту критику?

«Я…»

«Ой, кажется, я сказала слишком много.»

Тепло покинуло его пальцы, и Панибал поднялась. «Мне уже пора возвращаться. И что ты собираешься делать?»

«...Я ещё ничего не сказал. О моей личности или моих целях…»

«Ах, ничего не поделаешь. Я выиграла в нашем поединке. Быть разговорчивым - привилегия победителя, а обязанность проигравшего - молчать. Тебе не кажется странным, что сторона, которую зарезали мечом, слишком разговорчива?»

Нет, твоя логика ещё более странная.

«Не волнуйся, я никому об этом не скажу. Ты можешь быть опасен, но ты также и мой дорогой друг.»

Сказав, это Панибал начала уходить.

«Регул Айр слишком велик» крикнул Феодор ей вслед.

Её шаги замерли.

«Парящих островов больше сотни. Это слишком много. Если их так много, то и идеология людей, живущих на каждом из них, будет разделена, как множество песчинок. Они забудут, кто их защищает, и останутся в неведении о том, сколько жертв было принесено ради них. Это станет обществом, в котором каждый будет жить беззаботно.»

Он сделал глубокий вдох. «Вот почему... я хочу обрушить парящие острова.»

«То, что ты говоришь... должно быть привилегией победителя.»

«Я обрушу большую часть островов Регул Айр. Для этого я хочу, чтобы ты и другие одолжили мне свою силу.»

«...Как я и думала, ты думаешь о чём-то извращенном.» Панибал вздохнула так, словно он ей был противен. «Я сделаю вид, что ничего не слышала. Если ты хочешь от меня ответа, тебе придётся найти другой шанс.»

Она снова пошла вперед. Всё ещё лежа на спине, Феодор прислушивался к слабеющим звукам её шагов.

Над ним раскинулось звездное небо, усеянное таким количеством мерцающих точек света, что ему захотелось зажмуриться.

Он сделал глубокий вдох, затем выдох. Это было странное ощущение, как будто у него внутри всё онемело. Ему нужно было о многом подумать, но его мысли не слишком хорошо собирались.

«Наверное... мне тоже пора возвращаться.»

Он медленно приподнял верхнюю часть своего тела. Только он собрался встать и уйти, как вдруг понял кое-что: у его ног валялись два игрушечных меча.

Это были крепко сколоченные изделия, но, очевидно, этого было недостаточно, чтобы выдержать его поединок с Панибал. Оба меча треснули и разломились прямо посередине.

«…Оу»

Лицо плачущей Яблоко всплыло у него в голове.

глава 3. часть 3 – Специальная команда


С начала миссии прошло уже три дня.

В окутанном мраком месте Тиат Шива Игнарио затаила дыхание.

Воздух был настолько полон пыли, что при каждом вдохе её нос зудел, как будто она вот-вот чихнёт. Она чувствовала себя так, словно в горле у неё застрял грязный комок, а тревога грозила вот-вот вырваться наружу.

В данный момент она втиснулась в узкую щель между двумя зданиями, её внимание было сосредоточено на открывшемся перед ней просвете. При каждом глубоком вдохе её грудь и спина касались окружающих стен.

Эта ситуация заставляла её сердце бешено колотиться. Тиат вспомнила, как однажды в детстве она плакала, когда её заперли в ящике комода. С тех пор она плохо переносила тесные замкнутые пространства.

…Если бы я была немного больше, это было бы уже опасно.

Ей не терпелось стать взрослой, медленный рост её тела был для неё постоянным источником беспокойства. Но сейчас она была благодарна судьбе за своё компактное телосложение.

«Раз все в сборе, значит, что мы остались незамеченными, верно?»

В тёмной комнате стояли шесть фигур.

Все были в масках и пальто, скрывая свои лица и формы тел. Одежда подозрительных личностей не казалась неуместной во время фестиваля и одновременно служила лучшим средством для сокрытия их личностей.

«Эта сделка просто грандиозна, она отличается от того, чем мы обычно занимаемся» продолжал, кажется, лидер пятёрки, чей голос и телосложение говорили о том, что он был мужчиной. В его голосе звучало раздражение.

«...Это мои слова» сдавленным и хриплым голосом ответила шестая фигура, стоявшая лицом к остальным пяти. Такой голос затруднял определение возраста и пола. Её телосложение было невелико, но это было всё, что удалось выяснить Тиат. Было ли это связано с тем, что человек был молод, или с особенностями расы... она не могла судить. Другими словами, она ничего не знала.

Маленькая фигурка снова заговорила: «Стольким… прийти... на эту сделку. Предполагалось, что всё пройдёт ... скрытно. Разве это не ... небрежность?»

«Нас столько потому, что мы должны быть настороже. Это просто различие во мнениях.» Человек в маске преувеличенно энергично покачал головой.

«Различие во мнениях.» Маленькая фигура почти не двигалась, но в её голосе послышались нотки раздражения. «Как удобно… не правда ли? Выбрать для этого пустынный остров... разве у этого... не другое предназначение?»

«Ну, может быть, и так, а может быть, и нет. И вообще, какое тебе дело?»

«Я... не слышал ... причины, по которой вы будете использовать это» Голова того, что поменьше ростом, опустилась, и тон снова стал отстранённым.

«Вот уж не думал, что мне придётся тебе об этом рассказывать. Что если я скажу, что это ради мира? Этого достаточно?»

«…Хорошо. А теперь о главном. Где оно?»

Человек в маске махнул головой в сторону четверых позади него. Один из них шагнул вперёд с сумкой и положил её у ног маленькой фигурки.

«Желаешь проверить, что там внутри?»

Маленькая фигурка открыла сумку. Со своего места Тиат не могла увидеть содержимого. Может быть ... пачка документов?

Она переключила своё внимание на наблюдение, теряя концентрацию. Она неосознанно наклонилась вперёд, и кончики её ногтей легонько царапнули стену, произведя небольшой шум.

Маленькая фигурка вздрогнула, и замерла.

О…

«Ладно, твоя очередь. Давай обещанное.»

«Нет.» Маленькая фигурка сделала полшага назад. «Странно это... как я уже сказал. Кажется… эта сделка не может ... продолжаться»

«А?»

«Пока ... обе наши группы не будут в полной безопасности ... прощайте.» Маленькая фигура развернулась и побежала, подбирая подол пальто, приближаясь к закрытому окну.

«Что?!»

Перед ошеломлённой публикой таинственный человек открыл окно и выпрыгнул. Хотя комната находилась на третьем этаже, не было слышно ни грохота, ни даже звука приземления.

В мгновение ока этот человек исчез из поля зрения.

***

«Так вот как всё обернулось, да? Должно быть, было трудно.» Айсея скрестила руки на груди, ворча. «Этот малыш... я не знаю, что там у него со слухом или сообразительностью, но, похоже, нам так просто его не поймать. По информации отдела разведки эта фигура также замешана в беспорядках на других островах.»

Тиат уже догадывалась об этом. В конце концов, она видела это своими глазами. Предчувствие опасности таинственной фигуры, нельзя было назвать обычной чуткостью или нервозностью. Можно сказать, оно было отточено до крайности, до которой, вероятно, мог дотянуться лишь от природы проницательный человек, движимый трусостью, граничащей с одержимостью.

Кроме того, его физическая ловкость была весьма впечатляющей.

Хмм. Для всего лишь нескольких человек будет непросто захватить его. Если бы можно было организовать крупномасштабное окружение, возможно, нам бы с лёгкостью удалось поймать... но это не вариант, поэтому мы сейчас и здесь. Нет смысла просить о невозможном.

«И ещё этот хриплый голос, верно? Вероятно, он использовал какой-то странный препарат, чтобы на время повредить себе горло. Столько хлопот, чтобы скрыть свою личность, блин.»

Вау. Тиат была поражена. Блуждающие мысли мелькали в её голове о том, действительно ли можно было зайти так далеко. Конечно, это может быть просто само собой разумеющимся в рамках такой работы.

«Эй, а разве нормально, что мы не поймали остальных?» Спросила Колон, раскачиваясь взад-вперёд на табурете.

«Они были простыми покупателями. Их поимка не помогла бы нам. Мы бы просто выдали себя.» Айсея нахмурил брови, сведя их к переносице. Как ни посмотри, а это выражение ей не шло ни в детстве ни даже теперь, когда она стала взрослой и обладала зрелой аурой. «Они, конечно, негодяи, так что я тоже не хочу их отпускать, но наша цель - заполучить пузырёк бусину. Нам нужно как можно лучше избегать больших рисков.»

«МММ…»

«Ну, это ещё не значит, что мы должны оставить их в покое.» Айсея развернула своё инвалидное кресло лицом к Наксу стоявшему у стены. «А что у тебя, рядовой Серзел? Нашёл что-нибудь по ним?»

«... Я последовал за ними туда, где они прятались, и узнал одного из них» пробормотал Сокол. «Раньше он был зарегистрирован как один из торговцев Элписа, вовлечённый в некоторые из тёмных дел. Остальные четверо, похоже, его телохранители.»

«Охх, молодец. Эй, сходи и рассчитай нам следующую точку для засады, хорошо?»

«... Знаешь, Айсея...» Накс почесал в затылке, собираясь возразить. «Я сделаю это, если ты настаиваешь, но я здесь простой солдат, понимаешь? Сваливать на меня всю побочную работу - это, как бы это сказать ... довольно хлопотно?»

«Чтоо?» Айсея широко раскрыла глаза, насколько это было возможно. «Ну пожаааалуйста! В любом случае в записях ничего не останется, так что будь спокоен! Выуживай столько, сколько хочешь!»

«Здесь дело не в этом... нет, это хорошо, но... …»

Он вздохнул и опустил плечи.

Тиат не совсем понимала, что именно Накс называл своей «подработкой», но это, похоже, помогало ему встречаться с самыми разными людьми и собирать информацию. Может быть, он был кем-то вроде репортёры или детектива? Если так, то это было просто немного круто, даже если сам человек не был таким крутым. Впрочем, последнее она бы не стала говорить.

«Похоже, это большое дело.» Когда Тиат протянула всем по чашке кофе, она положила ещё один кусочек сахара рядом с чашкой Накса. «Вы выглядите измученным, Мистер Серзел, так что вот вам особое отношение.»

«Какая хорошая девочка» сказал он со странной серьёзностью. «Могу ли я пригласить тебя на свидание года через два?»

«Нет, спасибо» тут же ответила она, сама не зная почему.

***

Расследование продолжалось.

Она понятия не имела, как они это делают, но Айсея и Накс собирали информацию из самых разных мест. В результате выяснилось, что Лайелл, хотя его жители и покидали его толпами, имел удивительное количество незарегистрированных жителей. Большинство из них были вовлечены в разработку и производство незаконного оружия и наркотиков.

Если вдуматься, то это был вполне логичный вывод. Когда вы занимаетесь такими вещами, определённых проблем не избежать. Им нужно было бы обезопасить участок с достаточным пространством, иметь способы привести в действие оборудование, скрыть шум и отвести подозрения жителей, живущих по соседству.

Лайелл решал все эти проблемы сразу. Повсюду работали машины с неизвестно откуда подаваемой энергией, город был наполнен непрерывным шумом работающей техники, где бы она ни находилась, и самое главное – почти не было подозрительных жителей.

Конечно, через несколько месяцев он столкнётся с 39-м парящим островом и может быть будет поглощён Кроянсом. Однако, глядя на это с другой стороны, это означало, что после этого все доказательства будут стёрты сами собой.

Из-за этого образовалась группа, которую нельзя было увидеть на главных улицах. И поэтому, сколько бы этих персонажей ни появлялось в городе, улицы оставались такими же пустынными, как и прежде.

«...Интересно, на что это похоже.»

Теперь здесь ходило всего несколько человек, все в масках и пальто.

Рядом с их отелем была хлебная лавка с относительно вкусной едой. Особенно хороши были бутерброды с ветчиной и беконом. Правда, там почти не продавались сладости, и единственным таким предложением были маленькие пачки едва сладкого, сухого печенья.

Тиат пожалела, что не может поесть пончиков Лакиш. И тех, что ел Феодор, тоже. Он сказал, что они будут действительно хороши на вкус, если макнуть их в молоко. Она хотела хоть раз попробовать это.

Ей казалось, что прошло уже немало времени, с тех пор как все они были вместе. Она не понимала, почему.

«Зефир и Яблоко ... хорошо ли они себя ведут?»

Она подумала об их маленьких лицах, а потом в её голове всплыли ещё три лица подряд. Панибал, Лакиш, Феодор.

Пожалуй, только у Лакиш сейчас были трудные времена. Она была очень мила, и дети любили её, но из-за того, что она была столь мила, ей было трудно ругать их.

«Я хочу...»

Я хочу увидеть их. Она едва смогла проглотить эти слова.

Нытье было запрещено для фей-солдат. Она была в самом разгаре важной миссии. Праздные мысли были абсолютно запрещены.

Всё ещё ругая себя, она достала из сумки маленькую пачку с сухим печеньем и поднесла его ко рту под маской.

*Хрум. Хрум*

Совсем не сладко. Совсем не вкусно.

глава 3. часть 4 - Крошечная семья


В последнее время техника, формирующая город Лайелл, дошла до совсем плачевного состояния.

Движения механизмов с каждым днём становились всё более вялыми, а в некоторых местах они уже полностью перестали функционировать. Вследствие этого циркуляция пара и электрической энергии прекратилась, и даже случались небольшие взрывы или инциденты с утечкой.

Городской пейзаж Лайелла был построен из старых машин. Эти сложные, причудливо переплетенные механизмы работали вместе, как одно массивное устройство, которое вело себя почти как живое. Ни один человек не понимал всей его сложности, но в городе можно было продолжать жить со спокойной душой именно благодаря вере в машины, беспрерывно функционирующие с древних времён.

Эта вера была столь непоколебима, что её можно было рассматривать наравне с льющимся с неба дождём или сменой времен года. Повседневная жизнь сформировать вокруг идеи, что такие вещи были и будут всегда. Так как столь большой город был слишком быстро сварен из пружин и стальных пластин, никто не мог понять всей истории. Но даже если и нельзя было этого понять, то, по крайней мере, машины будут продолжать неустанно и упорно работать.

Теперь же эти предубеждения начали рушиться.

Вероятно, из-за того, что люди слишком быстро покидали город, их не хватало для обслуживания машин, ну или такова была теория городского правительства.

Никто не мог разобраться сразу во всём городе, но по крайней мере вполне возможно было разобраться в отдельно взятых механизмах, и это факт, что в своё время было большое количество людей, которые могли починить всё. Город был способен оставаться в рабочем состоянии именно потому, что жители Лайелла провели так много дней, живя в нём. Теперь же всё наоборот, когда горожане начали исчезать из города, он начал терять не только отдельные механизмы, которые поддерживались ими, но и свою жизнеспособность в целом.

Уже одно это было предсказано в течение некоторого времени. Однако в последние дни ситуация быстро ухудшилась. Ходили слухи, что моментально исчезло огромное количество искусных механиков, но Феодор не знал, насколько правдива эта информация, да и не было никакого смысла её подтверждать.

По мере того, как правительство Лайелла проводило своё расследование, охватывающее весь город, они ужесточали свою политику, систематически закрывая объекты. Энергоснабжение нескольких зон повышенного риска уже было отключено, и был введен полный запрет на публичный вход в эти самые зоны. Но даже если бы правительство смогло временно восстановить функции Лайелла, вложив огромные суммы денег, прежние жители не вернулись бы. Независимо от того, будет ли потрачено на это время или нет, результат будет тот же... что, по-видимому, также является решением правительства.

Выслушав эту историю, Феодор счёл её удачным решением. Город всё равно погибнет, и вскоре он исчезнет, столкнувшись с 39-м парящем островом. Они, Крылатая Гвардия, сейчас находились в самом разгаре подготовки и наращивания своей боевой мощи в попытке предотвратить разрушение острова, но ситуация уже достигла своего абсолютного пика.

Этому городу, этому миру скоро придет конец.

Никто не мог закрыть глаза на эти факты.

***

«Четвёртый офицер Феодор Джессман прибыл»

«Привет.»

В кабинете командира дивизии, куда он вошёл, дождавшись разрешения, уже находился гость. Безымянная женщина с бледно-золотыми волосами, сидящая в инвалидном кресле.

Кто это? На ней не было военной формы, и он не мог вспомнить её лица среди состава 5-й дивизии. Также я не помню, чтобы раньше видел её в городе.

Пока он размышлял, его внимание привлекла женщина с невозмутимым видом. «Добрый день» просто сказала она, приветствуя его нежной улыбкой.

«О...» резко произнес Феодор, возвращаясь к реальности и поправляя очки. «Мои извинения. Вижу, у вас гость. Позвольте мне вернуться и представить свой отчёт в другое время.»

«Э-Эй, попридержи коней!» как обычно сонно, сказал командир дивизии. «Этот отчёт ... Ах да, это то решение по жалобе из мэрии. Оставь его на столе, я потом его выброшу.»

«...Не выбрасывайте его. Пожалуйста, разберитесь с этим должным образом, Первый офицер.»

«Я не могу выносить всё их нытье. Чего ты хочешь от меня, Джессман? Они говорят армии, чтобы мы составили список мусорных баков, которые упали в портовом районе, понимаешь? А что дальше, послать кого-нибудь на поверхность, чтобы препарировать Кроянса?»

Конечно, никто не захочет этим заниматься. Однако мы всё равно... «Несмотря на это, это официальный запрос. Пожалуйста, сделайте вашу работу и перестаньте ворчать.»

«Ах, это так раздражает... я ненавижу иметь дело со всеми этими принципиальными людьми ... неважно. Давай пока отложим это.»

Глаза-бусинки первого офицера метнулись между Феодором и женщиной. «Айсея, Вайти - это тот самый красавчик, о котором я тебе уже говорил.»

«А?»

«О?» Женщина снова повернулась к Феодору, и на её лице появилась слегка удивленная улыбка. «Поняла. Ты гораздо деликатнее, чем я думала. Мм, но тогда...? Да, это немного удивительно, но теперь ясно, как эти девушки привязались к тебе.»

«Э, нет, ГМ…»

Она неотрывно смотрела на него. Это был редкий опыт для него - быть таким образом рассмотренным женщиной, которая возможно была старше его, и к тому же неотмеченной, да и выглядевшей столь похоже. Его сердце колотилось само по себе. Он странно нервничал.

«Э-эти девушки, мэм?» Судя по ходу разговора, он вполне мог понять, о ком идёт речь в этих словах. Вдобавок ко всему, он чувствовал, что на работе произошло глубокое недоразумение. «Возможно ли, вы ... родственник солдат Тиат и остальных?»

«Да-да, всё в точку!» сказала она, её выражение лица и тон были странно детскими.

«А-а, тогда может быть ...» я уже слышал это раньше, припоминаю имена жителей 68-го парящего острова. Мы говорили о живущей там Тролле, которая была им всем как старшая сестра. Её звали «... вы случайно не Мисс Найграт?»

Женщина разразилась громким смехом, согнувшись и схватившись за живот. Командир дивизии последовал её примеру в обоих отношениях.

«...Наверное, я ошибся.»

Они даже не могли отдышаться, чтобы ответить ему, но их реакции было достаточно.

«Ньяхахаха... в каком-то смысле я польщена, но мне очень жаль. Ты не смог бы ошибиться ещё сильнее.» Женщина вытерла слезы с глаз и махнула ему рукой. «Ну, я сейчас не так уж и важна, но ты... Да, ты действительно тот самый молодой человек, о котором ходят слухи, не так ли? Я думала проверить тебя, но это было просто отлично.»

Казалось, она хотела фамильярно хлопнуть его по спине, но ей не хватило роста, поэтому она ограничилась тем, что шлепнула его ладонью по локтю.

«О...» Феодор не совсем понимал, как ему следует реагировать.

«Послушай, теперь, когда мы встретились, у меня есть к тебе просьба. Выслушай её, хорошо?»

«А? Ах, э-э...» он умоляюще посмотрел на первого офицера. Армадо всё ещё катался со смеху, вероятно, даже не слушая его. Какой же он никчемный! Ну, раз уж у меня нет выбора... Феодор выдавил из себя вежливый ответ. «Если это в пределах моих способностей.»

«Да» слегка кивнула девушка. «...Что бы ни случилось, пожалуйста, не вини этих девушек.»

«А?»

«Это всё, о чём я прошу. Пожалуйста, сделай всё возможное, чтобы позаботиться о них в пределах твоих возможностей» Она улыбнулась.

Почему... даже если она улыбается, почему у неё такой вид, будто она вот-вот заплачет?

***

Лакиш Никс Сеньорис пришла в себя.

«П-П-Простите, что доставила вам столько хлопот и беспокойства!» это было первое, что она произнесла, вернувшись из лазарета в комнату Фей, хотя в этом и не было необходимости.

За последние несколько дней Яблоко и Зефир только и делали что бесились в своей комнате, а Панибал жила так, как ей нравилось. Неизбежно было то, что комната превратилась в огромный беспорядок, и её пришлось убирать. У Феодора самого, как бы он ни говорил и ни вёл себя как порядочный человек, было что-то вроде склонности к беспорядку, но всё-таки, комната пока принадлежала девушкам. И ему конечно же не хотелось вмешиваться в уборку.

«Фееоо!»

«Доо.»

Дети карабкались по его плечам и животу, как будто это было их естественное право. Феодор слабо рассмеялся, зная, что он, вероятно, выглядит как сдавленная лягушка, которой он себя чувствовал.

«Я сейчас всё уберу, так что мистер Феодор, пожалуйста, в-вай... э-э-Эй! Панибал?! П-почему ты разбрасываешь свои н-неприличные вещи?!»

Феодор про себя усмехнулся и отвернулся. Если бы он начал убираться сам, то, возможно, наткнулся бы на эти трусики. Хорошо, что он не решил протянуть им руку помощи.

«Успокойся, Лакиш. Феодор не испытывает вожделения к неотмеченным девушкам, так что вряд ли ему интересны, мои разбросанные трусики. Ничего особенного.»

«Это вовсе не "ничего особенного"! Это не вопрос его интересов, блин!»

«Борись дальше, Лакиш» мысленно подбадривал её он. Что же касается Панибал – хотя он и не стал бы утверждать, что она ошибается, но, по крайней мере, он не хотел бы, чтобы она говорила о нём так, словно в нём, как в живом существе, что – то не так.

***

Позже в разговоре встал вопрос о том, чтобы пойти на улицу подышать свежим воздухом. Это поддержала не только Лакиш, но и Яблоко и Зефир, которым по большей части не разрешалось покидать свою комнату. Для них было невозможно исчерпать бесконечно переполняющую энергию, исходящую от их крошечных тел, застряв в этом маленьком помещении.

И вот они впятером шли по улицам, выкрашенным в фиолетовый цвет, явление, ничуть не странное в это праздничное время.

Нет, если точнее, они шли втроем, а остальные двое бегали вокруг.

«Зефир, сюда! Сюда!»

«Яблоко, подожди! Подожди!»

Феодор, чувствуя легкое беспокойство наблюдал, как безрассудно носится эта невероятно энергичная парочка.

«Вы двое, не убегайте слишком далеко от нас, хорошо?»

«Ага!»

«Поняла!»

Их ответы были слишком хороши. Их ответы…

«Интересно...» задумчиво произнес Феодор. «Может мне стоит держать их на поводках или что-то в этом роде? Хотя думаю это выглядело бы словно я выгуливаю собак ... в чём дело, вы двое?»

Рядом с ним хихикали Лакиш и Панибал. «Извини, но нам только что показалось, что ты действительно похож на их отца.»

«...Я не настолько стар.»

«Действительно, извини» Лакиш высунула язык, и на её лице появилась улыбка, в которой не было ни капли извинения. Хотя она всегда казалась ему более застенчивой и милой по сравнению с остальными тремя, в душе она всё ещё оставалась лепреконом. Временами она вела себя почти игриво и демонстрировала другие озорные выражения лица. Однако она особо не выделялась, так что эти качества обычно не были заметны.

Панибал присоединилась к разговору, добавив свои объяснения. «Мы и представить себе не можем, отца намного старше нас. У нас изначально не было настоящих родителей, да и Виллем был не так уж стар.»

Он не был уверен, как принять её логику. «Боже! Почему вы все так привязались к кому-то вроде меня?»

Жалоба не имела особого глубокого смысла, но, когда слова слетели с его губ, он начал думать, что это может быть важный вопрос. Их расы были разными, как и их пол. Даже разницы в их возрасте было недостаточно, чтобы их отношения подходили под «отец и дочь». У Феодора не было ни умения, ни энтузиазма, чтобы составлять компанию детям. Более того, когда речь заходила о качествах, которые полюбились бы детям, на ум не приходило ни одно из его качеств.

«Очень просто» Лакиш подняла палец. «Дети их возраста будут любить людей, которые в них души не чают.»

«...Ты имеешь в виду людей добрых и нежных, верно?»

«Разве это неправильно? Они же дети. Как они могут сказать, добр ли человек или нет?»

Неужели? Он не совсем всё это понимал. Это звучало так, будто она играет словами.

«Ну, я не собирался влюбляться в этих двоих.»

«Здесь всё зависит от того, как дети это воспринимают.» Она прижала руку к груди. «Ответ находится в каждом из наших сердец.»

«Да, я вообще ничего не понимаю.»

Чтобы влюбиться в кого-то? Это значит искренне стараться сделать кого-то счастливым, верно? Может быть, например, каждый день приносить им сладости или что-то в этом роде.

«А я всё-таки думаю, что ты в них души не чаешь...» пробормотала Лакиш. Она всё ещё не понимала, что за человек был Феодор, он не принял её слова слишком близко к сердцу.

«Феееоодооо!»

«Лакиииии!»

Эти двое внезапно бросились на них, два маленьких тела врезались в Феодора и Лакиш на полной скорости. Феодор резко выдохнул, полностью приняв атаку своим нутром. Усилием воли он едва удержался, чтобы дрожащие колени не подогнулись под ним. Рядом с собой он видел фигуру Лакиш, которая без труда справилась с этим нападением, даже сумев слегка подхватить Яблоко на руки. Это просто удивительно. Это какое-то невероятное боевое искусство или что-то в этом роде? Может быть, это какая-то секретная высшая техника, затерянная в тумане далекой истории, вроде той, что использовали мастера древности, чтобы свести на нет любые повреждения или исчезнуть в клубах дыма?

«Призрак! Призрак! Призрак!»

«А п-п-прииизрак!»

Обезумевшая парочка продолжала что-то лепетать, пытаясь привлечь их внимание. Они указывали, пальцами в сторону, где виднелась фигура кого-то в плаще и уже знакомой маске.

«…Ах.»

Сейчас было время фестиваля. Выкрашенный в фиолетовый цвет, город был подобием перекрестка на границе жизни и смерти. Прямо здесь живые и мёртвые предположительно могли взаимодействовать друг с другом. Живые, разодетые как мёртвые, ходили вокруг, скрывая свои лица и имена.

Вот почему там была фигура, одетая в костюм того, кто не был никем. Они просто случайно проходили мимо друг друга в этом месте, не больше и не меньше. Этот человек, вероятно, был обычным гражданином Лайелла.

«Прости, что напугали тебя» крикнул Феодор. Человек в маске слегка кивнул и исчез на соседней улице. Он был несколько впечатлён его педантичностью.

По-видимому, воздержаться от разговоров, насколько это было возможно было подходящей манерой для того, кто носил маску и костюм в это время. Всё-таки, мёртвые не разговаривают, да и разговор может выдать их личность. Для того, чтобы стать никем, для начала нужно отказаться от своего собственного голоса.

Ну а теперь…

Независимо от острова, порт всегда был важным местом для торговли. Порты принимали товары с разных островов, перевозимые воздушными судами, и, наоборот, продавали товары с этого острова уезжающим купцам. Поэтому рядом с любым портом обычно появлялась гигантская площадь, до краев забитая товарами и толпами людей.

Естественно, Лайелл не был исключением. Хотя сейчас он начинал походить на заброшенные развалины, когда-то это был необыкновенный город, процветавший благодаря своей уникальной промышленности. Площадь, открытая благодаря оживленной торговле давно минувших дней, никогда не отставала от других соседних городов.

«...Ого.»

Сначала он услышал радостную музыку, которую играли оркестры, переходя с улицы на улицу. За ним последовал громкий шум, который мог исходить только от огромной толпы людей. Бесчисленные лампы висели на веревках над ними, нанизанные справа налево и слева направо, чтобы ярко осветить площадь фиолетовым светом. Под этим туманным освещением те, кто носили маски по образу мёртвых, смешивались с теми, кто этого не делал. Ряды палаток, которые одновременно служили фестивальными киосками, были усеяны всевозможными необычными сувенирами для продажи.

Всё вместе выглядело словно грань между реальным и потусторонним мирами. И всё же Феодор чувствовал оживленность.

«Ух ты...» рядом с ним Лакиш издала тихий изумленный возглас, который он не мог не подержать. «Удивительно! В этом городе до сих пор живет так много людей.»

Несмотря на то, что город был на грани разрушения, он всё же оставался городом. Массы людей, которые непостижимым образом материализовались из обычно спокойного городского пейзажа, смешались вместе, создавая живую атмосферу праздничных торжеств. Здесь были те, кто носил маски и те у кого были настоящие лица (среди некоторых рас настоящие лица были практически неотличимы от масок), в основном туристы и владельцы ларьков.

«Интересно, что сейчас делают Тиат и Колон…»

Ходили слухи, что они отправились на задание на соседний остров, но после этого об их местоположении почти ничего не было известно. Конечно, Феодор понимал, что пока они находятся на секретной миссии, вряд ли можно регулярно посылать отчеты о состоянии дел. И всё же он начал немного волноваться.

Панибал услышала его бормотание. «Судя по разговору, который я успела подслушать, они не отправились на далёкий остров» сказала она, как всегда спокойно. «Не удивлюсь, если они будут развлекаться во время этого же самого фестиваля в другом городе.»

«Если бы только это было так.» Феодор поморщился. Эта линия мышления слишком оптимистична.

«Может, это и правда, а может, и нет.» Она легонько похлопала его по спине. «Нет смысла слишком много думать об этом. Давай забудем о мелочах и насладимся этим в полной мере, хорошо?»

Она пытается быть оптимистичной или нет? Хотя он, как обычно, не совсем понимал, что имеет в виду Панибал, ему почему-то казалось, что его настроение улучшается.

«Эй, неужто это наш завсегдатай парень!»

Он повернул голову на знакомый голос. Внутри палатки, усеянной всевозможными масками, хозяин пекарни махал ему рукой. В какой-то момент он надел парик с невероятно длинными волосами и надел одну из своих масок, верхняя половина которой была разделена посередине. «Какое совпадение, что я встретил тебя в таком месте!» весело сказал хозяин. «Хей. Заходи опробовать мои новые виды пончиков!»

Он увидел, что все пятеро держатся за руки. На его лице появилась широкая улыбка. «Упс, похоже, сейчас не самое подходящее время останавливаться да болтать. Ты празднуешь со своей семьей?»

«Привидение!» Закричала Яблоко, уткнувшись головой в штанину Феодора. Даже без учета подозрительной маски верхняя половина лица владельца, была впечатляюще пугающей в его нынешнем образе, способном заставить рыдающих детей заплакать ещё сильнее.

«Вы и сегодня полны жизни, сэр» сказал Феодор, стряхивая Яблоко со штанины. К его колену прилипла струйка слюны с уголка её рта.

«Гахаха!» Хозяин пекарни хлопнул себя по большим бицепсам и громко расхохотался. «Ну конечно, парень! Пока пекарня остается открытой я всегда буду в добром здравии!»

Хотя это было время, когда мёртвые смешивались с живыми в этом городе, некоторые люди были просто полны жизни, независимо от того, как вы на них смотрели. Таковы были традиции и обычаи; просто идеи, которые разжигали эмоции, чтобы все чувствовали себя счастливыми. Независимо от того, какие маски они носили, независимо от того, какие костюмы они надевали, внутри они всегда были живые. Мёртвых людей не было. Нигде.

«Кстати, парень.»

Хозяин лавки поманил его к себе, наклонив голову к самому уху Феодора. Он многозначительно взглянул на Лакиш. «Ты постоянно развлекаешься с разными девушками, хотя у тебя уже есть такая милая жена? Не моё дело комментировать культуру других рас, но ты должен относиться к своей жене с большей заботой. Иначе всё полетит к чертям собачьим, ты же знаешь.»

«Как я уже сказал, всё совсем не так!» Мертвецкая маска владельца пекарни странно сочеталась с его небрежной, понимающей улыбкой. Феодор втайне вздохнул про себя.

***

На маленькой сцене шёл кукольный спектакль.
В программе была... Феодор не знал названия, но, наверное, это была какая-то сказка. История о приключениях и романтике, действие которой происходило в древние времена на поверхности. Оставшиеся в живых зверолюди, избежав резни со стороны злых храбрецов эмнетуайт, отправились в новую страну под руководством божественных посетителей и их Пото. Это был своего рода заговор.

Это вызвало у него легкое отвращение. Такого рода истории разжигали у зрителей их склонность становиться агрессивными по отношению к различным расам, напоминающим эмнетуайт, особенно к неотмеченным. Даже если сейчас это не было проблемой, учитывая, что Феодор и четверо с ним были неотмеченными, трудно было гарантировать, что они не привлекут нежелательных неприятностей.

Только он собрался предложить им пойти куда-нибудь ещё, как заметил, что Яблока рядом с ним нет. Как и Зефир с Панибал.

«А?»

«Прости... они вон там…»

В том направлении, куда извиняющимся жестом указала Лакиш, в первом ряду сидела своенравная троица, практически под самой сценой, и наклонившись вперед возбужденно наблюдала за игрой. Если оставить в стороне новорожденных, то почему Панибал, кто предположительно старше их, так решительно приклеилась к своему креслу?

«...Ничего не поделаешь.» Феодор пожал плечами. «Может быть, подождем их?» Хотя Лакиш выглядела подавленной, у неё была маленькая счастливая улыбка.

«Аа! Тах! Хайя!» Держа мечи в руках, куклы разыгрывали жестокую битву. Более того, сценический механизм лязгал и вращался, когда они меняли сцены. В общем, зрелище было на удивление впечатляющим, и это слегка раздражало Феодора. Тема истории, по-видимому, была любовь, мужество и дружба. Главные герои "зверолюди" работали рука об руку со своими товарищами, преодолевая, казалось бы, невозможные трудности одну за другой.

Какая бурная фантазия, подумал Феодор. Наполненное прекрасными событиями, увенчанное вдохновляющим финалом, шоу, очевидно, было написано так, чтобы зрители чувствовали себя счастливыми и довольными после просмотра. Как будто это когда-нибудь случится в реальной жизни.

Поймав себя на этом, Феодор понял, что такие противоположные точки зрения-это то, что говорят люди с извращенным взглядом на реальность. Реальный мир был гораздо сложнее. По правде говоря, действительно существовали сказочные ситуации, когда сила любви, мужества и дружбы приводила к прекрасному, блестящему финалу. В то же самое время было и много трудных ситуаций, у которых почти не было шансов когда-либо произойти.

«Э-эм...» негромко окликнула его Лакиш с расстояния примерно одного шага. «Ты помнишь... о чём мы говорили раньше? Моя просьба насчет Тиат?»

«Ну ...» пробормотал он. «Отчасти.»

«А можно мне ещё раз попросить о чём-то подобном?» Слегка удивленный, Феодор не мог удержаться и рассеянно уставился на лицо Лакиш. «Я больше не буду просить тебя играть роль её парня. Но отныне я надеюсь, что ты сможешь оставаться рядом с ней, как всегда.»

«Что это за внезапная перемена настроения?»

«В последнее время вы часто бываете вместе... вы выглядите такими счастливыми вместе.»

Выглядим счастливыми? Я либо гоняюсь за ней, либо меня преследуют только для того, чтобы вместе съесть наши любимые сладости. Это эти отношения, ты называешь счастливыми?

«Не могу обещать...» Феодор наклонил голову вбок. «Во-первых, эта беспокойная девчонка пыталась доверить мне тебя. Она сказала, что ты добра, честна, хорошо готовишь и можешь жарить вкусные пончики. Не кажется ли тебе, что её предложение по поводу тебя более выгодно, дорогая?» Детали их разговора, возможно, немного отличались, но это было неважно. Более того, в то время его сердце, возможно, дрогнуло лишь при упоминании вкусных пончиков, но об этом лучше было не говорить.

«Я... я...» медленно напрягшись, Лакиш покачала головой. «Я... в порядке. Я и сама прекрасно справляюсь. Я сама всё ещё могу найти своё счастье.»

Чёрт возьми, опять это? Теперь он начал раздражаться. «Я думаю, что всем вам, лепреконам, лучше ещё раз переучить общий язык Регул Айр.»

«А?» Она выглядела озадаченной.

В состоянии, когда она не казалась ни в малейшей степени здоровой, Лакиш утверждала, что она была в порядке, хотя выражение её лица было настолько далеко от обычного определения «в порядке». Может быть, эти девушки не совсем понимают значение этого слова, подумал он. Он искренне верил, что это потому, что они не знали ни правильного употребления, ни значения выражения «в порядке.» Да, именно так. Ему очень хотелось в это верить.

«А вы знаете самый эффективный способ сделать кого-либо несчастным?»

Вероятно, никогда не задумываясь об этом, Лакиш нахмурила брови и просто ответила, продолжая размышлять над этим вопросом. «Ты имеешь в виду ... ударить кого-то или украсть что-то важное для него?»

«Это тоже может сработать, но не так эффективно. Вы, вероятно, встретите сопротивление, да и станете преступником, даже если вам это удастся.»

«Стать преступником... погоди, если вы собираетесь причинять несчастье другим, то не лучше ли с самого начала делать плохие вещи?»

Её ответ был ошеломляюще невинным. Она действительно честная девушка, подумал он с удивлением.

«Всё очень просто. Просто скажите им: «вы несчастны»» Феодор замахал руками. «Я уже слышу, как ты пытаешься сделать так, чтобы это звучало хорошо: "ты можешь быть более счастливой" или "я сделаю тебя счастливой", но все они в одном духе. Хотя это может звучать хорошо, вы просто утверждаете, что всё их счастье - фальшивка, а ваша марка счастья - настоящая. Каким бы счастливым человек ни был раньше, как только он поверит этим словам, он начнет думать, что, возможно, ещё не достиг счастья.»
*БАМ!*

Он резко ударил кулаком по ладони. «Если ты начинаешь раздражаться из-за того, что не держишь в руках настоящее счастье, то всё кончено. Вы начнёте видеть все вещи, которыми вы когда-то обладали, как мусор, и чувствовать зависть к другим. Если так пойдет и дальше, то вы уже потеряли из виду своё собственное счастье. Вы начинаете полагаться на того человека, который готов кормить ваше счастье. Отнюдь не думая о них как о злодеях, вы даже почувствуете к ним благодарность. Это трюк, который постоянно используют казановы, мошенники или политики, чтобы обмануть других.»

Другими словами, это было то, на чём Импы, раса Феодора, специализировались как на своем образе действий. Конечно, он не станет упоминать об этом. «Ранее ты сказала, что сможешь найти счастье сама. Всё именно так, как я сказал. Мне кажется, ты просто желаешь себе несчастья.»

«Это…»

"Это неправда" - вероятно, хотела сказать Лакиш. Тем не менее, она замолчала и что-то пробормотала. Другими словами, что-то в словах Феодора, которые должны были звучать довольно принужденно, резонировало с ней. Более того, эта девушка была так поразительно честна, что ей не хватало проницательности, чтобы скрыть свои истинные чувства.

Феодор мысленно вздохнул. Печаль во благо. Она действительно слишком доверчива, будь то мошенники или казановы. Она должна благодарить свою счастливую звезду за то, что я ни один из них. «Это не обязательно плохо. Это может быть приятно – упиваться горем. Есть люди, которым это нужно, чтобы жить дальше. Но…»

Он замолчал, подыскивая подходящие слова, чтобы описать свои чувства.

Феодор Джессман был импом; потомком извращенных ублюдков, которые жили, обманывая и используя других, так что сознательно и целенаправленно объяснять эти трюки было сродни удушению собственной шеи. Зачем я это делаю? Эмоции, должно быть, взяли верх над ним, разум играл вторую скрипку в его голове.

Он пришел к чему-то вроде ответа. Он не хотел признавать этого – тот факт, что девушка по имени Лакиш Никс Сеньорис, которая упрямо желала счастья своим сёстрам, где бы они ни находились, пыталась относиться к себе как к единственному исключению. Если бы он суммировал всё это в одной фразе, то... …

«... Это тебе не подходит.»

«Что…?!» странно удивленно пискнула Лакиш.

«Хм? Что случилось?»

«О-о, нет, нет, нет, ничего такого! Я не думаю о том, как естественно из твоих уст прозвучали эти крутые слова!»

Только когда Лакиш указала на него, Феодор наконец понял, что он говорит. Если бы его слова были восприняты как попытка умаслить её, было бы трудно отрицать это обвинение. Конечно, разговор с самого начала шёл не в этом направлении, так что было очевидно, что он сделал это не нарочно.

«Но я всё понимаю. Наверное, ты прав. Это было действительно убедительно» Фиолетовые огни освещали её щеки, окрашивая их в светло-красный цвет. «Возможно, я желаю несчастья. Так как ... потерять это должно быть намного легче, чем потерять счастье.»

«...Я ничего не понимаю.»

Именно эти слова он собирался бросить ей в лицо. Но Лакиш лишь двусмысленно улыбнулась, не собираясь вдаваться в дальнейшие подробности. Её улыбка была нежной, даже несколько хрупкой, но по какой-то причине он увидел в ней странную силу, которая заставила его думать, что она не уклонится ни от одного из его вопросов.

«Так что, видишь ли…» сказала Лакиш «насчет Тиат... нет, и Панибал, Зефир, Яблока, и даже Колон... я хочу оставить всех своих друзей на твое попечение, Феодор.»

Почему ты вдруг заговорила о них? «Тебе не следует слишком доверять импам» сказал Феодор, чувствуя одновременно и усталость, и боль в груди.

Он смутно слышал вокруг радостные возгласы. На сцене был гигантский злой дракон, нападающий на зверолюдей, которые только что закончили своё путешествие и прибыли в какую-то обетованную землю. Против подавляюще могущественного врага, которого невозможно было победить, воины зверолюдей собрали всё своё мужество и храбро сражались. Именно тогда ослепительный свет покрыл всё вокруг, поскольку божественная защита посетителей даровала силу праведникам. Сотни мечей, которыми владели сотни солдат, сорвали чешую со злого дракона, которая должна была быть непроницаемой для любых атак.

«Во-первых, я не такой хороший парень, как ты думаешь…»

Раздался короткий вскрик, а мгновение спустя последовала какофония громких, странных, скрежещущих звуков, словно масса металлических предметов скрежетала, ударялась и царапалась друг о друга. Феодор резко повернул голову, как будто его только что ударило током. Точно так же, независимо от их расы или от того, были ли они одеты в какие-либо маски, все на площади как один повернули свои лица к источнику шума.

Хотя площадь находилась недалеко от портового района, она оставалась частью города Лайелл. Большая часть городского пейзажа была построена из медных и стальных пластин, пружин, винтов, линий электропередач, паровых труб и различных других деталей... проще говоря, город состоял из механических установок.

Одно из таких сооружений было в полную силу протаранено частично разрушенным големом. Под ним валялись разбитые куски нескольких приборных панелей, которые не так-то легко было уничтожить.

Странная жуткая тишина повисла над всем этим местом. Хотя только что произошел опасный инцидент, никто не произнес ни слова, глядя на эту кровавую бойню. В фиолетовые часы, когда расплывалась граница между жизнью и смертью, они молча смотрели на металлическую массу. Он лежал неподвижно, как будто механизмы, из которых он состоял, пересекли границу смерти.

Город Лайелл, и сегодня, тихо и медленно приближался к своей гибели.

 

глава 4. часть 1 - Тиат


Посмотрев на разложенные на столе бумаги, Айсея сделала сложное лицо.

Она что-то проворчала и схватилась за голову, ненадёжно зажав ручку между носом и губами. Женщина подняла глаза к потолку, издав странный звук и рухнула на стол, разбросав повсюду бумаги. Разрыв между её взрослой внешностью и детским поведением был поразителен.

«...Что делаешь?» Вопрос Тиат прозвучал наполовину из замешательства, наполовину из чувства долга, к нему примешивалось лишь немного её собственного беспокойства.

«Мммм... а-а-а...» Айсея подняла голову. «Я уже давно хотела кое-что узнать, поэтому вчера тайком стащила эти бумаги у первого офицера, понимаешь? Но количество всяких вещей, становится всё больше и больше…»

Она вздохнула, затем развернулась на своём кресле. Оно издало ужасный писклявый звук. «Хотя я ещё не встречалась с девчатами, я случайно наткнулась на этого парня. Ну, того, о ком мы тогда говорили. Феодор. Кажется, он хороший парень, не так ли?»

«...Только снаружи. Его истинная личность просто ужасна.»

«Разве? Ну, раз вы друзья, то тебе виднее.»

«Нет, мы не настолько хорошо ладим. Мы постоянно готовы вцепиться друг другу в глотку.» Тиат покачала головой. «Но как всё прошло? Он выглядел нормально?»

«Хм? Может быть, немного уставшим, но он выглядел так, как будто у него всё в порядке?»

«Ясно» Тиат отвернулась. С Феодором всё в порядке. Это означает, что с Лакиш, Панибал, Зефир и Яблоко тоже всё в порядке. Если бы даже одна из них почувствовала себя плохо, он бы позаботился об этом. В этом отношении его удивительно легко понять. Хоть он и лжец, его очень легко понять…

«Хммммм...?»

... Айсея посмотрела на меня со своей раздражающей улыбкой. Мне нужно сменить тему разговора. «Так какую же информацию ты получила?»

«А, это. Насчёт большого инцидента в прошлом месяце, когда вы, ребята, обрушили портовый район.»

Тиат поморщилась. Неужели я сама вырыла себе могилу? Нет, это чувство ... скорее я залетела в неё на полной скорости…

Айсея постучала ручкой по губам. «Из-за того, что зверь забрался в этот раздражающе большой дирижабль, весь остров мог быть обречён, если бы мы слишком долго бездельничали. Вот почему не было другого выбора, кроме как заставить всех работать вместе и сбросить корабль... Гм, это уже с самого начала был странный инцидент, но, когда я смотрю на эти документы, кажется, что количество вещей, которые я могу и не могу понять, накапливаются всё больше и больше, понимаешь?»

«ГМ...» Каким-то образом, казалось, что тема её ссоры с Феодором не всплывёт. «Что ты имеешь в виду?»

«Что... МММ... давай посмотрим... во-первых, после исключения возможности того, что зверь каким-то образом своими силами проник на дирижабль, я могу начать с предположения, что это было преступление, совершенное с использованием пузырька.» Айсея на мгновение погрузилась в глубокие раздумья. «Эй, Колон.»

«А? Что?» Колон выглянула из-за своей кровати, где она развлекалась, изгибаясь в странные формы.

«Допустим, ты бы хотела уничтожить этот остров, используя пузырёк-бусину. Где бы ты её разбила?»

«Что?! Э-э-э...» Колон явно была взволнована таким невообразимым вопросом, заданным ей. «Я бы ... я бы разбила его в ... середине острова! Наверное?»

Неплохо, подумала Тиат. В конце концов, в пузырьке было ничто иное как Кроянс. Нечто из самых глубоких и тёмных кошмаров, которое нельзя было ни уничтожить, ни сжечь. После его освобождения существовало только одно решение - отделить все места или предметы, которые он поразил, и сбросить их на поверхность.

Другими словами, если бы вторжение началось там, где его нельзя было бы отделить, победа зверя была бы предрешена в один момент.

«Да, это лучший способ сделать это. Если бы это было основной целью, я бы так и поступила. Молниеносное увеличение его размеров большим взрывом, само по себе было чрезмерным. Даже если бы вы не потрудились сделать это и оставили его в покое, остров, в любом случае, был бы сожран в ближайшее время.»

«... Другими словами ... их целью не было уничтожить весь остров?»

«Бинго.» Айсея уверенно кивнула. «По крайней мере, велика вероятность, что это не было их главной целью.»

«Но тогда что они хотели сделать?» Тиат задумалась. Может быть, их целью была Утика? Уничтожить самый большой, самый мощный дирижабль, принадлежащий Крылатой Гвардии?

... Нет, если это так, то они могли бы просто прийти и нашпиговать его взрывчаткой. Не было никакого смысла пользоваться столь невероятной козырной картой, как зверь, для таких целей…

Айсея прочистила горло. «Есть два важных момента. Во-первых, кто бы это ни был, он взял под свой контроль портовый район. Во-вторых, взрыв установил временные рамки для инцидента.» Тиат кивнула, скрестив руки на груди. «Значит, это был эксперимент... или стоит сказать, что они собирали данные?»

Она моргнула. «Что ты имеешь в виду?»

«В день инцидента Крылатая Гвардия следовала почти идеальному курсу действий и свела ущерб к минимуму, всё благодаря этому парню Феодору.»

Да. Ей было неприятно признавать это.

«А теперь попытайтесь представить себе ситуацию, в которой этого не произошло, где план нашего невидимого врага развивался благоприятно для них. Как вы думаете, как бы всё прошло?»

Тиат сделала, как было велено; она закрыла глаза, пытаясь вспомнить последовательность событий, произошедших с тех пор.

Сначала были хаотичные взрывы, беспорядки, служившие дымовой завесой, призванной задержать обнаружение "Кроянса". Если бы Феодор, утверждавший, что подобные хитрости - его сильная сторона, не разгадал правду о взрывах, Крылатая Гвардия задержалась бы примерно на полчаса.

Тридцать минут. С таким большим количеством времени, насколько бы возрос ущерб? Со временем распространение зверя, несомненно, будет прогрессировать. В этой ситуации, скорее всего, весь портовый район, не говоря уже о части прилегающего фабричного района, был бы захвачен и сброшен…
«Постой ка…»

«Что такое, Тиат?»

«Остров... не упал бы?»

«Совершенно верно.» Айсея пожала плечами. «Это было бы близко, если бы 5-я дивизия не выложилась в полную силу, как видимо и ожидалось, поэтому остров и выжил. Возможно, именно это и было целью их лидера.»

«Но зачем им устраивать что-то подобное?..»

«Понятно. Так вот оно что.» в какой-то момент их разговора незаметно вошёл Накс Серзел и облокотился спиной об стену.

«Накс?»

«Знаешь, тогда у меня было очень плохое предчувствие. Даже после всех этих приготовлений с первыми взрывами и тем вторым, который произошел позже, врагу всё равно не удалось захватить один единственный город. Как бы это сказать ... как будто они пытались прощупать Крылатую Гвардию, да?»

Он сорвал с головы яркую прядь волос и лениво посмотрел на неё. «Да, значит, так оно и есть. Они действительно хотели, чтобы Крылатая Гвардия пошла за ними. Их целью было создать кризис, в котором бы остров рухнул на поверхность, если бы Гвардия не бросила на них всё, что у них есть. Они хотели посмотреть, как поведет себя Крылатая Гвардия, столкнувшись с чрезвычайной ситуацией.»

«...Ну, скорее всего, так оно и есть.» вздохнула Айсея. «Мои мысли на этот счёт совпадают.»

Что... что…

«Какого чёрта?!» Тиат громко фыркнула, забыв о своем положении во время инцидента. Нет... нет, этого не может быть! Если это то, чего они хотели, тогда я... я…

«Может быть, они наблюдали за твоей битвой издалека» предположила старшая фея. «Нам повезло, что Тиат смогла прикончить его, не открывая врата фей»

Что? Что же это такое? Серьезно, что это за чертовщина?!

Даже если ... даже если я действительно была готова умереть там! Несмотря на то, что я думала, что мне нужно использовать всю свою опасную для жизни силу, чтобы спасти (почти) всех окружающих меня - людей на 38-м парящем острове и моих маленьких сестёр на складе!

Это было... то, на что надеялся наш враг?

«Возможно, у них не было достаточно информации о пузырьке и звере внутри него» сказал Накс. «Значит, им нужны были полевые данные о том, насколько хорошо они могут использовать и то, и другое?»

«Вполне вероятно» немного проворчала про себя Айсея. «Хотя, если они прикрывали использование пузырька другим взрывом в том районе... тогда, если принять во внимание извращенную логику нашего врага, они, должно быть, хотели, чтобы мы даже не подозревали, что это был просто блеф, да?»

Она снова посмотрела на Тиат и Колон. «Этот парень тоже говорил что-то подобное? Мы можем только думать да гадать, но то, что произошло тоже не плохо»

«А?» Даже если бы её спросили, ничего особенного ей в голову не пришло. Тиат посмотрела на Колон, но та покачала головой.

Айсея взглянула на Накса, Сокола, бывшего другом Феодора. Он пожал плечами с горькой улыбкой на лице.

Старшая фея откинулась на спинку кресла, и то снова заскрипело. Плохо. «Если бы его догадки совпадали с тем, что говорится в материалах, то не было бы ничего удивительного, если бы он сделал то же самое заключение, к которому мы только что пришли. Но в тот день ничего подобного не было. Возможно ли, что он скрывает какие–то большие секреты?..»

«Айсея» решительно сказала Колон, занимающаяся своей странной гимнастикой «Феодор хороший парень.»

«Хм.» Айсея остро улыбнулась. «Я предположила.»

Глядя на её зубастую улыбку, Тиат вспомнила кое-что из того дня.

В тот момент, когда они вдвоем столкнулись лицом к лицу и скрестили мечи.

Тот парень, снял очки и сбросил маску слабого человека.

«Знаешь, мой старший брат однажды сказал мне кое-что. ‘Ты не должен отказываться от этого мира.’»

«Когда мир убил моего брата, я всё равно решил отказаться от него.»

Вот именно. Феодор ... так и сказал.

Был ли он зол? Бредил? Был полон ненависти? Или это было что-то другое? Он выкрикнул что-то вроде обещания, его голос был полон сильных, сложных, запутанных эмоций.

Честно говоря, в тот момент она его не слушала. Её голова была забита только тем, что касалось её самой, и она не утруждала себя тем, о чём он думал. Однако, если его слова тогда были разоблачением его истинных чувств, которые он до сих пор скрывал…

«Если вы говорите, что хотите устроить свою вдохновляющую историю, когда все расы будут появляться и держаться за руки, если вы говорите, что будете защищать ублюдков, которых не следует защищать, то все вы-мои враги!»

«Я стану препятствием для всех вас!»

Он тогда был очень зол. Зол на Тиат, готовую умереть. Зол на всё, что она решила защитить своей смертью. И злился на весь мир за то, что он допустил такой обмен жизнями. Если это его настоящее лицо, и ему нечего скрывать, тогда...?

Это что-то вроде великого дела, которое он поддерживает?

Это что-то вроде справедливости, в которую он верит?

Или это что-то вроде будущего, которое он ищет?

В погоне за этими вещами образ жизни, который он избрал, так…

«Тиааааат? Ты с нами?»

«Хм? Ой, прости.» Тиат мягко оттолкнула руки Колон. Другая фея размахивала ими перед её глазами. «А, ничего.»

«Ах, прости, прости. Я не хотела в нём усомниться, понимаешь? В конце концов, он твой дорогой друг.» Глаза Айсеи были добрыми, когда она говорила это, хотя она определенно больше не улыбалась. «Но, чёрт возьми, с самого начала мы должны были быть существами, которые сражались только против Тэймеров. Мы все воспитывались для этой цели и умирали ради неё. Вот что было для нас естественно. И вот мы здесь, даже не подозревая об этом, сражаемся на совершенно другом поле боя против совершенно другого невидимого врага.»

Её следующие слова прозвучали тихо, как шепот. «Но я планирую сделать что-то, чтобы положить всему этому конец... так что я не собираюсь так просто умирать, понятно?»

глава 4. часть 2 – Феодор

По другую сторону окна садилось солнце.

«Аа» заметил первый офицер, разбирая какие-то документы на своем столе. По спине Феодора поползло дурное предчувствие.

«Я облажался. Пости уже ушёл.»

Пости было имя их любимого голема, собирающего почту. В Лайелле многие основные службы были автоматизированы, и почтовая служба была одной из них. В ней работали големы, которые каждый день бегали по городу, собирая, сортирую и доставляя почту. Они были очень надежными, с частотой перебоев ниже, чем даже у обычных почтовых служб в других городах. Даже когда другие службы Лайелла прекратили свою работу, почтовые големы продолжали работать без сбоев.

Хотя големы почтовой службы были удобны, они, однако, не были лишены недостатков. Во-первых, они были слишком жесткими и бескомпромиссными. Они отправлялись в определенные места в определенное время, чтобы собирать и доставлять почту. За пределами этих временных рамок они ничего не собирали и не доставляли.


«А ... ГМ. Четвёртый офицер Феодор Джессман, у вас есть минутка?»

«Прошу прощения, первый офицер. У меня всё ещё есть кое-какие дела, которыми я должен заняться без отлагательств.»

«Да ладно, что это за банальное оправдание?»

«Это не так, я говорю правду. Видите ли ... сейчас у меня в планах пройтись по магазинам с Яблоком и остальными.»

На самом деле было много необходимых вещей, которые Феодор должен был купить, таких, как например сменная одежда, новые книги и игрушки. Иголки, нитки и хлопок для латания куклы животного, порванной Яблоком во время игры; чистящие средства для стен и полов, которые Зефир беспорядочно изрисовала каракулями. Он не мог полагаться лишь на армейские запасы, чтобы обеспечить себя всем необходимым.

«Ты почти как их отец, да?»

Из уст Феодора вырвался вполне естественный ответ: «Не помню, чтобы я брал на себя такую ответственность. Если любовь к маленьким детям - это всё, что нужно, чтобы заслужить этот титул, я не смогу смотреть в лица всем остальным отцам мира.»

«Ну, раз уж ты этим займешься, не возражаешь, если я тоже от тебя кое-что попрошу?»

Феодор ответил молчанием.

«Не делай такое недовольное лицо.»

«Что? Нет, ничего подобного. Понимаете, все покупки, что я должен сделать, это часть моей работы.»

«Не волнуйся, ты сможешь сделать это по дороге. Просто помоги мне доставить этот документ в мэрию.» Первый офицер помахал Феодору конвертом. «Речь идет об этих неисправных механизмах. Три объекта должны быть срочно закрыты, а это список инженеров и материалов, которые нам нужны для аварийного ремонта.»

«Как ты мог забыть отправить такой важный документ?»

Первый офицер отвел глаза. «У меня сегодня было много бумажной работы» пробормотал он неопределенно.

Если честно, это довольно тяжелая работа, но, если я этого не сделаю, возникнут всевозможные проблемы.

«Кстати, первый офицер, поскольку мы доверяем наше будущее этим будущим феям-солдатам, я бы хотел время от времени давать им дополнительное питание. Не то чтобы провизия Крылатой Гвардии была лишена питательной ценности, но всё же.»

«Знаешь, ты иногда слишком далеко заходишь в своих добродетелях...» первый офицер тяжело вздохнул, смирившись. «Только не забудь сохранить квитанцию.»

«Конечно.»

Поскольку забота о Яблоке и остальных входила в официальные обязанности Крылатой Гвардии, все расходы, связанные с этим процессом, могли быть списаны на их счёт. Феодор не мог себе позволить так траться, поэтому он был готов опереться на своё начальство, чтобы выйти сухим из воды.

«Не знал, что ты из тех, кто так сильно любит своих дочерей.»

«Я не из тех, и я не собираюсь становится их отцом. Всё так, как я уже сказал.»

«Конечно, как скажешь. Потратить немного мелочи — это нормально, если ты выполнишь работу. Но взамен...» он поманил его пальцем. Нахмурившись, Феодор наклонился ближе, чтобы послушать. «... У меня есть для тебя ещё кое-что. Используй свои глаза, чтобы осмотреть город.»

Я не понимаю. «Если вас что-то беспокоит, я уверен, вы можете положиться на военную полицию.»

«Нет, я не об этом. Мальчик мой, мне нужно, чтобы ты посмотрел на улицы своими глазами.»

Глаза Феодора Джессмана ... импа.

Он не просил меня использовать мои особые способности. Сила глаз импов не особенно хорошо изучена, и в любом случае она бесполезна в этой ситуации. Нет, он хотел, чтобы я использовал свою точку зрения – точку зрения расы искусных обманщиков, знающих все виды обмана, интриг, заговоров и лжи – чтобы выяснить, не происходит ли в городе что-нибудь подозрительное.

«Ты полагаешь, что что-то происходит?»

«Не знаю. Может, я и беспокоюсь по пустякам, но всё равно хочу, чтобы ты осмотрелся.»

Он не может быть уверен, поэтому ему нужна пара надежных глаз, чтобы собрать информацию... вероятно, есть некая причина. Это понятно. На этот запрос, у меня нет никаких причин отказывать. Так что…

Феодор улыбнулся. «О, это напомнило мне. На днях на углу одной из улиц я видел кое-какую одежду, которая идеально подошла бы для Яблока…»

«Всё, что твоей фантазии угодно»

И снова Феодор издевался над своим начальником, и это сходило ему с рук.

***

«Уоо, ваа, ого.»

Дороги в этом районе находились на некотором удалении от главной улицы. В Лайелле такие отдаленные дороги никогда не были ровными. Они были усеяны неровностями, открытыми коллекторами и всевозможным мусором, что делало их труднопроходимыми.

«Не снимайте перчаток. Тут повсюду разлита нефть, и будет неприятно, если вы прикоснетесь к ней голыми руками.»

«Уго!» Яблоко весело ответила, подпрыгивая на месте, как будто не могла правильно произнести: «Да».

«Лаки?»

«Ладно, ладно.»

С другой стороны, Зефир не собиралась бегать кругами и вместо этого приставала к Лакиш, чтобы подзадорить её.

Знаешь, это не очень хорошая идея-так баловать девочек. Ну что ж, думаю, тут уж ничего не поделаешь. Я уже и сам привык их баловать.

«Прежде чем мы пойдем за покупками, мы можем заскочить в мэрию?»

«Да, конечно.»

После этого короткого обмена репликами они оба замолчали.

После их разговора в день фестиваля атмосфера между Феодором и Лакиш слегка изменилась. Это не было чем-то вроде привязанности или отвращения, и это не было чем-то, что рассеялось бы, если бы они были дальше друг от друга. Лучшим словом для описания этого было бы…

Неловкость.

«Тебе уже лучше?» Феодор попытался продолжить разговор.

«А, да. ЭМ ... прости, если я заставила тебя волноваться» ответила Лакиш, сдвинув руки, чтобы убедиться, что зефир не упадет. «Такое время от времени случается с нами, феями. Когда мы разжигаем венон, слишком сильный для нашего тела, наши и без того недолговечные личности становятся ещё более нестабильными... по крайней мере, так мне говорили. Видишь ли, это не столько болезнь тела, сколько болезнь разума.»

Уверяя его, что она не страдает какой-то неизвестной болезнью, она, вероятно, хотела, чтобы Феодор не беспокоился о ней. Однако её слова возымели обратный эффект. Он чувствовал себя ещё более встревоженным, чем прежде.

«Хм, знаешь... в моем случае ... похоже, у меня особый талант в использовании венона. Даже в моей обычной повседневной жизни, я иногда случайно разжигаю свой венон, и он бушует словно адское пламя. Дни, когда мне нужно использовать Сеньорис, особенно страшны, так как это меч имеет неограниченную способностью использовать и усиливать венон. Я едва могу справиться с напряжением от активации его даже на совсем короткое время» Слова Лакиш прозвучали быстрее, чем обычно, и её улыбка была чуть более вымученной, чем обычно.

Это не повод для смеха. И нет необходимости указывать на это, поскольку человек, о котором идет речь, знает это лучше, чем кто-либо другой.

«Я не пытаюсь говорить как Тиат, но... неудивительно, что я до сих пор не могу владеть Сеньорисом, как Кутори.»

Опять это имя?

Легендарная старшая фей-солдат. Предыдущий владелец сильнейшего раскопанного оружия, Сеньорис. Однажды она убила бесчисленное количество Тэймеров и даже успела влюбиться запретной любовью во второго технического офицера, мастера по зачарованному оружию по имени Виллем. Прямо сказочная фея.

«Нет никакой необходимости подражать ей, разве нет? В конце концов, ты - это ты.»

Честно говоря, Феодор был поражен тем, как банально это прозвучало. Избитые, пустые слова, которые не служили никакой другой цели, кроме как дать подтверждение кому-то другому.

Теперь, когда я думаю об этом, я сказал что-то подобное Тиат, когда мы тогда сражались. Но я не пытался обмануть или манипулировать ею. Мои самые искренние слова просто случайно прозвучали как ложь. Мой характер такой скудный? Печаль во благо.

«Тут... ты прав. Я - это я.»

«Ты будешь в порядке, если воздержишься от использования оружия, подобного Сеньорису. Если ты боишься, что твой венон может разжечься в твоей повседневной жизни, то с этого момента тебе нужно быть более осторожной.»

«Но…»

«Всё-таки, я не хотел бы потерять тебя из-за чего-то подобного.»

«... А?» Лицо Лакиш покраснело.

«А? О, ГМ…»

Увидев её реакцию, Феодор понял, что выбрал не те слова. Нет, всё совсем не так. Я не пытаюсь сделать какое-то непонятное признание в любви! Я пытаюсь сказать что-то более разумное, более своевременное... правильно, я пытаюсь привить ей немного здравого смысла, ну же.

«Лаки? Феоо? Зефир по очереди посмотрела на их лица, и они оба опустили головы, внезапно замолчав.

«Эм…»

«Так…»

Они одновременно подняли головы и неожиданно встретились взглядами. Затем…

«Ахаха…»

«...Хех.»

Они рассмеялись. Это была не особенно веселая или счастливая ситуация, а скорее один из тех случаев, когда человек не может сделать ничего, кроме как рассмеяться.

«Итак...» продолжил Феодор их разговор, бессознательно переставляя ноги вперед. «Я собираюсь сказать что-то странное, но, пожалуйста, выслушай»

«Что-то ... странное?»

«Да. Я собираюсь рассказать тебе кое-что настолько нелепое, что нас может начать преследовать военная полиция, поэтому я сначала честно предупреждаю тебя.» Вздохнув, Феодор собрался с мыслями.

Это не то, что я должен говорить публично. Но ведь я не могу вечно держать это в секрете. Рано или поздно мне придется честно объяснить это девочкам. И я решил - я расскажу им об этом раньше. Вот и всё, что от меня требуется.

Он собрал всю свою решимость. «Я…»

Как только Феодор начал говорить, он почувствовал странную дрожь под ногами.

глава 4. часть 3 - Марго Медичи


К тому времени, как они добрались до башни, она была уже мертва.

Механизмы, встроенные в её стены и полы, отключились. Трубы, по которым обычно шли пар и электричество, были перерезаны, что остановило подачу энергии извне. Все двери и окна были плотно закрыты и оклеены пломбами-гербами Лайелла, а также табличками «вход строго воспрещен». Ниже этих табличек были другие, в которых до мельчайших подробностей описывались различные наказания, предполагаемые за нарушение этого запрета.


«На это место больно смотреть, но в то же время оно очень удобно, не так ли?»

В комнате на тринадцатом этаже собралась группа лиц, из окна открывался почти беспрепятственный вид на Лайелл. Говорящий смотрел на пейзаж, его эмоции были скрыты за маской, когда он пробормотал себе под нос тоном ни радостным, ни грустным. «Не запусти мы машины, эта дверь не сдвинулась бы ни на дюйм…»

Низкий гул раздавался из-под ног, пока глубоко под землей работал принудительно перезапущенный инертный аварийный реактор.

Чтобы быстро обеспечить механизмы нормальным количеством энергии, машина была вынуждена работать на опасном уровне. В результате её срок службы, несомненно, сократился, но это не имело никакого значения для группы. Всё будет в порядке, если реактор продержится, пока они не закончат.

В результате механизмы башни восстановили свою функциональность, хотя и временно. Процесс занял драгоценное время и отягощал их бесполезным риском, но это был единственный способ проникнуть в самые глубины башни. Других вариантов не было.

«И всё же, поскольку проникновение сюда запрещено для кого-либо, нам не нужно беспокоиться о посторонних. Здорово, не правда ли, Марго Медичи?»

Маленький человек в маске слегка вздрогнул, повернувшись лицом к более высокому мужчине. «Я ... не помню, чтобы называла тебе ... своё имя.»

«Естественно, я навел на тебя справки. В конце концов, знать, откуда берутся наши торговые партнеры, для нас вопрос жизни и смерти.»

«…Действительно. Как и следовало ожидать от самого выдающегося... бывшего самого выдающегося... работорговца Элписа. Знание того, что ты ... действуешь вне закона ... заставляет тебя так осторожничать?»

Работорговец тихо рассмеялся. «И ты тоже, я не помню, чтобы где-то разглашалось моё прошлое.»

«Естественно ... я навела справки. Происхождение моего ... торгового партнера таково…»

«Торгового партнёра? Хе-хе-хе, твоя игра довольно хороша, хотя ты всегда будешь звучать не в соответствии с характером, независимо от того, как будешь приукрашивать свою речь.»

Тишина заполнила пространство между ними.

***

Тиат Шива Игнарио едва успела расслышать их разговор.

Похоже, торговец выбрал эту башню, чтобы восстановить ранее сорвавшуюся сделку с пузырьком-бусиной. Вероятно, этот план был хорошо продуман. Все двери были заперты до тех пор, пока реактор не был перезапущен, так что не было никакой возможности попасть в башню заранее. Поскольку каждый этаж был очень тесным, им не нужно было много охранников на 13 этажей. Нужно было следить только за этажами непосредственно наверху и внизу, чтобы обеспечить безупречную безопасность. Да и в башне не было места, где кто-то мог бы из укрытия шпионить за сделкой.

Кроме того, хотя Тиат не была уверена, знают ли об этом торговцы, маленький человек в маске – похоже, Марго – обладала чрезвычайно острым чутьём. Если поблизости активируется какой-либо венон, она заметит это и немедленно сбежит. Другими словами, укрыться с помощью магии тоже было невозможно.

Однако место, где затаилась Тиат не требовало преодоления ни одной из этих предосторожностей.

Холодно.

Тиат задрожала, прижимаясь спиной к внешней стене башни. Свистящий ветер был холодным. Она случайно взглянула вниз, и мороз пробежал по её спине.

Конечно, даже если бы она потеряла равновесие, высоты башни было достаточно, чтобы она могла воспламенить крылья из венона. Времени было более чем достаточно, чтобы сделать это, прежде чем она рухнет на землю. Она знала это, конечно, но... она просто не могла успокоить свои нервы.

«Чувствую себя... не в своей тарелке. Что... ты имеешь в виду?» спросила миниатюрная Марго, демонстрируя всю свою осторожность.

«Только то, что я сказал. Ты уже раскрыла нам свою настоящую цель.» Победоносно провозгласил работорговец, щелкнув волосатыми пальцами. Его телохранители двинулись, как будто собираясь окружить Марго.

«Что... ты собираешься сделать...?»

«О, просто немного предосторожностей, вот и всё. Я подумал, что могу поймать одного убийцу, пришедшего по мою голову.» Марго не ответила. Работорговец ухмыльнулся. «Я же сказал, что проверил тебя, да? Недавно погибло несколько бывших торговцев Элписа. Самое странное, что все они умерли посреди какой-то странной сделки…»

Теперь, окруженная пятью мужчинами, Марго настороженно смотрела по сторонам.

«Ну и ну!» Работорговец хлопнул в ладоши. «Давай продолжим сделку! Как насчет того, чтобы взять и отдать мне все эти пузырьки-бусины, что у тебя с собой?»

Что же мне делать? Подумала Тиат, дрожа от холода. Она не очень хорошо следила за разговором, но кое-что могла сказать.

Эта маленькая особа в маске, Марго М ... М ... Марго как-её-там, была ещё ребенком. По сравнению с пятнадцатилетней Тиат Марго была на несколько лет младше. Скорее всего её маленькое телосложение не было расовым признаком, но всё было ещё сложнее. Её голос был изменен не только для того, чтобы его было трудно идентифицировать, но и для того, чтобы он не выдавал никаких признаков возраста Марго.

Но ... даже если мы это знаем, что с того?

Их миссия состояла в том, чтобы заполучить все пузырьки-бусины, которые были у Марго. Можно было просто ворваться и арестовать всех, кто там был. Если они начнут внезапную атаку с таким расчетом времени, Марго, вероятно, не сбежит, как в прошлый раз.

Но в таком случае они смогут добраться только до пузырьков, принесенных Марго. Они не могли действовать беспечно, опасаясь, что Марго поделила их между своими товарищами.

Колон. Тиат перевела взгляд на свою розововолосую подругу и увидела, что та тоже прижимается к стене и с болью смотрит на неё.

«...Ачху.» Наряду с этим выражением, с её губ сорвался легкий чих. Тиат поспешно заглянула внутрь, с облегчением обнаружив, что она осталась незамеченной среди завываний ветра.

«Я... ничего не знаю... об этом. Хотя ... вы мне не поверите... наверное?»

«Ты всё правильно поняла, ха.»

«Я принесла только ... один пузырёк-бусину. А теперь ... оговоренную плату.»

«Ха! Эта сделка уже мертва и похоронена. Сейчас ты должна думать о другом. Отдай нам все свои пузырьки бусины и свою жизнь тоже»

Один из телохранителей бросился к Марго сзади, в его руке тускло блеснул обнаженный нож.

Конечно, учитывая, как Марго до сих пор ускользала от преследования Крылатой Гвардии, их осторожность была далеко не средней. Марго, вероятно, рассматривала возможность того, что на неё нападут, и без малейшего следа удивления ловко увернется одним движением. Кончик ножа исчезнет в плаще Марго, и телохранитель, не удержав стойку, рухнет на пол.

Все так и думали. Тиат, Колон, Марго, даже вооруженный ножом телохранитель и другие люди в масках. Все они ожидали одного и того же результата.

Но случилось кое-что, чего никто из них не ожидал. Причина, по которой башня была обесточена и отрезана от внешнего источника питания. По этой причине вход был запрещён и все двери были наглухо закрыты.

Машины, составлявшие башню, были изношены далеко за пределы своих возможностей. Напорные клапаны проржавели, паровые трубы покоробились, аварийная сигнализация была сломана. Однажды, после небольшого взрыва, мэрия послала инженера исследовать башню. Она была признана крайне опасным местом и была отключена и закрыта в тот же день. Это было три дня назад, и именно поэтому башня была уже мертва, когда прибыла группа в масках.

Конечно, запуск аварийного генератора энергии без проведения какого-либо технического обслуживания или ремонта только ухудшил ситуацию. Не имея возможности высвободиться в течение более чем тридцати минут, разрушительно высокое давление пара медленно нарастало, пока, наконец…

Генератор взорвался с оглушительным рёвом, разлетевшись на бесчисленные железные обломки.

***

Башня сильно раскачивалась, и окна одно за другим разбивались вдребезги. Внезапная вибрация также сбила с толку наблюдателей, которые цеплялись за внешнюю стену.

Стойка Марго дрогнула. Она повалилась, словно нарочно, навстречу ножу, который вонзился ей в спину.

Грязное стальное лезвие пронзило молодую плоть. Голос Марго исказился в мучительном крике.

Башня начала крениться. Стены громко заскрипели и разлетелись на множество осколков, посыпавшихся с тринадцатого этажа. Когда телохранители начали понимать, что происходит, а торговец в панике свернулся в клубок, несколько предметов выпало с груди упавшей Марго, упало на пол и легко подпрыгнуло с четким звоном.

Сферы размером с ладонь, заключавшие внутри неописуемую черноту.

У торговца отвисла челюсть, словно он хотел сказать: «Вот оно!»

Ужас загорелся в глазах Марго, когда она повернулась к упавшим стеклянным шарам. Пол был уже настолько наклонен, что стоять было невозможно. Естественно, это означало, что стеклянные сферы катились вниз - другими словами, с тринадцатого этажа в пустое пространство.

Человек с ножом отпустил его и протянул руку. Он не дотянулся.

Затем две девушки влетели через разбитые наружные стены, на мгновение огляделись и без малейшего колебания потянулись к катящимся стеклянным шарам.

Поймали! Торжествующе подумала Тиат. Всего было три пузырька, что они смогли поймать, потому как Марго поймала один из них. По сведениям Айсеи, привезенных на остров бусин было три.

Другими словами, если бы им удалось заполучить последний пузырёк, всё было бы кончено. Оставалось ещё несколько препятствий -вооруженные люди, но они вряд ли будут большой проблемой.

«Эй, вы! Не с места и сдавайтесь, ладно?» Крикнула Колон, не сильно энергичным голосом. «Мы выслушаем ваши показания позже, так что не с места!»

Никто не видел.

Никто этого не понимал.

Четыре стеклянных шара выпали с груди Марго Медичи.

Нужно было поймать четыре пузырька-бусины.

Последний бесшумно катился по наклонному полу, набирая скорость и в итоге перелетел через край разрушенной стены.

Далеко внизу, под накренившейся башней, где-то там, где никто не видел и не слышал, разбился стеклянный шар.

глава 4. часть 4 – Во тьме


«угх…»

Феодор медленно открыл глаза.

Темно.

Его разум был словно в густом тумане. Некоторое время Феодор ни в малейшей степени не мог понять то, что с ним произошло. Он шёл по городу с Лакиш, Яблоком и Зефир. Они срезали путь к мэрии, идя по закоулкам за главной улицей. И в тот момент, когда они с Лакиш собирались обсудить что-то очень важное, его ноги остановились. После этого…


Ах, да. После этого он почувствовал дрожь под ногами. Это осознание пришло слишком поздно.

Ревущий звук ударил по его ушам и сотряс мозг. Землетрясение, подбросившее его тело вверх. Ощущение парения, словно земля была ковром, который внезапно выдернули из-под него. Давление, как будто обрушилось само небо.

Если бы он заметил опасность хотя бы на несколько секунд раньше, то, возможно, он бы поступил совершенно иначе. Как бы то ни было, в этом хаосе Феодор смог сделать только две вещи: оттолкнуть Лакиш, державшую Зефир, и схватить Яблоко, прижав её изо всех сил к груди.

«…Оу. Тяжело!»

Откуда-то из-под его рук донесся жалобный голос. Так что, по крайней мере, он смог защитить Яблоко. Тяжело дыша, Феодор вздохнул с облегчением.

Агхх. Его пронзила боль.

Похоже, они провалились в один из технических туннелей, пронизывающих город Лайелл. Предназначенный для Големов и других миниатюрных рас, он не был тем, что можно было бы назвать удобным местом. Слабое свечение настенных приборных панелей освещало их окружение, позволяя Феодору хорошо рассмотреть это место.

Его нижняя половина была чем-то придавлена - стеной или крышей, он не знал. Может быть, потому что он приземлился в довольно тесном пространстве, но по крайней мере он не был полностью раздавлен. Впрочем, выбраться из этого затруднительного положения тоже будет нелегко.

Он не видел источника боли, но знал, что он где-то в левом бедре. Судя по тому немногому, что он мог видеть, а также по странному головокружению, охватившему его, казалось, что он довольно сильно истекал кровью.

«...ГХ.»

Он не мог собрать достаточно энергии, чтобы пошевелить ногами, не говоря уже о том, чтобы сдвинуть стену или крышу. Дерьмо, это может действительно плохо окончится, подумал он про себя; чем больше проходило времени, тем больше крови он терял. Ещё немного и им будет трудно выбраться. Смерть приближалась.

Смерть?

Встретить её так скоро после прибытия в этот мир? Неужели его жизнь действительно закончится здесь?

…Нет. Он осознал. Эта смерть не была драматичной или какой-то особенной. В один прекрасный день это могло внезапно произойти с кем угодно и где угодно, по причине, о которой сам человек не знал и не подозревал. В тот день, когда его родина была разрушена, он видел огромные толпы людей, поглощенных именно такой внезапной смертью.

Тогда он каким-то образом избежал смерти. Тем не менее, смерть вернулась к нему здесь, и на этот раз не казалось, что ему снова повезет.

«Я ... я в порядке! Ты как?!»

Как только сознание Феодора начало угасать, он услышал голос. В следующее мгновение давление исчезло с его тела. Снова открыв глаза, он оглянулся через плечо.

Там была Лакиш, поднимавшая большой камень обеими руками. Это было странное зрелище для такой робкой, хрупкой на вид девушки - поднимать своими тонкими руками груз, который не смогло бы поднять бесчисленное количество мускулистых мужчин. Пока Феодор корчился от боли, он сказал что-то, что, казалось, должно было быть сказано.

«Тебе не следует ... и-использовать венон. Разве это не ... нагружает твое тело?..»

«С-с-сейчас не время говорить что-то подобное!» Почти всхлипывала Лакиш, отбрасывая невероятно легким движением то, что оказалось потолком. Он врезался в стену с громким, сотрясающим землю грохотом и разлетелся вдребезги, разбросав свои осколки по всему полу.

***

Учитывая, насколько сильной была боль Феодора, его кровотечение, вероятно, также было не слабым. Его кости также были сильно повреждены, судя по исходящему от них теплу. Единственное, на что Феодор мог рассчитывать, так это на то, что его артерии были целы. Если бы он опёрся на плечо Лакиш, то возможно смог бы выпрямиться и ходить.

«Думаю, о том, чтобы пробиться через потолок, не может быть и речи, а ?..»

Оказывая первую помощь ранам на ноге, Феодор ещё раз осмотрел местность. Повсюду валялось довольно много обломков. Тем не менее, подземный путь не казался полностью заблокированным; там было достаточно места, чтобы они могли пройти. С другой стороны, всё было именно так, как он сказал: дыра, в которую они провалились, была не просто недосягаемо высоко, но и завалена несколькими слоями обломков.

«Э-Эй. Я могу полететь туда и если у тебя есть веревка…»

Феодор щелкнул по лбу ту, кто стремилась навредить себе.

«Ауу?!»

«Сколько раз тебе повторять? Тебе не следует использовать венон. Одно дело, если бы ничего не мешало, но разве это не будет перебором летать, перетаскивая все эти обломки и стараться не вызвать ещё один обвал?»

Лакиш замолчала. Хотя, не будучи пользователем венона он не был уверен, что сможет убедить её исключить использование магических мер, но похоже, что они оба каким-то образом достигли взаимного согласия. «...Но мы не можем оставаться здесь вечно…»

«Естественно. В этом тоже есть опасность. Вот почему мы будем искать выход… там.» Он указал на уходящую в темноту подземную дорогу.

«Ты знаешь, как отсюда выбраться?»

«Врежь мне. Но где-то же должен быть выход.»

«Но ... твоя нога ...»

«А, это?» Феодор резко выпрямился, вытирая холодный пот, вызванный его движением. «Это чертовски больно, но я так просто не сдамся.»

***

Подземные туннели были запутанными, словно лабиринты. В сочетании с их малой шириной и низкими потолками коридоры казались длиннее, чем были на самом деле. Простое передвижение по ним заставляло чувствовать себя всё более и более подавленными.

В этих условиях сущности Яблока и Зефир были их спасением. Говорили, что юные феи не имеют понятия о смерти, так что, возможно, именно поэтому эта опасная ситуация была для них чем-то вроде захватывающего маленького приключения, небольшого отхождения от обыденности повседневной жизни. Как бы то ни было, им, похоже, нравилось медленно продвигаться по мрачному туннелю. Их радостные улыбки были ещё шире, чем когда-либо прежде.

«Продолжим разговор, что мы вели ранее...» чувствуя, что он, должно быть, довольно плачевно выглядит, Феодор на ходу опёрся о плечо Лакиш. «Я хотел бы закончить то, что собирался сказать, до падения.»

«О... да?»

«Видишь ли, я... считаю, что Регул Айр, такой каким мы его знаем, однажды должен быть уничтожен.»

«А?»

Краткая пауза. Он услышал, как Зефир фальшиво напевает.

«Э-Ээ?»

«Видишь ли, здесь слишком спокойно. Застой.» Феодор перевел взгляд вперед. «Все забыли о опасности быть уничтоженными. Сколько жертв было принесено, чтобы предотвратить разрушение, о котором мы никогда не думали и не знали?»

«Гм, н-но это же ... …»

«Возможно, это из-за цифр» беспечно продолжил он. «Даже сейчас в этом архипелаге парит около сотни островов. Это слишком много для нас, чтобы жить, помня, как скромны наши условия.»

Таковы были истинные чувства Феодора. Надежда, которую человек по имени Феодор Джессман, некогда желавший спасти мир так же, как и его старший брат, мог выразить только после того, как отбросил своё притворство порядочным человеком. Вера, которую он носил в своей груди всё это время.

«Может быть ... десять островов или даже меньше. Мы можем оставить лишь столько островов, а все остальные обрушим. Если мы это сделаем, то жители этих десяти островов будут жить и ценить жизнь всем сердцем. Они будут благодарны за то, что выжили, и, конечно же, будут благодарны всему, что позволяет им продолжать жить.»

Ценность тех, кто существовал на краю света, могла быть понята только во время конца света. Достоинство тех, кто обладает силой защищать, может быть сохранено только в сердцах тех, кто должным образом защищен.

«Если мы это сделаем, все будут ценить ваше существование.»

«Мы... не хотим этого…»

«Вы, девочки, тоже ответственны за такое отношение.» Феодор снова щелкнул Лакиш по лбу. «Если эксплуатируемая сторона ничего не говорит, эксплуататоры опускаются до уровня монстров, которые выжимают все соки из них, пока те не умрут. В конце концов, быть вечно испорченными достаточно, чтобы развратить кого угодно.»

«...Хорошо?» Лакиш не находила слов. «З-Зачем ты мне всё это рассказываешь? Если я расскажу об этом ребятам из военной полиции, разве у тебя не будет больших неприятностей?»

«Ты им ничего не расскажешь.»

«Н-ну, это... наверное, так. Но почему ты думаешь, что я тебе доверяю?»

Её короткий ответ заставил Феодора заколебаться. Почему он опять всё выплескивает? В отличие от Панибал, в этот раз его никто не заставлял.

«Верю - не то слово.» Феодор перенес вес тела не на ту ногу, и его лицо исказилось от пронзившей его сильной боли. «Мой первоначальный план состоял в том, чтобы завладеть секретным оружием, спрятанным Крылатой Гвардией. Вот почему я стал солдатом. Если истинная форма этого оружия - вы, девочки, то я никогда не смогу начать свое дело, не заручившись вашей помощью. Мне всё равно как-нибудь нужно было поговорить с тобой об этом. Вот почему я говорю тебе об этом сейчас.»

Да, таков был план. Феодор сплёл свою отговорку, словно пытаясь убедить в этом и самого себя.

«Мы тебе нужны…»

«Совершенно верно. У нас есть ещё время, так что нет необходимости отвечать прямо сейчас. Что же касается того, должна ли ты рассказать другим...» Феодор пожал плечами. «Ну, я надеюсь, что ты ничего не расскажешь.»

«...Феодор» уныло произнесла Лакиш. «...Вы двое совершенно разные, и всё же вы очень похожи…»

Что она имеет ввиду? Она что, меня с кем-то сравнивает? Вместо того, чтобы долго раздумывать, было бы быстрее просто спросить это…

«Фееоо, Лаки! Выход! Выход!»

Зефир подбежала к Феодору и потянула за край его военной формы. Раны, которые он только что обработал, вновь закровоточили. Все слова, которые он приготовил, исчезли среди грубого воющего крика, вырвавшегося из его горла.

«Фееоо, слишком громко.»

«Арррргггхххх ... Зефир, ты ...»

«Феео обезумел?»

«Да! Я обезумел!» Феодор болезненно стиснул зубы от сильной пульсирующей боли, чувствуя, как в уголках его глаз выступают слезы. Его гнев только усилился, когда Зефир подняла на него свое пустое лицо. Даже если они и не понимали ценности жизни, в данный момент ему было всё равно. По крайней мере, он должен был воспитывать детей, чтобы те могли правильно понимать чужую боль. Хотя пока для этого есть ещё время.

«...Если мы благополучно вернемся, я тебя отругаю, блин.»

«Отругаешь? Лекция?!»

«Почему ты так счастлива?..» Он вдруг заметил вдалеке Яблоко. Перед ней была дверь – вероятно, выход. Она рассеянно смотрела сквозь неё.

«...Яблоко?» он позвал её по имени, возвращая к реальности. Она повернула голову.

«Феео?»

«В чём дело? Что-то случилось?»

«Мм» Яблоко на мгновение задумалась. «Черныш.»

Он ничего не понял. Там кошка? В мире было много чёрных вещей, но учитывая, как молода была Яблоко, её словарный запас был очень ограничен. Если бы она нашла какой-то странный предмет, то не было бы ничего странного в том, что она не может найти подходящих слов, чтобы описать его.

Что ж, это было хорошо. Она смогла воспользоваться этой возможностью чтобы выучить новое слово. Её кругозор расширялся через всё, к чему она прикасалась или что видела и это естественно для всех людей. Эта естественность была важна, особенно для ребенка, который изначально обладал очень маленьким кругозором. Феодор побрел к выходу, гадая, на что она смотрит, слегка волоча левую ногу. Подойдя к дверному проёму, он посмотрел через него наружу.

«Это ...»

Чистая белизна пронеслась в его голове.

Там определенно было что-то чёрное. Вероятно, ещё несколько минут назад это была гора обломков; её очертания были примерно такими. Но теперь это было уже не так. Это перестало быть простой горой обломков.

Теперь это был прекрасный кристалл, сияющий чёрным светом.

«Фееоо» Яблоко потянула его за рукав. «То. Что это?»

Ответа у него не было. Конечно, он прекрасно знал, что это такое. Он мог бы сказать ей. Но его слова не выходили. Если бы он сделал это, сказал это, это было бы равносильно признанию реальности, происходящей перед его глазами.

Перед растущим недоумением и шоком Федора…

"Кроянс", вырвавшийся из-под завалов, неспешно продолжал наступление на 38-й парящий остров.

***

«Беги!» Закричал Феодор. «Лакиш, свяжись с Крылатой Гвардией! Эвакуируйте как можно больше мирных жителей, не теряй ни секунды!»

Ситуация сильно отличалась от инцидента в портовом районе. В таком месте, как это, у него не было никакой возможности сбросить на поверхность вторгшегося зверя. Это означало, что вторжение не прекратится, пока зверь не превратит весь остров в чёрный кристалл.

Сейчас зверь был не сильно большим. Это и только это делало эту встречу с врагом лучше, чем ту, что произошла в портовом районе. Тем не менее, это дало им лишь немного времени; судьба острова была уже предрешена.

Город Лайелл, который медленно приближался к смерти, теперь был на грани. Теперь оставалось только одно - постараться свести потери к минимуму, которые с этого момента будут только расти.

Конечно, Феодор понимал, насколько противоречивыми кажутся его действия. Что у него, как врага Регул Айр, планировавшего обрушить бесчисленные острова, теперь не было другого выбора, кроме как беспокоиться о небольшом количестве жизней!

Нет, здесь нет никаких противоречий. Феодор заставил себя приглушить голос в своем сознании. Его решение было абсолютно логичным. После предыдущего разговора его планы уже начали серьезно продвигаться вперёд. Уже на этом этапе он должен начать думать о защите своего социального статуса. Всё это было лишь частью его роли образцового четвёртого офицера Крылатой Гвардии.

«Лакиш, возьми девочек! Отправляйся к первому офицеру прямо сейчас!»

«Феодор?!»

«Мы не сможем идти вместе, только не с моей ногой! Поэтому мы будем действовать порознь, я свяжусь с вами, как только доберусь до мэрии…»

Нет, никуда не годится. "Наверное, для меня это уже конец" втайне подумал Феодор.

Его интуиция подсказывала, что он уже обречён. Хотя естественное распространение Кроянса было медленным, это было лишь тогда, когда на него не оказывали никакого дополнительного воздействия. Было маловероятно, что все граждане Лайелла спокойно уйдут, не оказав никакого сопротивления этому чёрному как смоль ужасу. А с его ногами ... ну, он не мог быть особенно оптимистичным.

Так что, по крайней мере, даже если ему суждено умереть здесь, он не хотел впутывать в это дело этих троих. Это было его решение.

Он хотел, чтобы эти девушки, которые, казалось, заботились о других больше, чем о себе, жили. Он использовал бы все свои силы, чтобы создать мир, в котором эти идеалы могли бы процветать. Он не позволил бы никому умереть на его глазах, как ... как его старший брат – или, может быть, как тот человек по имени Виллем, и эта замечательная старшая фея, Кутори, как её там.

Вот почему он хотел, чтобы они пожили ещё немного дольше. Лакиш, Яблоко, Зефир, Тиат, Панибал, Колон. Если это было ради них, то ...

«Эй, Фееоо?»

Голос безо всякого напряжения. Голос Яблока.

«Фееоо, ты ненавидишь это?»

«Да, я действительно ненавижу это!» Машинально ответив ей, он поспешно огляделся вокруг. Чем больше он смотрел, тем больше терялся. Там была высокая башня, которая, казалось, полностью состояла из механизмов, и она опасно качалась у самого своего основания. Обломки, сыпавшиеся вниз, вероятно, были от той самой башни. Он не видел никаких фигур в окрестностях. Лучше быть благодарным за то, что сразу не возникла паника, или раздражаться из-за того, что это задерживает распространение информации?

Что могло вызвать такую огромную катастрофу? Он не мог этого знать.

«Фео ненавидит это...» пробормотала Яблоко.

Прикинув их нынешнее положение, Феодор вспомнил одну вещь о башне. Это была городская метеорологическая наблюдательная башня, одно из муниципальных сооружений, которое было закрыто буквально на днях из-за своей опасности. То в каком ужасном состоянии он был сейчас... были ли меры по отключению слишком запоздалыми? Или же тут был какой-то другой фактор?

«Хорошо. Яблоко тоже это ненавидит.»

Из-за своего мыслительного процесса он ничего не заметил. Его ответ фатально запоздал.

Он не видел, как маленькая фигурка плавно соскользнула с его бока и побежала.

«Ты!..»

Яблоко бежала, размахивая маленькой металлической трубкой, которую она неизвестно где успела подобрать.

Его тело не двигалось. Этот момент, казалось, тянулся бесконечно, как будто сам мир остановился, и только маленькая спина Яблока неуклонно исчезала.

Лакиш, выглядевшая так, словно вот-вот расплачется, что-то кричала. В этом застывшем мире не было слышно ни звука, поэтому её слова ускользнули от него. Но он примерно знал их содержание. И, определенно, в этот момент он, должно быть, тоже кричал то же самое.

*Лязг*

Металлическая трубка ударила чёрный кристалл.

Кроянс преобразовал импульс от удара в энергию для своего распространения. Раздался негромкий треск, и то, что когда-то было металлической трубкой, мгновенно превратилось в чёрный кристалл.

Как и кристалл, правая рука Яблока сияла чёрным светом.

Идиотка! Прекрати это!

Я всё ещё могу это исправить! Мне просто нужно отрубить тебе правую руку! Тогда твоя жизнь будет спасена!

Ему хотелось кричать, кричать, но голос не выходил.

Яблоко озадаченно посмотрела на свою странную новую руку. Словно потеряв к ней всякий интерес, она повернулась к кроансу и ударила по нему ногой.

И снова мгновенное распространение. Её туфли, каблучки, голени -зверь жадно пожирал всё. Сознание Феодора затуманилось от полного отчаяния.

Яблоко потеряла равновесие и чуть не упала. Её замахивающаяся левая рука коснулась ближайших обломков, и так же стала частью чёрного кристалла.

«Ууугг!» Теперь Яблоко казалась раздраженной. Несмотря на желание поколотить эту отвратительную тварь, у неё больше не было для этого никаких средств. Её правая рука, всё ещё сжимавшая то, что раньше было металлической трубкой, затвердела. Трубка не поддалась ни на дюйм, застряв в том самом месте, куда ударила. Её левая рука была крепко зажата, как и обе ноги.

По крайней мере, так, по его мнению, думала Яблоко.

А потом ... кажется, она что-то поняла. Раз её руки и ноги не могли двигаться то у неё был только один способ избавиться от этого надоедливого, раздражающего зверя.

У Феодора не было столь удобных глаз различающих венон. Другими словами, у него не было под рукой подходящего навыка, чтобы почувствовать венон, когда тот воспламеняется. И всё же он знал.

Что сейчас окутывает тело Яблока.

Её маленькое тело было окутано какой-то энергией, переполняющей её изнутри.

По какой-то причине он вспомнил свою недавнюю ссору с Тиат.

Спасти кого-то, отказавшись от своей жизни - такая логика была неприемлема для Феодора. Если его жизнь не может быть спасена без принесения в жертву чужой жизни, тогда пусть она прервётся. Вот почему ему нужно было чтобы Яблоко…

«Пожалуйста! Стой!»

Даже когда он молился… даже когда он желал…

«СТО…»

Белый.

Белый, белый, белый.

Ошеломляюще чистая белизна заполнила всё его зрение, всё его сознание.

Он знал, что это. Первоначальное предназначение фей-солдат, когда-то активно использовавшихся в боях с Тэймерами.

Магическая техника, доступная только тем, кто лишен истинной жизни.

Венон, вещество, противоречащее жизни, может резко и сильно разжигаться теми, у кого ограниченная жизненная сила. Следовательно, если у кого-то не было естественной жизненной силы, теоретически не было и предела силе, которую он мог разжечь. Конечно, поскольку не было никакого способа контролировать такую феноменальную силу, существовал только один способ использовать её.

Разжечь венон до взрыва, разносящего вдребезги не только их физическое тело, но и всех и вся вокруг них. Только это.

Протянутая им рука, ни до кого не дотянулась, ни до кого не дотронулась, ни за кого не ухватилась. И…

Свет…

Проглотил всё…

***

...Сколько времени прошло?

***

Голубое небо.

Молча глядя вверх, Феодор вдруг снова почувствовал. Его раны болезненно ныли.

Значит ... он всё ещё был жив.

Те, кто находился в эпицентре, когда открылись врата Фей, должны были быть уничтожены без следа. Тем не менее, он не исчез, а стоял прямо здесь. Что же всё-таки произошло?

Была лишь одна возможность. Врата Фей не открылись. Яблоко не лишилась своей жизни.

В душе Феодора проснулась надежда. Отбросив всякую логику, он отчаянно цеплялся за свою фантазию. Правильно, у меня получилось! Яблоко всё ещё здесь! Я ничего не потерял. Эта девочка всё ещё жива, как и всегда. Точно, да, мне просто нужно позвать её, наши глаза встретятся, и она снова бросится на меня, назвав меня "Фео"!

Он медленно опустил глаза.

Вместо земли недалеко от него зияла огромная пропасть. Она была достаточно велика, чтобы поглотить несколько трех или даже четырехэтажных зданий. Всё, что находилось в ней, было уничтожено. Многие вещи вокруг также были расплавлены, сожжены, искорежены или иным образом разрушены.

«А...» послышался чей-то слабый, еле живой голос.

«...Ты ... ты очнулся?»

Услышав слабый голос, он только теперь понял, что его вместе с Зефир крепко держит девушка.

«Чт…»

Девушка с ярко-оранжевыми волосами. Какое-то мгновение он не мог понять, кто она такая.

«Я... рада... очень рада.…»

И всё же он узнал этот голос. Он никогда бы не смог спутать голос этой, бывшей робкой, нежной, доброй и - даже сейчас - любившей свою семью девушки.

«Ла ... киш...?»

Руки девушки ослабли. Поскользнувшись - нет, словно марионетка, у которой обрезали нити - она рухнула на пол.

***

Феодор наконец понял, что произошло.

Яблоко открыла свои врата Феи.

Она выпустила белый ужас, уничтоживший всё вокруг.

Феодору и остальным не суждено было спастись от этого ужасного вихря. Однако Лакиш защитила их. Она, обладавшая наибольшим количеством венона среди четырёх фей-солдат, разожгла его настолько, насколько это было возможно, и защитила двоих, державших в своих руках.

Что касается последствий её решения…

Что она там говорила?

«Когда мы разжигаем венон, слишком сильный для нашего тела, наши и без того недолговечные личности становятся ещё более нестабильными…»

Скорее всего, именно это и произошло. Чтобы защитить Феодора и Зефир, Лакиш буквально выжгла свой собственный разум.

Яблоко и Лакиш.

Ради своих близких, ради кого-то, кого они считали более ценным, чем свои собственные жизни, они отбрасывали те самые жизни.

«Знаешь, я терпеть не могу персонажей вдохновляющих историй.»

«Они делают всё, что нужно для других, даже для всего мира. Они будут защищать тех людей, которые ... ну, во всяком случае, с давних пор я всегда ненавидел всех, кто говорит, что они готовы умереть просто чтобы сделать других людей счастливыми»

Закричал Феодор.

Дикий, неестественный вой, чуждый и непонятный даже ему самому. Он кричал запредельно громко. Он кричал, пока окончательно не лишился голоса.

И всё же парень продолжал беззвучно кричать.
 

глава 4. часть 5 – В Глубинах Тьмы


Настал день, затем ночь, затем снова день, снова и снова в их вечном, нескончаемом цикле.

Тиат и Колон вернулись с задания.


С тех пор как это случилось, Лакиш крепко спала. Хотя у неё не было никаких внешних повреждений, она оставалась без сознания. Он звал её по имени, сжимал её руку, хлопал по щекам – что бы они ни делали, ничто не могло прервать её сон. Словно её душа покинула её.

«Ты помнишь, как мы говорили об их именах?»

Феодор поднял голову лежа на ближайшей больничной койке. Рана на левой ноге ещё не зажила, а анестезия прошла где-то за ночь, оставив его в такой боли, что ему хотелось кричать.

«А?»

«Официальные имена «Яблока» и «Зефир». Помнишь, мы связывались со складом фей по этому поводу?»

Он обдумывал слова Тиат, копаясь в своих воспоминаниях, пока к нему не вернулся тот разговор. Да, мы говорили о чём-то подобном. Использование имени прошлой феи - табу, поэтому их прозвища должны быть короткими и простыми, пока им не дадут официальные имена.

«Да, я помню» легко ответил Феодор с улыбкой на лице. Будучи Импом, он был уверен, что сумеет скрыть за улыбкой даже двойное самоубийство. «К чему ты клонишь?»

«Наконец-то они получили свои имена. Их придумала Рантолк»

«А…»

Конечно. Это нормально. Если рано или поздно что-то должно произойти, вполне естественно, что это может произойти в любой момент.

Прозвища, которыми они пользовались до сих пор, были неудобны. Феодор был уверен, что из-за этого Ран-как её там должно быть спешила. Но даже в этом случае она не успела вовремя. Остался только один получатель, которому достанется своё имя.

«С этого момента мы будем звать Яблоко…»

«Мне всё равно.» покачал головой Феодор. «Я бы предпочёл, чтобы ты мне ничего не говорила. Она всегда будет для меня Яблоком.»

«Я ... я понимаю, но ...»

«Меняйте имена, как хотите. Я не собираюсь гнаться за всем этим.»

«...Хорошо» сказала Тиат, опустив глаза.

Яблоко исчезла вместе с Кроянсом. Лакиш Никс Сеньорис оставалась в непробудном сне. Эти две новости принесли в 5-ю дивизию одновременно и надежду, и отчаяние. Невозможность использовать первоклассную боевую мощь Сеньориса во время решающих сражений определенно была причиной для отчаяния. Тем не менее, надежда оставалась в том факте, что 11-й зверь, как было известно невосприимчивый ко всем обычным атакам, был уничтожен Лепреконом, открывшим врата Феи.

Крошечное тельце Яблока смогло уничтожить зверя даже без раскопанного оружия в её распоряжении. Если она смогла это сделать, то по сравнению с ней Тиат, Колон и Панибал, полноправные феи-солдаты, могли бы стереть с лица земли всё что угодно. Великая честь этого открытия принадлежала Феодору, как сардонически заметил первый офицер Талмарет, так что со дня на день его наверняка должны были повысить.

«Хорошо... я просто скажу тебе новое имя Зефир.»

«Её скоро заберут на склад, не так ли? Что толку мне это слышать, если я её больше не увижу?»

«Ты ведь не серьезно, правда? Перестань упрямиться. Ты не умеешь так глупо врать.»

У Феодора не было готового ответа на это.

«Оно пишется так: Р-И-Е-Л. А произносится, как Риэль.»

«Больно слышать.»

Тиат закатила глаза. «Как есть, ладно? Мы получаем свои имена, беря старый алфавит и выстраивая буквы, пока не получим что-то, что хорошо звучит. Это чрезвычайно сложный процесс... по крайней мере, мне так говорили.»

«Да.»

Конечно, имена, которые Феодор слышал до сих пор, были достаточно уникальными, чтобы принадлежать к другому виду. Он мог понять, что в их именах есть смысл, основываясь на этом.

...Тем не менее, не было большого преимущества в знании случайных мелочей, как эта. «Эта часть Ри очень странная. Ещё раз, как это произносится? Рель?»

«Оно произносится как «Риэль», но пишется как «Риел» Тиат прочертила отдельные буквы в воздухе, пока говорила. «Отныне Зефир зовут Риэль. Убедись, что запомнишь это.»

глава 5 - Сны о мёртвых


Наконец она поняла, что спит беспокойным сном.

Никогда не было никого, на кого можно было бы положиться. В конце концов, это было то, что её мать, как матриарх дома, решила для неё. В этом доме ни одна душа не осмеливалась возражать против решения матриарха. Только не её отец. Только не её бабушка с дедушкой. Только не её брат. Только не её сестра. Все они улыбались, кивали и слушались её мать.

Хорошая работа. Теперь ты можешь быть счастлива. Эти слова ободрения слетели с уст членов её семьи. В конце концов, это был брак по расчету между семилетней девочкой и десятилетним мальчиком.

Руки и ноги девушки были покрыты густой шерстью, похожей на мех. У неё было два изящных треугольных ушка на макушке и шесть незаметных усиков на лице. Неполный Айрантробос, полукровка - с плоской мордашкой и маленькими глазками, она не была зверочеловеком, но все же была далека от неотмеченных.

Она вела одинокую жизнь с момента своего рождения. Родиться ни неотмеченным, ни зверолюдом в семье неотмеченных с длинной и славной родословной — значит не знать любви. В течение семи лет ею пренебрегали и обращались с ней как с испорченным товаром. Поскольку она не могла быть любимой, её брак был заключен исключительно по расчету.

Конечно, такая юная девочка, как она, понятия не имела, что это значит. Ей даже не сообщили подробностей. Всё, что она знала - это то, что в этот день она встретит незнакомца и будет вынуждена какое-то время жить с ним.

Она была в ужасе. Она была обижена. В конце концов, любой, кто смотрел в её сторону, испытывал к ней отвращение. В зависимости от настроения, иногда её били или пинали. Из-за этого она всегда старалась прятаться в тени. Это было к лучшему – если её никто не увидит, они ничего не сделают. Так почему же она оказалась в центре внимания? К кому её потащили?

Неся эти тревоги в своем сердце и не имея ни капли мужества, за которое можно было бы цепляться, она всё ближе подходила к своему браку. Так она познакомилась с одним мальчиком.

На деле же, она влюбилась в него с первого взгляда.

Мальчик довольно хорошо сохранял самообладание. С его точки зрения, он смотрел на неотмеченную, которая не выглядела как неотмеченная, на зверочеловека, который не был совсем уж зверочеловеком. Но даже в этом случае он не выказал ей ни насмешки, ни презрения. Он также не проявил ни малейшего намека на любопытство, обращаясь с ней, как с любым другим ребенком её возраста.

Этого было достаточно. Или, возможно – это было именно то, что ей было нужно. Впервые в жизни она могла смеяться, плакать и полагаться на кого-то другого, как нормальная девочка. Она была счастлива, просто зная, что может это сделать.

Её мать же была очень рада услышать, что они поладили. «Эти Импы и правда любят нянчиться с кошками да собаками» однажды счастливо сказала она. Девочка не совсем понимала, но она могла понять, что её мать была довольна.

Она знала, что брак - это обещание всегда быть вместе. Следовательно помолвки были обещаниями обещания всегда быть вместе. Таким уж было детское понимание.

По правде говоря, семья девочки хотела тактично снять с себя тяжелое бремя, “отдав " свою дочь семье мальчика, тогда как семья мальчика стремилась установить с ними связь через брак. Короче говоря, взаимовыгодная сделка с использованием девочки в качестве разменной монеты.

Однако маленьких детей не интересовали дела взрослых. Для девочки самым важным было то, что она раз в неделю могла встречаться с мальчиком, которого любила. Её семья, несмотря на свои чувства, по крайней мере, признала это и даже поддерживала её.

Он был добрым мальчиком, который позволял ей говорить то, что делало её счастливой, и принимал все её истерики с улыбкой. Он знал все виды случайных мелочей и учил её новым и захватывающим вещам каждый раз, когда они встречались. Она думала, что, если бы она была вместе с кем-то вроде него, у неё была бы удивительная и счастливая жизнь, или что-то в этом роде. На этот раз облака её жизни разошлись, позволив лучам надежды пролиться вниз. Это было началом очень счастливого времени для неё.

***

И снова она поняла, что задремала. Она стояла в великолепной беседке, окруженной яркими цветами, рядом с прекрасным озером, которое отражало солнечный свет. Этого места больше не существовало в мире. И всё же она снова увидела этот пейзаж.

Это определенно сон. Так всегда бывает.

Под беседкой сидели двое детей. Одной из них была девочка лет восьми. Она сняла кардиган с капюшоном, позволив солнцу осветить её обнаженные руки. Она была почти как Айрантробос, за исключением ушей и рук, покрытых волосами, а не мехом. Другой ребенок был серебряноволосым мальчиком, который казался на три года старше - лет одиннадцати. Его суженые фиолетовые глаза казались искренними, остальные же его черты были, как он сказал ей, типичными для всем известных лжецов, известных как Импы. С ним лучше быть поосторожнее.

Это было примерно тогда, когда ... когда он сказал мне это. Я рассмеялась и назвала его лжецом ... кажется. Я помню, как он тогда выглядел.

Тогда и сейчас у него было сложное выражение лица, похожее на смесь разочарования и облегчения одновременно, типичное для импов, слишком возгордившихся собой. С таким бесстрастным лицом он никогда не сможет солгать и уйти безнаказанным.

С того места, где она стояла, ей был виден только профиль каждого ребенка. Они сидели друг против друга за каменным столом. На столе в нерешительности выстроились фигуры сёги.

Ах, какая ностальгия.

Это была игра, имитирующая легендарные поля сражений. Он утверждал, что был "довольно хорош" в этом и хотел поиграть с ней. Желая провести ещё немного времени вместе, она согласилась и выслушала его объяснения всех правил, тщательно изучая их впоследствии, чтобы сделать его счастливым. Мало-помалу её почти нулевой уровень побед начал поднимался, пока они не стали равны. Прежде чем она поняла это, её навыки превзошли его.

В тот день она играла исключительно хорошо и с легкостью сокрушила своего противника, обеспечив себе ошеломляющую победу. Сначала она была вне себя от радости, но потом немного разволновалась и извинилась перед ним. Мальчик удивленно отшатнулся, потом вдруг рассмеялся. Он был рад видеть её мастерство в этой игре. Конечно, из-за своей гордости он не хотел снова проиграть. Он поклялся стать сильнее и вырвать у неё победу.

Да. Вот что делают лжецы, именуемые импами. Он лгал снова и снова.

У него больше не было шанса победить.

Вскоре после этого дня их время вместе закончилось, с произошедшим инцидентом Элписа. Этот ужасный зверь, Матэрно или как там его называли, резко оборвал будущее, о котором она мечтала.

Мальчик, который жил тогда, засмеялся, и юная девочка тоже засмеялась. Они сияли, как солнце.

Я не могу подойти к этим двоим. Мои ноги не приблизят меня. Эти воспоминания слишком яркие для меня. Я хочу, чтобы они всегда оставались яркими. Я не должна протягивать руку или подходить ближе. Я не могу позволить ему дотянуться до меня. Я не должна его запятнать.

Мальчик поднял голову и огляделся, как будто что-то заметил.

Он смотрел в её сторону.

У него было озадаченное выражение лица. Он открыл рот. Он произнес её имя…

***

Боль вернулась.

Марго Медичи медленно открыла глаза. Сверху на неё падал луч света.

«Это место…»

Её разбудил собственный разговор во сне. Она находилась в комнате из металла и камня, характерной для архитектуры Лайелла. Это было последнее, самое отчаянное укрытие, на самый худший случай, где она могла спрятаться. Она едва успела убежать, проскальзывая по переулкам, отрываясь от преследователей, прежде чем окончательно потерять сознание.

Бок Марго дёрнулся от боли. Она скривила лицо, приподнимаясь. «Я... всё ещё жива?»

Она посмотрела на свою рану. Хотя она не могла сделать ничего, кроме элементарной первой помощи, по крайней мере, она смогла остановить кровотечение. По крайней мере, теперь это не казалось непосредственной угрозой для жизни. Она подошла к окну и выглянула из-за занавески. Обычно снаружи было мало людей, поэтому трудно было сказать наверняка, но сейчас всё казалось спокойным и мирным. По крайней мере, нигде не было никаких признаков этой ужасной чёрной фигуры.

«Пузырёк определённо разбился…»

Стеклянная сфера, удерживающая 11-го зверя, разбилась вдребезги, и он был освобождён. Случилось самое худшее. Ничего нельзя было сделать, чтобы сдержать его. Это было невозможно.

«Неужели... Крылатая Гвардия что-то смогла сделать?»

Она не могла думать ни о чём другом. Она покачала головой, пытаясь рассеять тревогу в своем сердце.

Крылатая Гвардия имеет способ победить Кроянса.

Она не ожидала, что это окажется правдой, и даже не думала, что такое возможно. В конце концов, Крылатая Гвардия не смогла спасти 39-й парящий остров. Им не удалось спасти вещи и людей, которых они должны были спасти.

Тут уж ничего не поделаешь. Вот во что она тогда верила. Никакого мыслимого способа отпугнуть зверей не существовало. Будь то Крылатая Гвардия или кто-то ещё, никто не смог бы предотвратить эту трагедию.

Но…

Может, это и не так.

Если Крылатая Гвардия уже имела какой-то способ борьбы с Кроянсом, то, возможно – только возможно - это означало, что они намеренно покинули целый остров? Сама мысль о такой возможности разожгла в ней ярость, словно тлеющий уголек в груди.

Нужно остановится. Это не более чем доводы.

Марго вздохнула и отошла от окна. Она взяла маску с соседнего столика. Она была деревянной и выкрашенной в белый цвет, нежити ... лунного света ... фестиваля памяти. Инструмент для сближения живых и мёртвых. Ношение маски позволяло вам стать кем угодно. Будучи ни живым, ни мёртвым, вы были существом, которого не было ни здесь, ни там. Но быть кем-то означало, что ты можешь встретить любого, кого захочешь, по крайней мере, так гласила легенда.

Хотя она просто служила удобным инструментом, который позволял ей прятаться в городе, но прямо сейчас она была рада, что легенда существовала.

К ней вернулся прежний сон.

Она увидела человека, с которым так страстно желала встретиться. Она снова увидела лицо своего жениха и улыбку мальчика, которого так любила, который трагически погиб в тот день.

«...Спасибо, Феодор» пробормотала Марго. Она надела маску, накинула на плечи плащ и вышла из комнаты.

Я всё ещё жива. И пока я жива, я должна кое-что сделать.

«Даже если это было во сне, я рада, что снова увидела тебя…»

Проект Free Novel создан группой переводчиков энтузиастов и посвящён переводам интересных японских ранобэ и лайт-новел, некоторые из которых можно найти только здесь. 

Над переводами работает команда Free studio 

Перевод с японского: Dendi,West 

Перевод с английского: Dendi, West, Heretic699, Morte S S

Редактура: Dendi, West, Heretic699, Hiko18

Наши первые переводы можно найти: http://tl.rulate.ru/users/51327

Реквизиты для желающих отблагодарить переводчиков:  

Яндекс-деньги:41001434950332 

 

© 2020